Торпедой по самолету

Версия для печати

Зачем подводному флоту противовоздушная оборона.

Идея вооружения подводных лодок зенитными ракетами, предназначенными для самообороны от вертолетов, принадлежит Англии. В 1969 году был осуществлен первый пуск ЗУР Blowpipe опытного образца ЗРК SLAM (Submarine Launched Air Missile), а первая действующая ПУ была готова в 1970-м. В июле 1972 года система SLAM прошла успешные морские испытания на ПЛ Aeneas.

Королевские ВМС тем не менее отказались принять этот комплекс на вооружение. Дело в том, что в британском флоте тогда почти не осталось ДЭПЛ, а для подводных атомоходов, совершающих боевые походы на океанских просторах и на приличной глубине, противолодочная авиация, как считали в ту пору, большой угрозы не представляет.

ЗРК предлагался иностранным государЗачем подводному флоту противовоздушная оборонаствам. В зарубежных СМИ имелись данные об оснащении SLAM только ПЛ проекта 540 ВМС Израиля, однако современные источники это не подтверждают. Несмотря на активную рекламу и выполненную привязку SLAM к ПЛ 209/1400 и IKL2000 (Германия), предложение не вызвало у заказчиков практического интереса.

Европа не спешит

Большая угроза от противолодочной авиации НАТО для подлодок ВМФ СССР заставила задуматься об обеспечении их ПВО, однако сложность задачи не позволяет ее решить”

Почему? Просто высокая эффективность средств гидроакустического противодействия (СГПД) позволяла подлодкам стран НАТО эффективно уклоняться от противолодочной авиации ВМФ СССР, не демаскируя себя на поверхности (применение ЗРК с глубины не обеспечивалось). В середине 80-х годов была начата совместная программа ФРГ (фирма «МВВ») и Франции (Aerospatiale) по созданию межвидовой, управляемой по оптоволоконному проводу ракеты Polypheme для поражения не только малоскоростных воздушных, но и морских и наземных целей. Комплекс Polypheme-SM обеспечивал отстрел ракеты с глубин до 300 метров в герметичном контейнере, который, будучи оснащен собственным двигателем, мог отойти от точки выстрела на дистанцию до километра для скрытия фактического места нахождения субмарины.

Однако Polypheme в заявленном виде на вооружении так и не появился. С одной стороны – на это повлияло снижение уровня противостояния в мире после окончания холодной войны, сокращение ассигнований на НИОКР и закупку новых ВВСТ, а с другой – сложная логика работы этого ЗРК, вызвавшая серьезные проблемы с реализацией первоначального замысла.

В последующем идею Polypheme-SM пытались использовать несколько фирм. Однако до практического результата удалось довести только ЗРК IDAS для самообороны подлодок, находящихся в погруженном положении (с дальностью поражения до 20 км). Первая стрельба IDAS с ПЛ (проект 212А) состоялась в 2008 году. Комплекс состоит из транспортно-пускового устройства для размещения в 533-мм торпедном аппарате, четырех реактивно-всплывающих управляемых ракет и пульта оператора. Глубина пуска – до 50 метров.

Обращает на себя внимание наличие режима самостоятельного поиска цели с широким полем зрения (44°), что намного превышает таковое для УР с активными радиолокационными ГСН (AIM-120 – около 5°). Публикация данных объективной регистрации с испытаний ЗУР IDAS свидетельствует об успешном завершении создания вероятно первого серийного ЗРК ПЛ.

После выхода Франции из программы Polypheme-SM работы проводились по двум направлениям: простой ЗРК «перископной схемы» с ограниченными характеристиками и ЗРК с «дальнобойной ЗУР» с автономной капсулой и возможностью применения на увеличенные дистанции с больших глубин.

Результаты этих работ были представлены на выставке Euronaval-2012 в виде двух комплексов: A3SM Mast, ПМУ с ПЗРК «Мистраль» с ИК ГСН, а также A3SM Underwater Vehicle, выстреливаемый с глубины в капсуле УР MICA (скорость – 3 М, дальность – 20 км, ИК ГСН).

Особенностью A3SM Underwater Vehicle стало использование для отстрела из ТА штатной доработанной капсулы VSM ПКР «Экзосет». Также была заменена головка самонаведения ЗУР MICA с активной радиолокационной на матричную инфракрасную. Глубина пуска, хотя и заявляется разработчиком как любая, скорее всего ограничена 50 метрами. Дальняя граница зоны поражения – 20 километров.

Преимущество «мачтового» ЗРК A3SM Mast в том, что такая схема не уменьшает торпедный боезапас ПЛ. Заявленная зона поражения – до 6,5 километра, для пуска ЗУР необходим предварительный захват цели ГСН.

Однако у командования ВМС Франции и инозаказчиков разработка интереса опять-таки не вызвала.

