Укрепление региональных гегемонов ("The Wall Street Journal", США)

Версия для печати

Россия, Иран и Китай идут в наступление, а США отступают

Принятое недавно Владимиром Путиным решение поставить Ирану зенитно-ракетные комплексы С-300 вопреки возражениям США — это нечто большее, чем помеха для администрации Обамы. Это последнее свидетельство возникновения новой угрозы мировому порядку и американской безопасности в лице усиливающихся региональных держав с авторитарными режимами.

Китай, Россия и Иран воспользовались американским отступлением для утверждения собственного политического, а в перспективе и возможного военного господства в своих регионах. У них есть общая цель: ослабить влияние США, подчинить соседей своей политической воле, а в конечном итоге при помощи этой региональной базы власти уменьшить глобальный вес и влияние западных демократий и в первую очередь Америки. В дополнение к усилению «Исламского государства» это будет самый крупный стратегический вызов для следующего президента.

***

Американцы не могут сказать, что их не предупреждали. 23 года назад, в завершающий период правления администрации Джорджа Буша-старшего, планирующие органы Пентагона опубликовали документ по вопросам стратегии, где в качестве одной из самых важных целей Америки в сфере безопасности было названо противодействие усилению региональных держав.

Две первые цели Пентагона заключались в сдерживании и срыве нападений на США, а также в укреплении международных оборонительных альянсов Америки. А затем прозвучало предостережение:

«Третья цель состоит в том, чтобы предотвратить доминирование любых враждебных нам держав в регионах, имеющих критическое значение для наших интересов, и тем самым укрепить барьеры на пути появления глобальной угрозы интересам США и наших союзников. Среди этих регионов Европа, Восточная Азия, Ближний Восток / Персидский залив и Латинская Америка. Консолидированный и недемократический контроль над ресурсами такого критически важного региона может создать значительную угрозу нашей безопасности».

На протяжении 20 лет, когда страной правили администрации от обеих партий, США удавалось сдерживать возникновение таких региональных угроз. Но во время второго президентского срока Обамы стратегия сдерживания была сорвана в Европе, на Ближнем Востоке и в Восточной Азии. Рассмотрим эти регионы по очереди.

Иран, сочетая революционную страсть шиитского ислама с традиционным персидским империализмом, стремится стать господствующей державой на всем Ближнем Востоке. Его боевики и ставленники уже властвуют в Ливане, на большей части Ирака и Сирии, а также ведут свою игру в Йемене.

Тегеран блистательно использует свои ядерные амбиции в качестве рычага давления на Запад, выбивая из него уступки. В соответствии с «рамочным» соглашением Обамы Иран может ступить на ядерный порог, освободившись от санкций и получив больше ресурсов, которые он сможет тратить на региональных боевиков и на продвижение глобального терроризма.

Пожалуй, наибольшую долговременную региональную угрозу представляет усиливающийся Китай с его быстрыми темпами экономического роста и стремлением возродить свое Срединное царство, чтобы оно заняло, как считают китайские лидеры, принадлежащее ему по праву господствующее положение в Восточной Азии. Новый верховный правитель Китая Си Цзиньпин отбросил стратегию осторожности во внешней политике, которая была разработана и воплощена в жизнь Дэн Сяопином, и отдал предпочтение силовому национализму.

Си Цзиньпин быстро укрепляет и развивает китайскую армию, в том числе океанский флот и ударные ядерные силы. Пекин предъявляет сомнительные правовые претензии на территории в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях и стремится превратить эти претензии в совершившийся факт. Он строит новые острова на отмелях в международных водах, стремясь превратить их в военно-воздушные и военно-морские базы для демонстрации своей военной мощи, а потом протестует, когда над ними пролетают американские самолеты.

США в ответ осуществляют «разворот» в сторону Азии и стремятся к укреплению альянсов с Японией и странами Юго-Восточной Азии. Но этот разворот недостаточно обеспечен военными ресурсами, и наши союзники опасаются, что Обама хочет избавиться от этого бремени. Поскольку Китай продвигается вперед, почти не встречая сопротивления, шансы на военный просчет и конфронтацию увеличиваются.

***

Кое-кто из читателей согласится со всем этим и скажет: ну и что? Эти державы просто стремятся доминировать в своих естественных сферах влияния, и США должны перестроиться и смириться с неизбежным. Между тем администрация Обамы надеется, что на смену ослабевающей американской власти придет «международное сообщество» с новой системой сотрудничества, действующей через механизмы Организации Объединенных Наций. Однако этого не произошло и не произойдет.

Вместо этого мы уже наблюдаем возрастающие издержки и опасности в нашем мире, где самовластные диктаторы усиливают свою власть. Эти новые региональные гегемоны отвергают демократические ценности и либеральный мировой порядок, установившийся после Второй мировой войны. Они видят в ООН и других организациях средство сдерживания американского влияния и лазейку для несоблюдения международных норм.

Эти гегемоны защищают других деспотов и изыскивают способы для ослабления американских союзников. Иногда они создают альянсы друг с другом, как поступила Россия с Ираном и Сирией, продав Тегерану свои зенитно-ракетные комплексы. Со временем региональные державы могут превратиться в угрозу общемирового масштаба, что сто лет назад случилось с Японией и Германией — особенно если они сформируют авторитарные альянсы.

Вот какой опасный мировой порядок Обама оставляет своему преемнику. Следующему президенту срочно понадобится стратегия сдерживания и противодействия возникающим угрозам.

Источник: ИноСМИ

26.05.2015
  • Перевод
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Россия
  • США
  • Азия
  • Китай