Почему на экономику Центральной Азии нужно взглянуть по-новому

Версия для печати

2 декабря в Москве пройдет Евразийский конгресс. "Российская газета" стала генеральным информационным партнером этого важного для региона делового события. В этом году программа конгресса строится вокруг мегапроектов, реализация которых станет мощным толчком гармоничного развития единого пространства Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, России и Таджикистана. Это транспортные коридоры, Единая товаропроводящая сеть ЕАЭС+, водно-энергетический комплекс. По всему спектру тем важно понимать динамику и специфику Центральноазиатского региона.

Экономический рост Центральноазиатского региона, путь, который он прошел за последние 30 лет, и масштаб экономических изменений последних лет впечатляют. Страны Центральной Азии прошли серьезную трансформацию и превратились в крупный, значимый и быстро растущий регион. ВВП региона в 2019 г. достиг 300 млрд долл. В 2020 г. совокупный ВВП региона составил 285 млрд долл., увеличившись с 42 млрд долл. в 2000 г. По итогам 2021 г. показатель превысит допандемийный уровень. В среднем за двадцатилетний период экономика стран Центральной Азии прибавляла 6,7% в год.

Наиболее крупной экономикой региона по объему ВВП является Казахстан. Казахстан, возможно, крупнейшая "история успеха" всего постсоветского пространства за весь 30-летний период. Казахстан формирует около 60% ВВП региона, имея 25% населения региона. В этом году экономика вырастет на 4%, а на горизонте 2022-2026 гг. наш прогноз предполагает средний рост на уровне 4,5%.

Основная задача экономической политики властей Казахстана заключается в том, чтобы перейти от стратегии роста, основанной на экспорте нефти и металлов, к структурному реформированию экономики с целью устойчивого развития, повышения инвестиционной привлекательности страны и улучшению условий для бизнеса. Высокий уровень финансовых буферов в сочетании с невысокой долговой нагрузкой госсектора обеспечивают устойчивость внешней позиции правительства и повышают его маневренность в периоды потрясений. Так, в ответ на негативное влияние пандемии COVID-19 власти задействовали пакет антикризисных мер объемом 8,3% ВВП. В результате, экономика Казахстана, как и российская, уже по итогам II квартала 2021 г. вышла на допандемийный уровень.

С 2017-го открывается миру экономика Узбекистана. В Узбекистане производится 20% ВВП стран Центральной Азии и проживает 45% населения. Страна богата природными ресурсами и обладает развитой производственной базой. Начатые в 2017 г. руководством Узбекистана структурные преобразования заметно улучшили инвестклимат республики и повысили потенциал привлечения внешнего финансирования для развития экономики. Капитал, в том числе из ЕАЭС, пошел в Узбекистан. Так, например, за 4 последних года только российские вложения в страну выросли вдвое (данные Мониторинга взаимных инвестиций ЕАБР). Переориентация властей Узбекистана на открытую внешнюю политику увеличила потенциал всего Центральноазиатского региона как единого целого - имею в виду реализацию в регионе трансграничных проектов в сфере транспорта, логистики и энергетики, что позволит открыть новые коридоры к активно развивающимся рынкам стран Азии.

За последние двадцать лет экономика стран Центральной Азии росла в среднем на 6,7% в год

У Центральноазиатского региона достаточно проблем. Средний уровень доходов на душу населения составляет 4 тыс. дол. Но за этой цифрой стоит высокая разнородность экономического развития отдельных стран. Транспортная доступность по-прежнему представляет собой системную проблему, затрудняющую освоение новых перспективных экономических ниш. Не оптимален режим функционирования водно-энергетического комплекса - основы социально-экономической стабильности региона. А оборотной стороной демографического "окна возможностей" является социальное давление, повышенные расходы на образование и необходимость экспорта рабочей силы. Есть риски нестабильности, связанные с Афганистаном.

Регион Центральной Азии целесообразно рассматривать комплексно и соответствующим образом выстраивать политику. Военно-политическое сотрудничество, безусловно, критически важно для укрепления стабильности и минимизации рисков. Стратегическое значение региона для российской экономики также растет - как в части экспорта и инвестиций, так и в разрезе развития транспортных коридоров Запад-Восток и Север-Юг. Не в полной мере использованы и возможности сотрудничества стран региона с российским бизнесом. Пока мы говорим на одном языке, и это огромное преимущество. Все более понятным становится потенциал выстраивания транзитных коридоров в Южную Азию и Ближний Восток. Потенциально это несет возможности для диверсификации российского экспорта за счет снижения стоимости и увеличения скорости перевозок, перехода к мультимодальным перевозкам.

Автор: Евгений Винокуров, главный экономист Евразийского банка развития и Евразийского фонда стабилизации и развития. Источник: “РГ”

 

  • Азия