А штаты дозревают

В США «подводную» ЗУР SIAM (Self Initiating Anti-Aircraft Missile) разрабатывали с 1977 года DARPA и компания Ford Aerospace. Испытания демонстратора состоялись в 1980-м с успешным поражением вертолета-мишени QH-50. Разработчики DARPA добились значительного результата, обеспечив впервые в мире автономный захват цели ИК ГСН. Однако техническая разработка ЗУР так и не началась, скорее всего из-за избыточной сложности бортовой аппаратуры. Комплекс SIAM предусматривает использование забортных пусковых установок, обеспечивающих применение ЗУР без ограничений по скорости и глубине и режим кругового осмотра зоны над ПЛ с использованием комбинированной (РЛ/ИК ГСН).

После закрытия проекта SIAM работы по ПВО ПЛ в США до самого последнего времени имели сугубо бумажный характер по ряду причин. Это и проблемы с получением точного целеуказания по воздушным целям на погруженной ПЛ, и необеспеченность надежного захвата на траектории ИК ГСН, и узкое поле зрения РЛ ГСН, а также наличие эффективных альтернативных средств защиты подлодки, в частности гидроакустического противодействия (СГПД) и высокой скрытности ПЛА ВМС США.

Однако появление матричных ИК ГСН, способных обеспечить захват цели на траектории, и необходимость решать новые задачи на малых глубинах привели к активизации НИОКР по разработке ЗРК ПЛ. В октябре 2009 года фирмой «Рейтеон» был продемонстрирован успешный подводный запуск УР AIM-9X «Сайдвиндер» в контейнере от КР «Томагавк».

Россия дремлет

Оснащение в 70–80-х годах ПЗРК на подлодках ВМФ СССР производилось в первую очередь для самообороны поврежденных кораблей, а также находящихся в пунктах базирования. Это не требовало больших затрат, но и эффективность была мала – применение оказывалось возможным только из надводного положения, причем с выходом стрелков наружу.

“Возможность противодействия авиации противника становится условием выживания подводных лодок как класса кораблей”

Большая угроза от противолодочной авиации стран НАТО для подлодок ВМФ СССР заставила задуматься о необходимости обеспечения ПВО ПЛ, однако сложность задачи не позволяет ее решить до настоящего времени.

Высокие скорости главной ударной силы ВМФ – АПЛ и требование применения с глубины привели к разработке противовоздушного автономного универсального комплекса самообороны подводных лодок («ПАУК», ЦНИИ «Гидроприбор»). Фактически это выстреливаемый с лодки «плот», несущий ЗРК. Планировалось его оснащение полноценным автономным средством малой дальности типа «Тор-2». Отметим, что в заданных габаритах изделия под калибр 533 миллиметра это нереально.

Некоторые сведения о подъемно-мачтовом ЗРК СПМБМ «Малахит» были приведены в открытых источниках. Комплекс активируется на глубине 80 метров, а затем ПЛ выходит на перископную глубину уже с развернутым комплексом, что позволяет произвести прицеливание и отстрел ракеты менее чем за минуту. Замена ТПК может осуществляться личным составом на базе или непосредственно на ПЛ при очередном всплытии.

Очевидно, что предложенный СПМБМ «Малахит» вариант ЗРК, будучи абсолютно реальным по возможности технической реализации, имеет недостаточные ТТХ.

Пора просыпаться

О новых условиях противостояния «самолет-подлодка».

Уменьшение уровня подводного шума (УПШ) современных ПЛ до значений, близких или равных фоновым, помехи и сложные гидрологические условия в ряде районов Мирового океана, имеющих важное оперативное значение, привели к появлению в 90-х годах нового поколения гидроакустических средств (ГАС) поиска ПЛ, обеспечивающих реализацию низкочастотного активного подсвета и многопозиционной работы различных ГАС в единой сети поиска лодки противника. Наиболее принципиальными качествами нового поколения стали значительно возросшая дальность обнаружения и много меньшая зависимость от внешних условий. Применение низкочастотных излучателей (НЧИ) обеспечивает обнаружение самых малошумных ПЛ.

В этой ситуации возможность противодействия авиации является условием выживания ПЛ как класса кораблей. Она может быть обеспечена только за счет придания подлодкам способности борьбы с авиацией и включения ПЛ в сетецентрическую систему информации и управления на ТВД. Сопоставление возможностей новых западных ЗРК и авиационных средств обнаружения ПЛ показывает недостаточную дальность зарубежных ЗРК ПЛ, их ограниченные возможности по противодействию противолодочной авиации с новыми средствами поиска.

Таким образом, крайне важными становятся большая дальность действия ЗРК ПЛ и способность ЗУР к продолжительному «патрулированию», обеспечивающему подлодке маневр уклонения путем уничтожения или срыва действий самолетов и вертолетов ПЛО, а также исключения постановки ими полей радиогидроакустических буев (РГАБ). Кроме того, актуальной, хотя и менее приоритетной, чем «барражирующая ЗУР», является «ЗУР самообороны» подлодки, обеспечивающая быстрое поражение воздушных и небольших надводных целей на малых дистанциях.

Автор: Максим Климов, Источник: “ВПК”

 
  • XXI век
  • Военно-морской флот
  • Россия