Призраки холодной войны преследуют наше электронное будущее (“The Financial Times”, Великобритания)

Версия для печати

Русские всегда считали, что реальная ценность киберсферы в возможности вести психологические войны и оказывать влияние.

Американские выборы в этом году стали причиной целого ряда весьма любопытных событий. Вот очередное из этой серии: фирма кибербезопасности Carbon Black опубликовала результаты опроса, согласно которым 58% избирателей считают, что электронные машины для голосования могут взломать хакеры. Обеспокоенность среди населения настолько велика, что 15 миллионов избирателей могут отказаться от участия в выборах, заявляет Carbon Black, отмечая при этом: «Избиратели считают, что наибольшую опасность представляет внутрисистемная угроза (28%), Россия (17%) и сами кандидаты (15%)».

Возникает искушение махнуть на это рукой, назвав маркетинговым ходом, но сбрасывать эти 58% со счетов было бы ужасной ошибкой. Одна из причин заключается в том, что многие представители органов власти втайне разделяют обеспокоенность избирателей. И неудивительно. Незначительные кибернетические взломы списков голосующих уже имели место в Аризоне и Иллинойсе. Есть мнение, что некоторые штаты уязвимы для кибератак на избирательную систему. В первую очередь, это штаты, подобные Пенсильвании, где для подсчета голосов используются электронные машины «непосредственной записи». «Пенсильвания, о которой говорят, что на предстоящих выборах там развернется нешуточное сражение, вызывает наибольшие опасения, если говорить об электронных машинах для голосования», — отмечает Carbon Black.

Даже если страхи по поводу выборов преувеличены, они подчеркивают один очень важный момент: в кибервойне открывается новый фронт. Это будет иметь серьезные последствия как для политологов, так и для руководителей бизнеса.

20 лет назад существовало предположение, что у хакеров четыре цели: красть деньги, воровать тайны, выдвигать на передний план ту или иную политическую платформу и осуществлять физические диверсии. Западные спецслужбы начали бороться с этими угрозами. Например, Федеральное бюро расследований и Министерство внутренней безопасности в настоящее время проводят «месячник осведомленности о кибербезопасности», консультируя пользователей и компании о том, как предотвращать мошенничество и кражи. Между тем, американские военные и Министерство внутренней безопасности в срочном порядке пытаются защитить так называемую системообразующую инфраструктуру от диверсий. Большая работа проводится в американских электросетях после того, как хакеры в прошлом году повредили электросеть на Украине.

Американские выборы выдвинули вперед пятую категорию рисков: кибератаки с целью нанесения психологического ущерба за счет ослабления народного доверия. «Люди все понимают неправильно», — сказал мне недавно Дмитрий Альперович  создавший организацию кибербезопасности CrowdStrike. (CrowdStrike выяснила, что хакеры, вероятно связанные с Россией, проникли в Национальный комитет Демократической партии.)

«Последние 30 лет все обеспокоены кинетическими атаками, скажем, атаками на электрические сети, и мы ждем кибернетического Перл-Харбора. Но русские всегда считали, что реальная ценность киберсферы состоит в возможности вести психологические войны и оказывать влияние».

Один высокопоставленный представитель американских спецслужб заявил недавно на закрытом совещании светил бизнеса и политики: «Что нам делать, если ключевая цель у киберхакеров сегодня — это не кража вещей, а подрыв доверия к тому, что направляет нашу жизнь?» В особенности спецслужбы обеспокоены угрозой атаки на финансовую систему, поскольку этот сектор может функционировать только при наличии доверия, что показал кризис 2008 года.

Американские ведомства пытаются отвечать ударом на удар. Так, на прошлой неделе Министерство внутренней безопасности предложило помощь в обеспечении кибербезопасности властям штатов, чтобы они могли защитить выборы. Два десятка штатов приняли эту помощь. Но до выборов осталось мало времени, у штатов мало денег, и неясно, насколько эффективной будет эта защита. Озадачивает то, что Министерство внутренней безопасности не занесло в разряд ключевой инфраструктуры списки избирателей. Оно должно сделать это прямо сейчас, а деньги на эти цели можно выделить из федеральных фондов.

Но самый серьезный вопрос — это психологическая угроза. Дональд Трамп призвал проводить агрессивные контратаки в киберпространстве, чтобы продемонстрировать силу. По мнению Альперовича, американское правительство должно публично заявить, что Россия проводит психологические атаки, дабы подготовить общество. «В годы холодной войны в Госдепартаменте был отдел по противодействию советской пропаганде, но потом его распустили, — говорит он. — Им надо снова разработать стратегию противодействия агрессивным операциям влияния, которые осуществляет Россия».

Риск агрессивных действий заключается в том, что они могут вызвать еще более мощные контратаки или усилить страх в обществе. Похоже, американские избиратели и политики застыли в нервном ожидании. Нам остается надеяться, что со временем в киберпространстве 21-го века появится новая форма разрядки, как это было во времена холодной войны в физическом мире. Если нет, руководителям бизнеса придется наблюдать за американскими выборами и готовиться к тому, что цифровое доверие станет новой военной игрушкой.

Автор: Джиллиан Тетт, Источник: ИноСМИ

 

07.10.2016
  • Перевод
  • Военно-политическая
  • Кибер-войска
  • Россия
  • США
  • XXI век