Сирийский Донбасс

Версия для печати

Почему турецкие политики не стесняются нагнетать напряжение вокруг Идлиба

Россия и Турция будто бы наладили совместное патрулирование в зоне Идлиба на севере Сирии. Но даже при этом нельзя полностью исключить взаимные удары, будут ли они нанесены сознательно или по ошибке. И хотя страны не заинтересованы в большой войне, в локальных противостояниях на уступки стороны не идут. Слишком уж разные цели преследуют они в этом регионе. Ситуация усугубляется тем, что Россия и Турция поддерживают противоположные силы не только в Сирии, но и в Ливии, где также много лет продолжается гражданская война.

История отношений между Османской империей, ставшей позже Турцией, и Русью – Россией – это множество долгих кровопролитных войн, которые чередовались периодами зыбкого мира. Последний раз две державы воевали 100 лет назад. В годы Второй мировой Турция сохранила нейтралитет, но некоторые историки утверждают, что она готовилась напасть на Советский Союз в случае победы Гитлера под Сталинградом. Сейчас географическая граница возможного противостояния перенеслась на земли других государств. Но вековое соперничество от этого не стало менее взрывоопасным.

Словесная война

Очередное обострение началось в середине января, когда сирийская правительственная армия, на чьей стороне воюют и российские контрактники, стала наступать в глубь провинции Идлиб, на самом севере страны. То есть в том пограничном с Турцией регионе, который она считает зоной своих национальных интересов. Анкара начала переброску в Идлиб новых военных подразделений, но десятки её военнослужащих продолжали погибать от авиа ударов сирийской авиации. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган поставил ультиматум: или войска Асада прекращают атаки на турецких военных в Идлибе и отходят там на прежние позиции, или Турция начинает полномасштабную военную операцию против сирийской армии (в расположении которой, весьма вероятно, окажутся и российские специалисты). Москва и Анкара начали переговоры на уровне представителей МИДов и силовых ведомств, однако компромисс не достигался. Турецкая армия продолжала нести потери и наносила сирийцам ответные удары, в том числе при помощи огромного количества дронов-беспилотников. Боевой дух армии подогревался воинственной риторикой политиков. Советник президента Турции по внешнеполитическим вопросам Месут Хакки публично заявил: «Мы боролись с Россией 16 раз в прошлом и сделаем это снова, наша месть будет ужасной. Россия будет расчленена изнутри». Министр обороны Хулус Акар назвал «подлой» авиационную атаку на турецкие позиции и тоже пообещал «мстить за гибель своих военнослужащих». В Турции заговорили о возможном перекрытии проливов Босфор и Дарданеллы для прохода военных кораблей. По её инициативе был экстренно созван Североатлантический совет НАТО. Постпред США при НАТО Кей Бейли Хатчисон призвала Турцию отказаться от российских зенитных ракетных комплексов С-400, а госсекретарь США Майкл Помпео заявил: «Россия убила десятки турецких военных во время своих боевых операций». Основатель оппозиционной Свободной сирийской армии полковник Риад аль-Асаад говорил в те дни: «К 2015 году у Асада под контролем оставалось от силы 30% территории Сирии, и Россия буквально его спасла. Она использовала эту войну, чтобы рекламировать своё вооружение и продавать его. Но стало очевидно, что российская система ПВО, которой пользуется сирийская армия Асада, бесполезна при современной войне. Турецкие дроны свободно пролетали в Сирию и уничтожали танки, БМП, системы ПВО и даже три самолёта Су-24, которыми гордится Россия. Турция показала, что готова пойти на прямое боестолкновение с ней».

Исторический перевёртыш

Похороны погибших в Сирии солдат во многих регионах Турции превратились в массовые манифестации, на которых совершенно отчётливо звучали антироссийские лозунги. Эксперт Российского совета по международным делам Кирилл Семёнов констатировал:

