У Аргентины — только два союзника ("La Nacion Argentina", Аргентина)

Версия для печати

Один знакомый европейский дипломат рассказал мне любопытную вещь. Высокопоставленный чиновник из МИД Аргентины заявил ему, что у аргентинцев, оказывается, на сегодняшний день есть только два стратегических союзника — это Китай и Россия. Мой знакомый был крайне удивлен, что об этом так ясно и открыто осмелился говорить высокопоставленный аргентинский дипломат.

В прошлый четверг, 2 апреля, президент Аргентины Кристина Киршнер (Cristina Kirchner) выступила с ярко выраженной националистической речью на церемонии, посвященной 33-й годовщине вторжения Аргентины на спорные Мальвинские (Фолклендские) острова в Южной Атлантике.

Выглядело достаточно странным, что глава аргентинского государства, имея испанские корни, назвала открытие Колумбом Америки «вторжением», а высадку британских войск на территорию Аргентины в 1806 и 1807 годах, она назвала «ничем не прикрытым колониальным грабежом».

Теперь вполне понятно, почему слова высокопоставленного представителя МИД Аргентины нашли свое подтверждение в речи Кристины Киршнер.

Президент Аргентины Кристина Киршнер стала инициатором резкого изменения внешнеполитического курса страны, заложенного ее предшественниками в лице Альфонсина, Менема и супруга Нестора Киршнера (Néstor Kirchner), которые считали, что главными приоритетами внешней политики должны быть: Латинская Америка, Бразилия, США и Европа. Каждый из ее предшественников мог расставить приоритеты в любой другой последовательности, но только эти страны были ключевыми для Аргентины.

Это правда, что Нестор Киршнер после дружественной встречи с Джорджем Бушем в Белом доме в 2005 году, а затем после саммита Америк в Мар-дель-Плата, где он столкнулся с агрессивным поведением американского лидера, аргентино-американские отношения охладели. Такое резкое изменение внешней политики Аргентины никто не пытался объяснить, но последующие события показали, что «киршнеризм» повернулся в сторону Уго Чавеса (Hugo Chávez).

Изоляционистская политика «киршнеризма» отчетливо прослеживается на протяжении последних 12 лет. Так, например, Аргентину ни разу не посетил президент или глава итальянского правительства. И это несмотря на то, что подавляющее большинство населения страны — потомки итальянцев.

Король Испании Хуан Карлос (Juan Carlos) посетил Аргентину последний раз в 2003 году, спустя несколько месяцев после прихода к власти Нестора Киршнера. Наследный принц Филипп (нынешний король Испании) приезжал в Аргентину в 2011 году на церемонию вступления в должность Кристины Киршнер и был принят достаточно холодно.

Последней крупной фигурой американского правительства, которая посетила Аргентину, была госсекретарь США Хиллари Клинтон (Hillary Clinton). Случилось это пять лет тому назад, и тогда она публично заявила, что никогда больше ее нога не ступит на аргентинскую землю. Барак Обама ни разу не приглашал Кристину Киршнер посетить с визитом США. Кристина всегда отвечала взаимностью.

Таким образом, Аргентина, была исключена из повестки дня мировых лидеров, за исключением, конечно, Китая и России.

Переориентация Аргентины и поиск новых союзников не случаен. Кто, кроме Китая и России, может построить Аргентине атомные электростанции?

«Запад болезненно воспринимает атомную сделку, это тема достаточно болезненная для наших западных партеров», — замечает по этому поводу высокопоставленный аргентинский дипломат.

То, что Аргентина ищет союзника в лице Китая, вполне объяснимо — ведь Поднебесная — вторая в мире экономическая держава. При этом надо отметить, что соглашения с Пекином были подписаны на кабальных условиях. Китай пытается превратить Аргентину в свою колонию, как это раньше китайцы сделали с африканскими странами. По всей видимости, Кристина пошла на это ради того, чтобы хоть как-то облегчить тяжелейшую экономическую ситуацию в стране и поддержать местную валюту.

Однако, непонятно зачем Буэнос-Айресу нужна Россия? С экономической точки зрения она не представляет никакого интереса, возможно только в военной сфере.

