Период полураспада: Франция и ФРГ не хотят новую сделку с Ираном

Версия для печати

Две из трех европейских участниц соглашения не поддерживают план Трампа о подписании другого ядерного договора

Берлин и Париж призывают сохранить существующую ядерную сделку с Ираном, а не заключать новую, как на том настаивают США. Об этом «Известиям» заявили в правящей коалиции ФРГ и в МИД Франции. Немцы также отметили: расчетная система INSTEX не работает в полную силу по вине Тегерана — ЕС до сих пор не получил одобрение со стороны Исламской Республики на проведение первой транзакции. В Берлине также рассказали, что 14 января запустили механизм по урегулированию споров в рамках соглашения с Ираном, чтобы сохранить нынешнюю сделку, избежав ее окончательного слома. Однако опрошенные «Известиями» эксперты уверены: дав старт этому механизму, Европа потакает интересам США и по сути только ускоряет окончательный распад ядерного соглашения.

Сдались под давлением

14 января Великобритания, Франция и Германия объявили о запуске механизма по урегулированию споров, предусмотренного в статье 36 Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД). Ожидается, что за 15 дней (до 29 января включительно) совместной комиссии удастся договориться с Тегераном. Если нет, спор будет передан выше — на министерский уровень. Всего на внутреннее обсуждение в рамках СВПД отведено 65 дней. Если и за этот срок стороны не смогут договориться, дело отправляется на рассмотрение в Совбез ООН.

В случае если хоть один из членов СБ выскажется против дальнейшей пролонгации безсанкционного режима, ядерная сделка окончательно прекратит существование — против Тегерана будут восстановлены все санкции, действовавшие до 2016 года.

Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон 14 января заявил, что считает президента США «отличным переговорщиком», и предложил заменить СВПД новой сделкой по лекалам Дональда Трампа. «Это будет отличным выходом из сложившейся ситуации», — подчеркнул премьер в интервью телеканалу BBC. Глава Белого дома поспешил согласиться со словами коллеги.

При этом за пять дней до этого, 9 января, тот же Джонсон звонил иранскому лидеру Хасану Рухани и заверял его: Великобритания заинтересована в сохранении ядерной сделки. Он же назвал СВПД «лучшим инструментом» для того, чтобы помешать Тегерану завладеть ядерным оружием.

Подобная двойственность Лондона ставит под сомнение механизм европейской тройки и вбивает клин в единую позицию ЕС по Ирану. Рухани предложение британского премьера о запуске новой сделки не оценил и назвал его «странным». Рост непонимания в отношениях двух стран происходит на фоне высылки из Тегерана британского посла Роберта Макэра, которого иранские спецслужбы задержали во время протестов в столице Исламской Республики.

Между тем, в Берлине и Париже не намерены поддержать планы Трампа — представители ФРГ и Франции заявили «Известиям», что сделают всё возможное для сохранения нынешнего соглашения с Ираном, если тот, в свою очередь, пойдет на условия европейцев.

— Германия в первую очередь хочет сохранить СВПД. Я убежден: соглашение соответствует и интересам Америки, поскольку США также не хотят, чтобы Иран завладел атомным оружием, — заявил «Известиям» спикер правящей фракции ХДС/ХСС в бундестаге по вопросам внешней политики Юрген Хардт.

При этом, он отметил: активация механизма урегулирования споров была неизбежна и у нее не было альтернативы, после того как Иран решил выйти за пределы обогащения урана и добычи тяжелой воды, установленные ядерной сделкой.

5 января Иран объявил об отказе от последнего ключевого ограничения в сделке, касающегося количества обогатительных центрифуг. При этом глава МИД страны Джавад Зариф подчеркнул: Тегеран готов вернуться к соблюдению сделки, если будут сняты санкции, и США понесут ответственность за убийство командующего спецподразделением «Аль-Кудс» иранского Корпуса стражей исламской революции (КСИР) Касема Сулеймани.

15 января американская Washington Post со ссылкой на источник в европейских правительственных кругах сообщила: США надавили на руководства трех стран ЕС, чтобы они запустили механизм разрешения споров в СВПД. В противном случае, пишет газета, американцы угрожали ввести 25% тарифы на импорт европейских автомобилей.

Посол США в Берлине Ричард Гренелл опроверг это заявление в Twitter, назвав его фейковым. Однако, по мнению официального представителя «Левых» в бундестаге по внешнеполитическим вопросам Александра Ноя, слова дипломата, который обычно ведет себя как «губернатор в колонии», вызывают мало доверия.

