Военные деньги

Версия для печати

Сколько страны тратят на оборону

Военные расходы стран растут который год подряд. Это связано как с плановой модернизацией армий, так и с наращиванием военной мощи отдельных стран в связи с появлением на карте мира новых горячих точек. «Деньги» выяснили, сколько правительства стран тратят на армию и создание собственного вооружения, сколько зарабатывают на продаже оружия и кто обеспечивает финансирование оборонного сектора.

Равнение с одной переменной

По подсчетам Стокгольмского международного института исследования проблем мира (SIPRI), общемировой объем трат на военные нужды вырос в 2018 году на 2,6%, до $1,82 трлн. По этому показателю мир вернулся в эпоху холодной войны. Просто теперь в военной мощи с США соревнуется не Советский Союз, а Китай. Тем примечательнее, что военные расходы КНР, выросшие за последнее десятилетие почти вдвое, теперь почти идентичны тратам СССР накануне его распада. По данным SIPRI, военный бюджет Китая в 2018 году составил $250 млрд — это приблизительная цифра, так как точных данных власти КНР не раскрывают. Для сравнения: в 1989 году расходы СССР на вооружение составляли $269 млрд, а в последний год его существования — $227 млрд.

Но ни СССР тогда, ни Китай сейчас по-настоящему конкурировать с Соединенными Штатами не могли и не могут. Бюджет Пентагона за эти десятилетия почти неизменно оказывался более $600 млрд. В 2018 году США потратили на оборону $649 млрд — в 2,5 раза больше Китая и более чем в 10 раз больше России

По подсчетам SIPRI, военный бюджет России в 2018 году составил всего $61,4 млрд. При этом само Министерство обороны России заявляло о $46 млрд. Этого, по словам министра обороны Сергея Шойгу, достаточно для проведения планового перевооружения вооруженных сил. Именно с выполнением программы модернизации армии был связан постоянный рост военных расходов России с 2010 по 2015 год, отмечается в докладе Стокгольмского института. За этот период показатели роста расходов варьировались от 4,9% до 16%. Показатель 2016 года оказался положительным (+7,2%) только за счет выплаты правительством долга перед военными предприятиями в размере $11,8 млрд. А уже в 2017 году было зафиксировано резкое падение затрат на военные нужды на 19%. Военный же бюджет США Минобороны России оценивает в $707 млрд

«Это гигантский бюджет. И конечно, если мы будем работать "вдогонку", то мы обречены на поражение просто по несопоставимости возможностей и ресурсов. И в этой связи мы должны искать свои какие-то подходы к обеспечению безопасности страны»,— заявлял советник главы Минобороны Андрей Ильницкий.

России и правда будет сложно тягаться с США по дороговизне армии. Дело в том, что на военные нужды российские власти и так выделяют 3,9% от ВВП — столько же выделялось и десять лет назад. В то же время Белый дом за последнее десятилетие сократил расходы на армию на 17%, а доля военных расходов от ВВП снизилась с 4,6% до 3,2%.

И все равно ни одна страна в мире даже близко не может подобраться к США по уровню военных трат. По размеру военного бюджета Штаты занимают долю в 36% от общемирового объема.

Не так много в мире и стран, отправляющих на военные нужды больше 3,9% от своего ВВП, которые тратит Россия.

Из крупных военных держав это только Саудовская Аравия, позволяющая себе тратить на вооружение около 9% от внутреннего валового продукта. Из списка топ-40 стран по военным расходам впереди России по этому показателю еще Оман (8,2% от ВВП), Алжир (5,3%), Кувейт (5,1%) и Пакистан (4%). Но их военные бюджеты в разы меньше российского. Средний же размер доли военного бюджета от ВВП по миру составляет 2,1% — самый низкий показатель со времен окончания холодной войны.

В целом военные траты в 2018 году выросли почти во всех регионах. Исключениями стали Африка и Ближний Восток. Военные бюджеты в целом по африканскому региону сокращаются уже четвертый год подряд, на этот раз падение составило 8,4% — до $40,6 млрд. Статистика же SIPRI по Ближнему Востоку довольно условна — в ней отсутствуют данные сразу четырех крупных игроков в регионе: Катара, Сирии, ОАЭ и Йемена. Без учета их статистики расходы стран этого региона на военные нужды сократились на 1,9%.

Тем не менее и среди представителей этих двух регионов есть страны, которые идут вразрез с региональными тенденциями. Например, общемировым лидером по наращиванию военного бюджета в прошлом году стало Буркина-Фасо — сразу +52% относительно 2017 года. Правда, траты этого африканского государства довольно скромны по мировым меркам, всего $312 млн. Чего не сказать о Турции, выбивающейся из числа стран другого региона с отрицательной динамикой расходов. Турецкие власти отрядили на военные нужды в 2018 году почти $19 млрд, что примерно на четверть больше сумм, потраченных в 2017 году.

