Ответы на вопросы журналистов по итогам «Прямой линии»

Версия для печати

По завершении специальной программы «Прямая линия с Владимиром Путиным» глава государства ответил на ряд вопросов представителей СМИ.

* * *

Вопрос: Что с Донбассом? Реакция России на обстрелы слабая, Зеленский ничего не решает, паспорта – тема половинчатая…

В.Путин: Что касается решения проблем Донбасса, я уже высказывался, сейчас только что говорил, могу ещё раз сказать: без прямого диалога, без выполнения минских соглашений со стороны украинских властей эта проблема не может быть эффективно решена.

Что касается паспортов, то, понятно, российское гражданство – пожалуйста, очереди выстроились. Мы будем предоставлять гражданство тем, кто этого хочет.

В отношении других граждан Украины, которые хотели бы получить гражданство, я тоже уже говорил, будем предоставлять, будем совершенствовать систему предоставления гражданства в упрощённом порядке.

Вопрос: Почему такая слабая реакция России на усиливающиеся обстрелы, как будто ничего не происходит?

В.Путин: Вопрос не в слабости либо силе, вопрос в том, что мы хотим дать новому украинскому руководству шанс на то, чтобы всё-таки выйти на траекторию решения проблем, а не усугубления этих вопросов.

Вопрос: Скажите, пожалуйста, не считаете ли Вы, что России пора признать ответственность за крушение малайзийского «Боинга», за то, что был сбит рейс MH-17?

И ещё, господин Президент. В этом году отмечается 30-я годовщина падения Берлинской стены, начала крушения сферы влияния Москвы в Восточной Европе, последовал распад сверхдержавы – СССР. Спустя 30 лет, как Вы думаете, Россия вновь сверхдержава?

В.Путин: Сначала по «Боингу». Россия никогда не уклонялась от своей ответственности, если на её плечах эта ответственность лежит. То, что мы видели и представлено в качестве доказательств вины России, нас абсолютно не устраивает.

Мы считаем, что там нет никаких доказательств. И всё, что было представлено, ни о чём не говорит. У нас есть своя версия, мы её представили, но, к сожалению, нас никто слушать не хочет.

И пока не будет реального диалога, мы не найдём и правильного ответа на те вопросы, которые до сих пор остаются открытыми, связанные с трагедией самолёта и гибелью людей, о чём мы, безусловно, скорбим и, конечно, считаем, что подобные акции недопустимы.

И надо вернуться всё-таки к тому, о чём мы говорили: кто разрешил полёты над зоной боевых действий? Россия, что ли? Нет. А истребители где были и где эти абсолютные доказательства того, что это ополченцы стреляли либо кто-то другой?

Там очень много вопросов, понимаете, много, а на них не отвечают. Просто выбрали один раз и навсегда, назначили виновных – и всё. Нас такой подход к расследованию не устраивает.

Теперь что касается крушения Берлинской стены и затем распада Советского Союза. Является ли Россия великой державой? Мы не стремимся к этому статусу, не стремимся. Потому что в это понятие закладываются некоторые элементы, связанные с навязыванием своего влияния другим государствам и целым регионам.

Мы не хотим вернуться к тому состоянию, в котором находился Советский Союз, когда он навязывал своим соседям, в том числе странам Восточной Европы, образ жизни, политическую систему и так далее.

Это контрпродуктивно, это слишком затратно и не имеет исторических перспектив. Нельзя заставить другие народы жить по своим собственным лекалам.

Судя по всему, этот печальный опыт Советского Союза не учитывается некоторыми нашими партнёрами на Западе. Они повторяют те же самые ошибки, наступают на те же самые грабли, исходя из того, что они сами являются империями и строят свою политику именно в имперском ключе.

Вопрос: С начала этого года наши корреспонденты сообщали как минимум о трёх случаях гибели российских военнослужащих в Сирии, про которые Министерство обороны ничего не сообщало. Извините, что я читаю, просто волнуюсь.

С начала войны в Сирии Россия также не признаёт гибель там наёмников из частной военной компании, которую связывают с Евгением Пригожиным. В прошлом году наши корреспонденты встретились с семьями нескольких погибших там граждан. Их родственники и близкие настаивают на том, чтобы им также был присвоен статус, хотя бы посмертно, участников военных действий.

Скажите, пожалуйста, Владимир Владимирович, в чём проблема чествовать и признавать людей, которые сражались в интересах своего государства?

В.Путин: Послушайте, что касается частных компаний, в том числе частных охранных компаний, под эгидой которых действуют там люди, о которых Вы упомянули, – они там действительно присутствуют, – это не Российское государство, и они не являются участниками боевых действий.

К сожалению это или к счастью, во всяком случае там решаются вопросы экономического характера, связанные с экономической деятельностью, добычей нефти, освоением месторождений – вот о чём там речь.

Конечно, мы признаём, что, даже решая эти народно-хозяйственные, как раньше говорили, задачи и проблемы, люди рискуют жизнью. В общем и целом это тоже вклад в борьбу с терроризмом, потому что отбивают эти месторождения у кого? У игиловцев. Но это не Российское государство и не Российская армия, поэтому мы здесь ничего не комментируем.