— Активизируя данный механизм, европейская тройка создает впечатление, что они пытаются найти дипломатическое решение для сохранения сделки, что в целом противоречит американцам. На самом деле они являются соучастниками администрации Трампа, добровольно или нет, — рассказал политик «Известиям». — В Тегеране это подозревали уже давно. Учитывая драматические события в Ираке и Иране начала этого года, иранское руководство будет искать надежных союзников в регионе и по всему миру. Берлин явно не один из них.

Девять с половиной недель

Позиция правящей фракции в целом соответствует заявлениям МИД страны. 14 января министр иностранных дел ФРГ Хайко Маас объяснил, что Берлин и другие участники СВПД запускают механизм разрешения споров исключительно ради того, чтобы «сохранить соглашение и прийти к дипломатическому решению в рамках СВПД».

Во Франции также не поддерживают решение США поскорее разорвать существующие договоренности, заключить новую сделку и ввести ограничения против Ирана.

— 6 января 2016 года ЕС отменил все санкции, введенные Советом Безопасности ООН, а также санкции, которые были приняты на европейском уровне. Ни один сектор иранской экономики не подлежит санкциям со стороны ЕС или его государств-членов, — заявили «Известиям» в МИД Франции.

За день до запуска механизма французский президент Эммануэль Макрон подчеркнул: Париж привержен сохранению соглашения с Ираном и готов к диалогу с Тегераном ради сохранения стабильности в регионе.

Механизм разрешения споров ещё не значит, что ядерную сделку стоит хоронить окончательно — у сторон будет как минимум 65 дней, чтобы в спокойной обстановке обсудить все спорные моменты, пояснил «Известиям» аналитик Института международных исследований МГИМО Адлан Маргоев.

— Механизм разрешения споров СВПД достаточно гибкий — его участники могут договориться о продлении срока или решить не передавать дело дальше в Совбез ООН. Но, судя по тому, что происходит, сегодня европейцы готовы к максимальным последствиям, — отметил эксперт.

При этом он подчеркнул: Иран может пойти на переговоры по новой ядерной сделке, но это состоится уже после президентских выборов в США.

— Иранцы настроены на то, чтобы дипломатически решить этот вопрос. Но пока идти на диалог с Вашингтоном рано, поскольку неизвестно переизберется ли Дональд Трамп, — рассказал иранист. — Тем более, если эта же ситуация повторится еще раз, то Тегеран может окончательно потерять лицо. У Рухани в 2021 году завершается президентский срок, его команда вложила много политического капитала в то, чтобы сделка состоялась. Но после выхода США из СВПД в 2018 году, получается, что весь срок правления Рухани провалился.

Проблема ЕС сейчас в том, что у него не осталось рычагов воздействия на Иран, пояснил «Известиям» эксперт ПИР-центра Андрей Баклицкий.

— Единственный оставшийся у Европы способ давления — полный разрыв соглашения с Тегераном, однако это не то, чего бы Евросоюз хотел сейчас, — рассказал эксперт. — Иран в свою очередь не начал выход из СВПД, страна сказала: январский выход из обязательств был последним. Очевидно, они собираются в таком состоянии дождаться ноября — президентских выборов в США.

Платеж и ныне там

Германия и Франция выступили в защиту СВПД, но при этом выразили и свои претензии к Тегерану.

— INSTEX уже вступил в силу. Первая транзакция близка к завершению. К сожалению, Иран всё еще не дал согласие на проведение операции, — заявил Юрген Хардт «Известиям».

INSTEX — это механизм поддержки торговых обменов, признанный восстановить торговые обмены с Ираном в обход американских экстерриториальных санкций. ЕС, как подчеркнул Хардт, свою часть договоренности выполнил. Основа противоречия кроется в том, что Иран хочет получить возможность продавать нефть по данному каналу, с чем не согласна Америка. Сейчас по INSTEX возможны исключительно платежи за лекарства, продукты и другую гуманитарную продукцию.

В посольстве Ирана в России не смогли оперативно подтвердить эту информацию по запросу «Известий».

Трамп также пригрозил наложить санкции на любую иностранную компанию, которая не прекратит работу в Иране. Под это подпадают в том числе и банки, что делает любую трансакцию в Иран рискованной. Таким образом, спонсируемый ЕС механизм, созданный для обхода долларовых транзакций с Тегераном, грозит зачахнуть в зародыше — вряд ли крупные европейские банки захотят попасть под санкции Вашингтона.

Авторы: Эльнар Байназаров, Мария Васильева. Источник: “Известия”

  • XXI век
  • Органы управления
  • Европа
  • США
  • Ближний Восток и Северная Африка