Вместе с тем, у новых стратегических союзников Аргентины есть одна общая черта — они не относятся к классическим демократическим странам, преследуют и угрожают оппозиции. В Китае такая борьба идет от имени коммунистической партии, в России — от тоски по советскому прошлому. Левые в Аргентине также испытывают ностальгию по 70-м годам, когда Китай и СССР были оплотами мирового левого движения. Но давно следует понять, что невозможно вернуться на 30 лет назад.

Об исключительности Аргентины ходят легенды. Когда европейские и американские дипломаты интересуются мнением об этой южноамериканской стране у своих коллег из Бразилии, Чили, Уругвая, то слышат следующее: «С Аргентиной надо вести себя очень осторожно, она непредсказуема».

Аргентина — единственная страна на континенте, которая слепо защищает венесуэльский режим Николаса Мадуро (Nicolás Maduro). Даже президенты Боливии Эво Моралес (Evo Morales) и Эквадора Рафаэль Корреа (Rafael Correa), пытаются держаться подальше от «сумасшедших в Каракасе».

Вашингтон решил вернуться в страны Центральной Америки и Карибского бассейна, чтобы хоть как-то заполнить образовавшуюся пустоту после смерти Уго Чавеса. Вместе с тем Вашингтон не стремится идти на сближение с нынешними руководителями Аргентины, Боливии и Эквадора.

Бразилия стоит особняком: что бы ни происходило в стране, она всегда остается привилегированным собеседником Вашингтона. Бразильцы ведут себя более адекватно, чем аргентинцы. Одно дело — вступать в противостояние с Белым домом, пользуясь поддержкой западных стран, и совсем другое — вести себя так, как ведет Кристина Киршнер.

Любопытно, что интерес к Аргентине в странах Латинской Америке стал проявляться после того как внешнеполитический курс Аргентины изменился в сторону сближения с Китаем, Россией и Ираном.

Всем интересно наблюдать, что теперь никто из новых союзников Аргентины не критикует ее абсурдную экономическую политику, не требует соблюдения демократических ценностей, как это, к примеру, делает заместитель госсекретаря США по вопросам Латинской Америки Роберта Якобсон (Roberta Jacobson).

Несомненно, что Кристина Киршнер пытается извлечь пользу из ошибок Запада. Например, чего только стоит недавнее заявление Обамы о том, что Венесуэла угрожает национальной безопасности США. Как может Венесуэла угрожать США, когда венесуэльские власти даже не имеют денег, чтобы закупить туалетную бумагу? Непонятно, как может Каракас угрожать главной в мире военной силе.

Великобритания недавно объявила об усилении военного присутствия на Мальвинских (Фолклендских) островах из-за страха возобновления угрозы со стороны Аргентины из-за ее сближения с Россией. Все это выглядит довольно странно, потому что Аргентина не имеет достаточного военного потенциала даже для переброски своих войск на Фолкленды, а Россия никогда не пойдет на войну с НАТО из-за спорных островов в Южной Атлантике.

Следует признать, что вся аргентинская военная мощь сводится к шпионажу генерала Милани за своими подчиненными. Это хорошо известно в Лондоне. Согласно данным, предоставленным экс-сотрудником ЦРУ Эдвардом Сноуденом, британские спецслужбы шпионили за Аргентиной, пытаясь не допустить возвращения спорных Фолклендских островов.

Лондон использует провокационную политику Кристины Киршнер в собственных интересах накануне парламентских выборов в Великобритании, которые состоятся 7 мая. От их результатов будет зависеть дальнейшая судьба премьер-министра Дэвида Кэмерона.

Нынешнее поведение Кристины Киршнер можно объяснить только провалами во внутренней политике, которые побудили ее резко изменить внешнеполитический курс. После смерти Уго Чавеса и ухода с политической арены Фиделя Кастро президент Аргентины возомнила себя будущим лидером левого движения в Латинской Америке.

Следует лишь отметить, что размер ее желаний всегда пропорционален ее неудачам.

Автор: Хоакин Моралес Сола (Joaquin Morales Sola)

Источник: ИноСМИ

 

07.04.2015
  • Перевод
  • Аналитика
  • Проблематика
  • Россия
  • Китай
  • Южная и Центральная Америка