Трехполярное построение

Но мощь армии определяется не только и даже не столько размером военного бюджета. Огромную роль в оценке боеспособности армии страны играют численность военного персонала, объем вооружений и военной техники, ее техническая продвинутость, а также состояние инфраструктуры и наличие полезных ресурсов на территории страны.

Так, например, онлайн-ресурс Globalfirepower при составлении рейтинга армий мира учитывает более 50 показателей. На их основании выводится общий балл — чем ближе к нулю оценка, тем мощнее армия страны. Согласно этому рейтингу, на текущий момент в мире есть три военных супердержавы — это США, Россия и Китай. Все они набрали в районе 0,06 балла. Для сравнения: у Индии, идущей в этом рейтинге на четвертом месте, 0,11 балла, а французская военная мощь оценивается уже в 0,16.

Министерства обороны стран не раскрывают данные о том, сколько в среднем страна тратит на обеспечение одного солдата. К тому же этот показатель будет слишком разниться в зависимости от звания и воинской должности, наличия или отсутствия целого ряда дополнительных выплат, а также рода службы — срочной или по контракту. И это только разница в зарплатах. Помимо этого, солдат необходимо обеспечить жильем, питанием и вооружением.

Единственное, что можно сделать в такой ситуации,— вывести усредненный показатель, но и он окажется крайне приблизительным. Делить военный бюджет страны на количество военнослужащих будет неверным, так как далеко не все расходы идут на обеспечение непосредственно солдат. Например, по словам господина Ильницкого, Россия тратит 70% военного бюджета на закупку и разработку оружия. Оставшаяся часть бюджета уходит как раз на зарплаты военнослужащих и поддержание военных объектов.

По данным Globalfirepower, воинский состав России на 2019 год насчитывает 1 013 628 человек. Это пятый показатель в мире. Исходя из бюджета в $46 млрд, оглашенного Минобороны, один солдат обходится нашей стране в $13 614 в год. Но повторимся — это очень грубый подсчет.

Производство и экспорт

С годами в мире становится все больше стран, разрабатывающих собственное вооружение. Вложение средств в НИОКР не только позволяет избавиться от постоянной необходимости тратиться на импорт, но и дает возможность перестать быть зависимым от других государств и даже начать продавать свое оружие за рубеж.

Появление же на карте мира новых горячих точек помогает оборонным предприятиям нарастить доходы. Так, по данным SIPRI, в 2017 году объем продаж вооружений и военных услуг 100 крупнейшими военно-промышленными компаниями мира составил $398,2 млрд, что на 2,5% больше показателя 2016 года и на 44% больше выручки крупнейших предприятий ОПК в 2002 году. При этом SIPRI из-за нехватки данных не учитывает в своей статистике Китай.

Мировым лидером на рынке вооружений по объему продаж вот уже многие годы остаются США. Именно американские производители занимают доминирующее положение в списке топ-100 компаний мира по объему продаж. В 2017 году их совокупный объем продаж вырос на 2% и составил $226,6 млрд — это 57% от общего объема выручки компаний из рейтинга SIPRI. На втором месте в этом списке в течение 15 лет находилась Великобритания. Но в 2017 году ее потеснила Россия. Совокупный объем продаж оружия десяти российских компаний, входящих в топ-100, увеличился на 8,5% и составил $37,7 млрд. В результате доля России достигла 9,5% от общего объема выручки 100 крупнейших компаний мира.

При этом впервые за все время составления рейтинга российская компания попала в первую десятку мировых производителей по уровню продаж. Ею стал концерн «Алмаз-Антей», чья выручка в 2017 году выросла на 17%, до $8,6 млрд.

Лидерство США и России наблюдается и на международном рынке вооружений. По данным SIPRI, эти две страны занимают долю в 57% от общемирового объема экспорта оружия. Отметим, что Стокгольмский институт проблем мира рассматривает статистику не по годам отдельно, а пятилетками, и аналогичная ситуация была зафиксирована и по итогам 2009–2013 годов.

Что касается абсолютных цифр, то, по данным Army Technology, США в 2018 году экспортировали оружия на $10,5 млрд. При этом страна закрыла контракты на поставку вооружений иностранным государствам общей стоимостью на $55,6 млрд. Больше половины от экспортированного США за последние пять лет вооружения составили военные самолеты.