«Ситуация в Идлибе сегодня похожа на события августа 2008 года в Грузии. Тогда в Южной Осетии был обстрелян наблюдательный пункт с российскими миротворцами, что развязало России руки для военной операции против Грузии. Сейчас ту давнюю роль России играет Турция. Она заняла очень воинственную позицию после гибели своих военнослужащих. В Турции сейчас население уже готово принять прямую военную кампанию с Асадом, хотя раньше этому мешало как раз общественное мнение. Многое указывает и на то, что российско-турецкие отношения вряд ли вернутся к прежнему состоянию. Гибель турецких военнослужащих от авиаударов стала красной чертой. В Турции считают, что вина за это лежит и на России, так как якобы без её ведома командиры сил Асада не могли принять такое решение». Поддерживающая сирийский правящий режим Россия воспринимается турками как главная сила, противостоящая им в Идлибе. К тому же в России и на официальном уровне, и в СМИ эта провинция рассматривается как неотъемлемая часть Сирии. А в Турции, опять же на всех уровнях, Идлиб воспринимается как исторически турецкая территория. Директор Центра геополитических исследований Института инновационного развития Дмитрий Родионов сравнивает эту ситуацию с Донбассом:

«Ситуации в этих регионах оказываются до боли похожими. Сирия во многом имеет для Турции то же значение, что Украина для России: она долгое время была частью Османской империи, но даже после распада оставалась её зоной национальных интересов. Если брать конкретно северо-запад Сирии, из-за которого сейчас разгорается конфликт, то там живут туркоманы – этнически близкие к туркам. Я предлагаю осознать, что значит Сирия для Турции и почему Эрдоган никогда не уйдёт с сирийской земли просто так. Пора попытаться поставить себя на его место, тем более что мы находимся как раз на похожем. И, основываясь на этом, поискать компромисс».

Перемирие с оговорками

В результате московских переговоров между президентами Путиным и Эрдоганом, которые длились целых шесть часов, было достигнуто соглашение о прекращении огня, создании коридора безопасности шириной 6–7 километров и совместном патрулировании. Соглашения начали выполняться: совместные патрули уже дважды выезжали на местность, хотя и не без трудностей. Как говорится, ложечки нашлись, а осадок остался. В отличие от предыдущих встреч Путин и Эрдоган уже не стали обращаться друг к другу со словами «дорогой друг». Каждая из сторон выдаёт соглашение за свой личный успех. Российская власть подчёркивает, что огонь прекращается именно на существующей линии соприкосновения, то есть с учётом продвижения сирийской армии в глубь Идлиба, а Эрдоган – что «Турция оставляет за собой право ответить на нападения со стороны режима (Асада) своими силами». Востоковед Кирилл Семёнов предупреждает:

«Если развяжутся полномасштабные боевые действия между Россией и Турцией на сирийском театре военных действий, то у Турции здесь, конечно, полное преимущество. Она сможет решить все свои военные задачи. Российская группировка окажется полностью изолирована, у неё очень быстро закончатся боеприпасы, а наладить снабжение будет очень сложно. Турецкие самолёты F-16, думаю, будут в состоянии полностью закрыть сирийское воздушное пространство».

Второй фронт

Перемирие в Сирии вряд ли ослабило общее напряжение между Россией и Турцией. Ведь уже открылся и второй фронт противостояния. Незадолго до встречи с Путиным, на похоронах погибшего солдата, Эрдоган заявил: «Сейчас в Сирии, а потом, возможно, в Ливии, мы продолжим нашу борьбу так же, как мы боролись в прошлом». От слов Анкара уже перешла к делу. Турция командировала в Ливию, расколотую многолетней гражданской войной, 5–8 тыс. сирийских наёмников с целью поддержки «правительства национального согласия» Фаиза Сараджа, которое заседает в Триполи, на западе страны. Зарплата каждого будет составлять 2 тыс. долларов в месяц. Есть и социальные гарантии: за каждого погибшего родственникам выплатят 35 тыс. долларов. Большие деньги для Турции. Российская же власть оказывает поддержку другой стороне конфликта – заседающему в Бенгази, на востоке страны, где находятся нефтяные месторождения, правительству оппозиции под контролем маршала Халифы Хафтара. По словам Эрдогана, там задействованы порядка 2 тыс. бойцов ЧВК «Вагнер». Так что топор войны на московских переговорах отнюдь не зарыт, а лишь пока спрятан за спину.

Кстати

Между Россией и Турцией за последние 500 лет состоялось 12 полноценных войн. Всего страны находились в состоянии войны 74 года. В среднем одну русско-турецкую войну от другой отделяло всего 25 лет.

Автор: Игорь Дмитриев, Источник: “Наша версия”

  • XXI век
  • Органы управления
  • Россия
  • Ближний Восток и Северная Африка