Зоны влияния становятся более отчетливыми (“Danas”, Сербия)

Версия для печати

Убийство иранского генерала Касема Сулеймани привело к первой прямой вооруженной конфронтации между США и Ираном и больше, чем когда-либо прежде, показало, что США и их антииранские союзники всерьез рассматривают войну как один из вариантов.

В первые недели года пришлось вспомнить и о Ливии. Сначала в связи с вмешательством Турции, а потом из-за турецко-российской дипломатической акции, которую продолжила европейская инициатива в Берлине.

В Ливане, Иране и Ливии продолжаются протесты. Их участники стремятся к тому, чтобы в этих странах изменилась внутренняя обстановка, и пользуются поддержкой извне. Эти протесты выражают недовольство населения положением дел в этих государствах, и не исключены новые «народные восстания».

В общем, год начался с потрясений и конфликтов, столь свойственных Ближнему Востоку.

По сути все это признаки глубинного процесса, сигнализирующего о закреплении завоеваний и достижений предыдущих военных лет в регионе, которые в 2020 году на Ближнем Востоке, по-видимому, не закончатся. Все это приведет к изменению прежнего равновесия сил в регионе, где зоны влияния станут более ясными и прозрачными.

Если судить по предыдущим итогам, то победителями вышли те страны, которые расширили свое влияние и обеспечили себе экспансию в тех областях, где они прежде, до арабской весны и военных конфликтов 2011 года, не присутствовали. К таким победителям можно отнести Россию, Турцию, Иран и Израиль.

Отдельный разговор — Китай, который не участвовал в военных действиях, но расширил свое влияние по всему Ближнему Востоку и в Африке. США по-прежнему остаются доминирующей силой в регионе, где они разместили около 60 тысяч военнослужащих. Однако США заявили о планах покинуть Ближний Восток. Именно это важнейшее обстоятельство создает условия для появления новых сил в регионе.

США меняют свою стратегию по отношению к Ближнему Востоку в связи с тем, что стали самодостаточными в обеспечении себя энергоносителями и больше не зависят от ближневосточной нефти. Однако от нее зависит мировое экономическое равновесие, благодаря которому США остаются самым важным внешним фактором в регионе. Президент Обама начал, а президент Трамп более активно и впечатляюще продолжил вывод американских сил из региона.

Россия укрепила свою позицию во всех арабских государствах. Причем речь идет о ясном и недвусмысленном военном присутствии, как в Сирии, или о расширенном военном, экономическом и политическом сотрудничестве, как в случае других арабских государств. К этому привела, во-первых, смена стратегии арабских государств, которые после опыта 2011 года не хотят полагаться только на США, а готовы сотрудничать с другими державами вне региона. Во-вторых, возросло доверие к России и надежности сотрудничества с ней после того, как россияне успешно отстояли Асада и Сирию.

Турция окольно осуществила свои цели в Сирии и Ираке, заблокировав при американской поддержке создание единого курдского образования от Ирака до Турции, а теперь активно включилась в события в Ливии, вероятно опять-таки при поддержке Вашингтона и Москвы.

После краха «Исламского государства» (запрещенная в РФ организация — прим. ред.) Иран расширил свое влияние на территории от Афганистана до Средиземного моря, столкнувшись с сопротивлением суннитских государств, США и Израиля. Кстати, с этим связано нынешнее обострение отношений США и их союзников с Ираном. Он останется «горячей точкой» в регионе, и решение его «вопроса» возможно как вооруженным, так и дипломатическим путем. Можно предположить, что Иран, скорее, предпочтет отказаться от «опосредованной конфронтации» и не пойдет на дальнейшее обострение конфликта.

Израиль улучшил свое положение, наладив новые и открытые контакты с другими арабскими государствами в регионе, прежде всего с Саудовской Аравией и блоком ее союзников.

Китай воспользовался возможностью и подписал выгодные энергетические и экономические контракты со странами Залива и другими арабскими государствами. Самая дорогостоящая сделка заключена с Ираном (450 миллиардов долларов за 20 лет), а с Ираком Китай подписал договор на десять миллиардов долларов как раз накануне беспорядков в этой стране, в октябре прошлого года.

До 2011 года и «арабской весны» ближневосточный порядок основывался на Кэмп-Дэвидских соглашениях, подписанных Египтом и Израилем в 1979. В прошлом году исполнилось 40 лет со времени их подписания. Согласно этим договоренностям, Египет — первое и единственное арабское государство, которое признало Израиль и установило с ним дипломатические отношения.

В то же время сформировалась «ось сопротивления» из государств, которые являлись наиболее непримиримыми противниками этих соглашений: Ливии, Ирака и Сирии. Конфликты последних лет привели к краху этой «оси сопротивления» и к победе Кэмп-Дэвидских соглашений, которые теперь, вслед за Египтом, поддерживают и другие арабские государства, хотя все еще не официально и не институционально. Страны «оси сопротивления» оказались в проигравших, и теперь на их территории ведутся войны. Более того, под вопросом оказалась их территориальная целостность. Повторю, что речь идет от Ливии, Сирии, Ираке и Йемене. В этом году будет решаться их судьба.

Судьба Сербии и Балкан во время обеих мировых войн зависела от череды событий в Средиземноморье: во время Первой мировой — от Солунского фронта, а во второй — от событий в Каире.

Крупные державы всегда задавались вопросом, как ситуация на Балканах сказывается на их интересах в Средиземноморье и на Ближнем Востоке. После американского вторжения в Афганистан в 2001 году Балканы, а с ними и Сербия, оказались вовлечены в события в качестве западной границы «мирового Ближнего Востока». Это «поле кризиса» нестабильных государств, которое простирается от Афганистана до Боснии.

Европа (отчасти успешно) пыталась изолироваться во время балканского конфликта в 90-х и предотвратить прорыв этого «мирового Ближнего Востока» в Европу. Однако события 2015 — 2017 годов доказали, что в итоге Европа проиграла. Ближнему Востоку все же удалось «прорваться» в Европу, и теперь это главная тема на всех европейских выборах, а также основная причина разложения Европейского Союза, выхода из него Великобритании и отказа принимать в ЕС новых членов.

Ближний Восток и в этом году будет определять облик Европы, в связи с чем недоверие к балканским государствам сохранится, как и опасения, что Европа может стать «мировой Боснией».

Автор: Драган Бисенич, Источник: ИноСМИ

04.02.2020
  • Перевод
  • Органы управления
  • Ближний Восток и Северная Африка
  • XXI век