Россия занимает в этом рейтинге вторую строчку с $6,4 млрд экспорта оружия за прошлый год. Крупнейшими же импортерами российского вооружения являются Индия (27%), Китай (14%) и Алжир (14%). Как отмечает SIPRI, продажи Россией оружия за рубеж за период 2014–2018 годов снизились на 17% по сравнению с 2009–2013 годами. Связано это в первую очередь с сокращением закупок российской техники Индией и Венесуэлой. Причем в случае с Индией речь идет о падении на 42% по сравнению с предыдущей пятилеткой, а экспорт в Венесуэлу, переживающую тяжелейший экономический кризис, упал на 96%. Замыкает же тройку лидеров среди стран—экспортеров вооружения Франция с показателем $1,76 млрд.

Закупала же оружие активнее всех в 2018 году Саудовская Аравия, принимающая активное участие в военной операции в Йемене, а также обновляющая свое вооружение. Ее объем импорта в результате составил $3,8 млрд. Вслед за ней идут сразу несколько стран, закупивших в прошлом году вооружения примерно на $1,5 млрд.

Финансовое прикрытие

Оборонно-промышленный комплекс — это сложный механизм, совмещающий научные разработки, производство и продажу вооружений. При этом выполнением оборонных заказов в России, например, занимаются сотни предприятий — как производители деталей, так и те, кто осуществляет сборку готовых механизмов. И зачастую для выполнения крупного заказа предприятиям нужны дополнительные средства в виде кредитов. Поэтому любая армия мира должна пользоваться поддержкой банковского сектора, особенно если речь идет о крупных военных державах.

По данным Centre Delas, за период 2011–2017 годов индустрия вооружений получила финансирование от банков в общей сложности на сумму в $27,16 млрд. Сюда включены как кредиты, так и операции с облигациями и акциями компаний. Лидируют в этом рейтинге американские финансовые институты, обеспечившие поддержку военным предприятиям на $7,99 млрд. На втором месте с серьезным отставанием расположилась Швеция ($3,9 млрд). Россия не представлена в базе данных Centre Delas, однако, по данным «Денег», наши финансовые институты должны были бы расположиться на третьей строчке с $2,7 млрд. При этом российские оборонные предприятия не выпускают акции или облигации, а указанный банковский портфель состоит сплошь из кредитов.

Есть у российского ОПК и еще одна особенность: в январе 2018 года правительство РФ приняло решение о наделении Промсвязьбанка функциями опорного банка всей оборонной отрасли. Изначально было принято решение, что банк займется расчетами по гособоронзаказу, кредитованием предприятий ОПК и цепочки кооперации. Все соответствующие решения были приняты, сейчас же правительство готовит законопроект, согласно которому статус опорного банка для ОПК будет закреплен за Промсвязьбанком законодательно.

«Создание опорного банка для ОПК — уникальный прецедент, в мировой практике таких прямых аналогов нет. Есть банки, которые работают с ОПК, но это лишь одно из направлений их бизнеса, и неосновное, или, например, есть банки, которые специализируются на работе с военнослужащими, в том числе на иностранных территориях,— рассказал "Деньгам" директор дирекции стратегии и проектов развития Промсвязьбанка Борис Ярышевский.— Промсвязьбанк будет включать в себя все эти функции, причем образующей будет работа как с ОПК, так и с цепочкой кооперации и военнослужащими. Одновременно с этим банк будет содействовать реализации задач государства в военно-промышленном комплексе в качестве ключевого финансирующего института, в том числе в рамках содействия диверсификации производства предприятий ВПК. При этом банк будет предоставлять весь комплекс финансовых решений и строить экологичную систему вокруг себя, направленную на решение задач сектора ВПК. Это отличает и подход банка к сектору от остальных банков РФ, которые ранее работали с ОПК. При этом банк останется универсальным, предлагая услуги как сектору ОПК, так и рыночным клиентам».

У данной инициативы правительства есть две основные цели. Во-первых, такой подход экономически более выгоден для самих предприятий ОПК. «Для предприятий ОПК может снизиться стоимость привлечения кредитных средств, причем не только за счет того, что ГОЗ может быть источником фондирования, но и за счет снижения рисков, так как банк будет видеть всю цепочку кооперации по государственному оборонному заказу в комплексе. Мы готовы предложить ставку без дополнительной поддержки со стороны государства на 2–3% ниже рынка. Распределение по разным банкам не дает такого преимущества»,— отмечает господин Ярышевский. А во-вторых, это позволяет обеспечить оборонный сектор финансированием в условиях международных санкций. Государство, концентрируя функции поддержки для ОПК в одном месте, с одной стороны, минимизирует санкционные риски для других финансовых организаций и институтов развития страны, а с другой — создает эффективный инструмент сопровождения государственного оборонного заказа и в целом обеспечения потребности сектора ВПК в финансировании.

Автор: Кирилл Сарханянц, Источник: "Коммерсантъ"

 

  • XXI век
  • Глобально