Возвращение за стол переговоров (ARD, Германия)

Версия для печати

Контроль вооружений и стратегическая стабильность: сегодня Россия и США начинают переговоры в Женеве, которых не было долгое время. Но уже в вопросе, о чем говорить, возникли разногласия.

Вопросы стратегической стабильности и перспективы контроля вооружений между США и Россией — такие важные темы должны обсудить в Женеве делегации экспертов обеих стран, начиная с сегодняшнего дня. Об этом сообщило российское Министерство иностранных дел. Государственный департамент США заявил в свою очередь о «целенаправленном и напряженном диалоге».

Запланированные переговоры — один из результатов встречи президента США Джо Байдена и президента России Владимира Путина в июне. Как сказал тогда Путин, они оба осознают свою ответственность за международную безопасность: «Соединенные Штаты Америки и Российская Федерация несут особую ответственность за стратегическую стабильность в мире, хотя бы потому, что обе наши страны — крупнейшие атомные державы».

Сама встреча — это жест

Выльются ли эти заверения во что-то большее? Многие наблюдатели расценивают саму встречу как позитивный жест. Также то, что оба президента подтвердили совместное заявление США и Советского Союза от 1985 года, согласно которому в ядерной войне не может быть победителя, было разумным шагом. Об этом сказала Наталья Ромашкина из московского Института мировой экономики и международных отношений в одном из своих докладов:

 «Стратегическую стабильность с Россией не обсуждали много лет. США просто считали, что говорить с ней об этом после 1991 года необязательно. К сожалению, это привело к довольно печальным последствиям. Потому что сегодня система контроля вооружений разваливается. Мы надеемся, что после встречи президентов переговорный процесс ускорится».

Тема, касающаяся обеих стран

Кроме того, тот факт, что оба президента считают важным противодействие хакерским атакам на критические объекты инфраструктуры и что это станет одной из тем переговоров, эксперт по кибербезопасности Ромашкина считает хорошим знаком. Потому что несмотря на многочисленные атаки на цифровые системы США, след которых ведет в Россию, она считает США ведущей державой в области коммуникационных технологий «как в гражданской, так и военной области, как в нападении, так и в обороне».

Заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков, возглавляющий российскую делегацию, вместе с главой переговорщиков США Уэнди Шерман собирается обсудить все аспекты стратегической стабильности, оценить потенциальные риски и угрозы и выработать схему дальнейшей совместной работы как в отношении методики работы, так и повестки дня. Об этом он сказал в интервью агентству ТАСС.

Только соперничество?

Довольно много тем для первой встречи, но есть ли действительно общие цели с США, Рябков не уверен. На это указывают и российские эксперты. Глава делегации Сергей Рябков сказал в интервью одному из журналов, что методы, подход и стиль правительства Байдена хотя и разительно отличаются от таковых его предшественника Трампа, но в принципе Рябков не ожидает больших перемен. Москву, по его мнению, рассматривают в Вашингтоне только как геополитического соперника.

Правда, США и Россия еще в феврале договорились о продлении договора СНВ-III, предусматривающего взаимное сокращение ядерных боеголовок и систем их доставки. Но обе страны вышли из Договора по открытому небу. Договор между США и СССР о ликвидации ракет средней и меньшей дальности также стал достоянием истории.

Другими темами переговоров станут роль России в неразрешенном конфликте на Украине и операции спецслужб, например, в связи с попытками отравления Скрипаля и Навального.

О чем США говорить не захотят

В то же время США не захотят обсуждать некоторые важные для России вопросы, например, ограничение американских систем противоракетной обороны.

«Когда мы говорим о необходимости обсуждать стратегическую стабильность (во всех ее измерениях), то имеем в виду все факторы, влияющие на эту стабильность и стратегическую безопасность», — сказал российский министр иностранных дел Сергей Лавров во время лекции в университете Владивостока. Он дал понять, что крайне серьезно относится к созданным при Трампе «космическим силам» вооруженных сил США: «Конечно, необходимо учитывать тот факт, что американцы в рамках своей глобальной противоракетной системы осуществляют программу размещения наступательного вооружения в космосе».

Евгений Бужинский из ПИР-центра, изучающего международную военную политику и контроль вооружений, во время одной из публичных дискуссии еще в феврале выразил «осторожный пессимизм» относительно того, удастся ли США и России достичь новых договоренностей в области контроля вооружений: «Обращение с новыми видами стратегического и тактического ядерного оружия, дронами, которые могут использоваться как оружие, возможные ответные меры США, если Россия сократит свои мощности — слишком много вопросов остаются открытыми».

И как предостерегает Бужинский, время подпирает, даже несмотря на то, что новый договор СНВ как совместное соглашение будет действовать еще до 2026 года: «Пяти лет у нас нет, потому что через четыре года состоятся новые выборы, и кто в них победит, какова будет позиция следующего правительства США, неизвестно».

Автор: Яспер Штайнляйн. Источник: ИноСМИ

 

29.07.2021
  • Перевод
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • США
  • XXI век