Россия много лет оказывает влияние на балканскую политику, и Америке есть чему у нее поучиться (“The Washington Post”, США)

Версия для печати

 «Мы очень пристально следим за российской операцией по оказанию влияния на США». Эти слова неназванного высокопоставленного руководителя из разведки привела недавно в своей статье Washington Post. Далее там говорится:

Как заявили представители разведслужб и конгресса, американские разведывательные и правоохранительные органы ведут расследование масштабной и тайной российской операции на территории США, цель которой посеять недоверие в обществе к предстоящим президентским выборам и к американским политическим институтам.

Информационные кампании это не новость для России, которая проводит их на Балканах как минимум последние восемь лет, с тех пор, как Косово отделилось от Сербии и провозгласило независимость. Там ее стратегия заключается в создании представления о России как о великой державе и о мощном союзнике, хотя она не подкрепляется ни крупными инвестициями, ни субсидиями для тех стран, на которые оказывается воздействие.

Чему же могут научиться Соединенные Штаты Америки, наблюдая за недорогими и результативными операциями влияния, которые Россия проводит на Балканах?

Почему Балканы?

Западные Балканы имеют большое символическое значение для путинской внешней политики. Многие в России усмотрели в распаде Югославии пример национального унижения, потому что Запад проигнорировал мнение Москвы, а в постсоветском мире впервые была применена схема «цветной революции». Эту схему отрабатывало массовое ненасильственное движение «Отпор», которое со временем избавило страну от Слободана Милошевича, а затем стало неправительственной организацией, обучающей активистов и борцов за демократию.

Путин так и не смог побороть свой страх перед тем, как Россия утратила свое влияние в Косове, которое стало автономным, хотя и непризнанным в качестве независимого государства. Он воспользовался беспорядками на этой территории и ее независимостью, чтобы обосновать действия России в Абхазии и Южной Осетии в 2008 году, и в Крыму в 2014 году.

Россияне твердо убеждены: чтобы быть великой державой, Россия должна присутствовать на Балканах и участвовать в происходящих там событиях. Исторически это объяснялось двумя причинами. Во-первых, Российская империя была заинтересована в установлении контроля над Босфорским проливом, а во-вторых, многие русские считают необходимым объединить славян, невзирая на существующие границы. Это течение носит название панславизм, утверждая, что существуют «особые отношения» между Россией и славянскими странами на Балканах.

Как Россия ведет пропагандистскую кампанию на Балканах

Российская кампания пропаганды хорошо сфокусирована и нацелена на славянские и православные общества, говорящие на сербском языке и проживающие на Балканах. Главными инструментами информационной политики России являются телеканал и интернет-портал RT (прежде Russia Today), а также информагентство Sputnik Srbija. С начала 2015 года в их штат в совокупности входит 30 человек.

Их главный информационный посыл прост и доходчив: между Россией и славянскими/православными странами на Балканах существуют особые отношения.

Такая интерпретация создается несколькими способами. Во-первых, ведущие и авторы регулярно вспоминают про общую славянскую историю и культуру, подчеркивая давнюю и благородную роль Российской империи в этом регионе мира. Во-вторых, эти средства массовой информации используют риторику, направленную против истэблишмента и против Запада, чаще всего вспоминая те события, которые находят отклик у сербов, скажем, натовские бомбардировки Сербии в 1999 году.

И наконец, они ссылаются на конспирологические теории об исходящих с Запада угрозах, скажем, на предположение о том, что Мадлен Олбрайт, во время натовских бомбардировок Югославии занимавшая пост госсекретаря, испытывает «патологическую ненависть к славянам».

Местные пророссийские аналитики и политики заняты подкреплением этой интерпретации, напоминая аудитории, как Москва наложила вето на резолюцию ООН о геноциде в Сребренице, и как она препятствовала вступлению Косова в ЮНЕСКО. Сербское правительство было открыто против принятия Косова в состав ЮНЕСКО, не желая признавать существование этого государства. При этом его официальная позиция заключалась в том, что косовское правительство не станет защищать находящиеся на его территории православные сербские монастыри. Противодействие Белграда при поддержке России в конечном счете привело к тому, что заявка Косова была отвергнута.

