Пограничный спор: цена вопроса для России, которая пытается посредничать между Китаем и Индией (“South China Morning Post”, Гонконг)

Версия для печати

Российские усилия по посредничеству в пограничном споре между Китаем и Индией демонстрируют, чем обострение конфликта между двумя азиатскими соседями с ядерным оружием чревато для Москвы, считают наблюдатели.

Чтобы разрядить напряженность в длящемся с мая военном противостоянии на границе в Гималаях Пекин и Нью-Дели провели в этом месяце две встречи на высшем уровне — и обе в Москве на полях Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

Последняя состоялась в четверг, когда министр иностранных дел Китая Ван И и его индийский коллега Субрахманьям Джейшанкар договорились принять меры по укреплению взаимного доверия, чтобы обеспечить мир вдоль спорной границы и пресечь любые действия, которые могут привести к эскалации, — однако сроки отвода войск при этом не назывались.

На прошлой неделе в Москве министры обороны Китая и Индии Вей Фенхэ и Раджнат Сингх выход из тупика найти не смогли.

Министры иностранных дел вновь подчеркнули необходимость разрядить напряженность и остановить наращивание военной мощи по обе стороны границы после последнего инцидента в понедельник, когда стороны обвинили друг друга в открытии огня на границе близ озера Пангонг в Ладакхе впервые с 1975 года.

Хотя Россия в этом затяжном споре соблюдает нейтралитет — в том числе во время короткой, но кровопролитной пограничной войны 1962 года, — ее посреднические усилия на переговорах между Пекином и Нью-Дели говорят о том, что ставки высоки и для Москвы, считают наблюдатели.

Доцент Дальневосточного федерального университета Артем Лукин отметил, что Москва продвигает идею трехсторонней группировки Россия-Индия-Китай (РИК) с конца 1990-х годов — впервые ее предложил тогдашний глава российского МИДа Евгений Примаков в качестве противовеса США.

«Москва надеется выступить в рамках РИК главным дипломатическим посредником, добившись гораздо большего влияния, чем позволяют экономические возможности России», — предположил Лукин.

Однако эти попытки могут зайти в тупик, если раскол между двумя азиатскими гигантами углубится и будет затронута евразийская безопасность, предположил исследователь Российской академии наук Алексей Захаров.

Он не исключил, что это может парализовать даже многосторонние группировки вроде ШОС и БРИКС — группу из пяти основных развивающихся стран (Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка).

В этом году Россия председательствует как в ШОС, так и в БРИКС, — и это один из ключевых моментов в дипломатической повестке Кремля на фоне растущего давления со стороны Запада после аннексии Крыма в 2014 году.

С недавним отравлением Алексея Навального — известного критика российского президента Владимира Путина — прессинг лишь усилился. Госсекретарь США Майк Помпео заявил, что есть «значительная вероятность», что за отравлением стояли российские официальные лица, в то время как Германия, нынешний председатель Европейского союза, заявила, что дальнейшие санкции против России будут обсуждаться.

Захаров предположил, что пограничное противостояние с Китаем может подтолкнуть Индию к США, чего Москве бы крайне не хотелось.

«Разрыв китайско-индийских отношений может повлечь за собой сдвиг в политике Нью-Дели, в частности к более тесному сотрудничеству с США и другими странами Индо-Тихоокеанского региона, включая дальнейшее развитие Четверки», — сказал он, имея в виду «Четырехсторонний диалог по безопасности» (США, Япония, Индия и Австралия). Считается, что заправляет там США, а цель его — противодействие Китаю.

«Разумеется, Москва хотела бы этого избежать, поскольку всегда ценила особый курс Индии в Индо-Тихоокеанском регионе», — добавил он.

При этом наблюдатели считают, что вмешиваться в спор напрямую Россия не хотела бы.

«Россия не хочет оказаться в эпицентре конфликта между Индией и Китаем, ведь Москве трудно выбирать между старым другом, Индией, и новым — Китаем», — считает видный специалист и глава Инициативы по ядерной и космической политике при аналитическом центре в Нью-Дели Раджесвари Пиллай Раджагопалан.

«Россия не хочет, чтобы Индия сближалась с западными странами. Так что, возможно, это попытка Москвы это предотвратить», — предположила она.

Раджагопалан добавила, что международное давление на Китай тоже усиливается, и Россия — единственная из крупных держав, с кем у него хорошие отношения.

«Так что шансы, что с инициативой переговоров выступит другая страна, крайне малы».

Автор: Лаура Чжоу. Источник: ИноСМИ

14.09.2020
  • Перевод
  • Органы управления
  • Россия
  • Азия
  • Китай
  • XXI век