Вопрос: У нас коллега в тюрьме – Кирилл Вышинский уже год за решёткой на Украине. Учитывая, что Ваша встреча с Владимиром Зеленским, видимо, откладывается на неопределённый срок, можно ли как-то добиться возвращения Кирилла обратно до вашей встречи? Скажем, отдав на Украину Олега Сенцова, моряков, кого угодно, пусть все уезжают, зато в эти летние месяцы Кирилл и они будут гулять уже на свободе.

В.Путин: Мы думаем об этом, мы не забыли.

Вопрос: Про обманутых дольщиков можно вопрос?

В начале месяца Вы сказали, что в течение двух лет в России должно исчезнуть такое понятие, как «обманутый дольщик». К сожалению, я являюсь таким и на своём примере хочу задать такой вопрос.

У меня очень сложная ситуация: банкротится застройщик, нового инвестора нет, потому что никто не хочет вкладываться – очень большие суммы, из бюджета финансирования нет.

Я, например, не уверен, что через два года я перестану быть обманутым дольщиком. Не могли бы Вы рассказать, какие меры, на Ваш взгляд, будут предприняты и могут быть предприняты, чтобы выполнить Вашу задачу?

В.Путин: Да, конечно, сказать это очень просто, сделать, наверное, не так просто. Но эта обязанность лежит не только на Федерации, а в значительной степени на регионах Российской Федерации.

Во-первых, нужно всех дольщиков выявить, окончательно понять, кто и где является дольщиком, кто и как пострадал. Эта работа ведётся, так же как ведётся работа по обеспечению людей жильём, в том числе и с участием регионального или федерального бюджетов.

Мы делаем это, вкладываем туда необходимые ресурсы и обязательно доведём до конца. Вы дольщик где, в каком регионе?

Реплика: Дольщик в Подмосковье, город Реутов, ЖК «Новокосино 2».

В.Путин: В Московской области такая проблема, действительно, стоит достаточно остро, хотя губернаторам дано поручение, и это отслеживается на федеральном уровне, чтобы проблемы каждого человека в конце концов были решены.

Когда я говорил, что через два года не будет [обманутых дольщиков], что я имел в виду? Мы постепенно выходим из системы долевого строительства, при котором значительная часть рисков лежит на плечах граждан – таких, как Вы. Вы знаете об этом.

Я уже много раз говорил, воспользуюсь этим случаем, тем более что на «Прямой линии» таких вопросов сегодня не было, они не просочились в эфир, но людей это волнует до сих пор, воспользуюсь Вашим вопросом.

Мы ответственность переносим с плеч граждан на плечи финансовых организаций, подкрепляя эти финансовые организации страховочными механизмами из бюджета, прежде всего из федерального бюджета.

Центральный банк ввёл целую систему мер поддержки тех финансовых учреждений, которые будут вести так называемые эскроу-счета, и только потом, после ввода жилья, деньги с этих эскроу-счетов, деньги граждан, будут направляться застройщикам.

Да, это может привести, и, кстати, к сожалению, уже приводит, к некоторому сокращению жилищного строительства. У нас пик был 85 миллионов, сейчас меньше 80 упало, но это неизбежно.

Мы должны перейти на новую систему финансирования жилья, сделать её современной и цивилизованной. Именно об этом я и говорил. Но, может быть, не через два года, может быть, через три, во всяком случае мы должны сделать в ближайшие годы.

Реплика: Но я не попадаю в эту систему, например.

В.Путин: Почему? У Вас, как и у других дольщиков, проблема должна быть решена. Если, конечно, Вы не просто дольщик, а участник бизнеса, если Вы купили не одну, а пять-шесть-десять квартир и собирались там заниматься бизнес-деятельностью, то это другое дело. Если Вы действительно для себя жильё покупали, Ваша проблема должна быть решена. С Воробьёвым [А.Воробьёв – губернатор Московской области] я переговорю. Реутов, да?

Реплика: Да.

Вопрос: Совсем скоро Вы поедете в Японию на встречу, как Вы сами его называете, с Вашим другом Синдзо Абэ. Скажите, чего Вы сами ожидаете от этого визита, ведь предстоит не только ряд встреч, но и закрытие перекрёстного года Россия – Япония. Ждать ли нам каких-то сюрпризов, например выход Вас на татами или посещение горячих источников?

В.Путин: Это не самые важные сюрпризы в межгосударственных отношениях – выход на татами либо посещение горячих источников, хотя это тоже важно и интересно, создаёт определённую атмосферу.

Чего я жду от этой встречи? Продолжения диалога. Уверен, что Синдзо, так же как и мы все, хочет полной нормализации и заключения мирного договора. Казалось бы, мы вот-вот-вот, где-то близко, но часто возникают вопросы, которые вдруг откладывают окончательное решение этого вопроса.

Но что совершенно очевидно, я много раз об этом говорил: и японская сторона в лице Премьер-министра Синдзо Абэ, и Россия хотят окончательной нормализации наших отношений. И японский народ, и российский народ в этом заинтересованы, будем к этому стремиться.

Спасибо вам большое.

Источник: Сайт Президента России

  • XXI век
  • Органы управления
  • Россия