В то же время рупоры российской пропаганды говорят о том, что у Запада масса культурных отличий, и что он (в отличие от Москвы) не в состоянии понять славянскую исключительность.

Российскую повествовательную линию усиливают некоторые балканские СМИ. Белградский Центр евроатлантических исследований выделяет 109 организаций, которые продвигают и рекламируют разные аспекты российско-сербских отношений. Среди них есть российские фонды и пророссийские депутаты парламента.

Конечно, упор на славянское братство сам по себе не является дезинформацией. Но Россия пытается создать такое ощущение, что между двумя странами существуют отношения старшего и младшего братьев. Она старается показать, что Москва прислушивается и относится как к равным к славянским правительствам в Белграде (Сербия), Скопье (Македония) и Бане-Луке (Республика Сербская на территории Боснии и Герцеговины).

В отличие от Москвы, Запад не предлагает никаких связных сюжетно-тематических линий, в которых балканские государства тесно вплетены в идентичность ЕС. В результате этого уровень общественной поддержки Евросоюзу начал снижаться.

Чего пытается добиться Россия?

Российская стратегия коммуникативного воздействия приносит свои плоды. Сегодня гораздо больше граждан Сербии говорят, что предпочли бы союз с Россией (67,2% за него и 18,8% против), и гораздо меньше желают вступить в Европейский Союз (50,9% за и 38,8% против).

Что любопытно, Россия в своей коммуникационной стратегии не предлагает связной альтернативы Европейскому Союзу. Ее средства массовой информации критикуют политику Брюсселя и в целом ЕС, однако не говорят о том, что Евразийский союз является жизнеспособной альтернативой для Белграда.

Еще сложнее обстоят дела в военной области. Россия открыто призывает балканские страны не вступать в НАТО, а высказаться за более тесное сотрудничество с Организацией Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), которую поддерживает Москва. Согласно плану, Черногория должна вступить в НАТО где-то между декабрем 2016-го и апрелем 2017 года. Сталкиваясь с такой перспективой, Москва может подтолкнуть сербскую армию к более тесному сотрудничеству с российскими вооруженными силами и к вступлению в ОДКБ.

Эта анти-натовская кампания в ближайшей перспективе может оказать существенное воздействие на миротворческие миссии ЕС и НАТО на западе Балкан.

Какие уроки может извлечь Запад из информационной кампании России на Балканах?

Балканы можно назвать полигоном, на котором Кремль отрабатывает тактику и стратегию информационных кампаний, намереваясь проводить их в других местах. Небольшие инвестиции дают результат в виде положительного общественного мнения и усиления открыто пророссийских партий в сербском парламенте, где они набрали почти 15% голосов электората Сербии. Может, это и незначительные достижения, но их может оказаться вполне достаточно, чтобы повлиять на итоги выборов и на политику, развернув ее в более пророссийском направлении.

Российские стратегические коммуникации весьма эффективно играют на разногласиях, но редко предлагают ясные альтернативы. Россия разжигает антизападные настроения, поощряет поляризацию, но не выдвигает убедительных альтернатив Европейскому Союзу.

Евросоюз оказывает противодействие российской пропаганде главным образом в русскоязычных странах. Но он пока не обращает внимания на ее влияние на Балканах, несмотря на призывы конференции Лондонской школы экономики по действиям России на Балканах, которая прошла в 2015 году.

Перед вторжением на Украину российского генерала Николая Бордюжу спросили о пропагандистской деятельности Кремля. Он заявил: «В информационной войне проигрывает та сторона, которая говорит правду».

Россия постепенно увеличивает расходы на службы телевидения, радио и интернета, которые работают за рубежом. Шансы на российское военное вторжение за пределами Украины и Сирии весьма невелики, однако Кремль несомненно будет продолжать свою пропагандистскую стратегию, особенно в отношении важнейших выборов на Западе.

Автор: Ярослав Вишневский, Источник: ИноСМИ

20.10.2016
  • Перевод
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • Европа
  • США
  • XXI век