«В один клик». Как действуют кибертеррористы

Версия для печати

Глобальная проблема XXI века заключается в легком доступе к информации. Будь это профиль в социальной сети, пароль от почты или код доступа входной двери в ваш дом

Киберпреступники активно используют все возможности современных технологий, в том числе «пиратские» приложения доступа к данным пользователя, группы пользователей или компании. Полученная незаконными действиями информация становится рычагом для шантажа, вербовки и достижения преступных целей: уничтожение большой базы данных, вывода из строя автоматизированных систем и заводов, искажение информационного потока в СМИ. 

В век продвинутых технологий активность кибертеррористов может поражать воображение. Например, использование современных технологий – нейросетей для оживления фото и замены голоса, с помощью которых кибертеррористы могут посягать на безопасность целого государства. В пример можно привести видео, взятое с видеохостинга YouTube под названием «Few-Shot Adversarial  Learning of Realistic Neural Talking Head Models», где видно, как при помощи технологии VR и AR статичные фотографии людей начинают двигаться, как в реальном видео.

Итак, «кибертерроризм» – это комплекс незаконных действий, создающих угрозу государственной безопасности, личности и обществу. Основной целью кибертерроризма является получение преимущества в решении социальных, экономических и политических задач. Действия кибертеррористов направлены на: 

  • взлом компьютерных систем и получение доступа к личной и банковской информации, военным и государственным конфиденциальным данным;
  • вывод из строя оборудования и программного обеспечения, создание помех, нарушение сетей электропитания;
  • кражу данных с помощью взлома компьютерных систем, вирусных атак, программных закладок; Слив секретной информации в открытый доступ; 
  • распространение дезинформации с помощью захваченных каналов СМИ;
  • нарушение работы каналов связи; 
  • прочее.

Киберпреступники могут «обитать» где угодно. Им не всегда нужны продвинутые технологии. Например, для работы с сознанием людей необходим лишь доступ в интернет и социальная сеть. Но это лишь малая часть большого замысла.

«Механизмы вовлечения, механизмы пропаганды достаточно отработаны. И даже взрослый человек не может им эффективно сопротивляться. Вернее, не всегда может. Что уже говорить о подростке», – говорит генеральный директор Академии информационных систем России Андрей Масалович.

Кибертерроризм остается практически невидимым. Его деятельность часто осуществляется через так называемый «даркнет» (скрытая сеть, где деятельность ведется с нестандартных IPадресов различных точек планеты). Обнаружить преступную группу, источник финансирования и их связи становится практически невозможно.

«Мы имеем потерянное поколение, где молодежь с одной стороны видит новые тенденции, когда им объясняют их права, с другой стороны от них ничего не требуют. То есть обязанности им никто не объясняет и базовые ценности размываются. Что, например, надо защищать родину, что не надо косить от армии. 

Так как мне приходится с этим часто сталкиваться, я считаю, что именно здесь проходят главные залежи современности. То есть проиграет не та страна, у которой меньше танков, а та, которая потеряет нравственные ориентиры. Поэтому основной удар сейчас идет действительно по молодежи. Уже сформировалась целая технология. Она содержит четыре уровня, пятый – конечный. То есть на пятом уровне человек уже берет в руки автомат»,– сказал Масалович.

В качестве примера вербовки подростков можно привести «Керченскую трагедию». Подросток совершил вооруженное нападение, а затем покончил жизнь самоубийством. Проводя расследование, работники структур заметили, что студент на протяжении долгого времени играл в одну из онлайн-игр, где нужно было стрелять в зомби.

Игра проходила ночью и собирала в онлайне множество игроков. Подросток все сильнее вживался в роль «убийцы», хоть и начал осознавать, что игра влияет на его сознание. 

Также сотрудниками правоохранительных органов была изучена страница студента в социальной сети «ВКонтакте». Во время проверки было обнаружено множество записей с экстремистским подтекстом, в том числе и репосты из групп, которые использовали «право на агрессию».

В результате психика подростка, который днем сидел в интернете, читая посты с экстремистским подтекстом, а ночами избавлял онлайн-мир от зомби, не выдержала. К такому заключению пришли специалисты Центра социальной и судебной психиатрии им. Сербского, куда после смерти стрелка был доставлен его подробный анамнез и вся необходимая медицинская документация. По имеющейся у сотрудников правоохранительных органов информации, стрелок «отомстил тем, кто над ним издевался». Мевлют Мерт Алтынташ.

Еще один пример кибертерроризма – это создание положительного образа негативного персонажа. 

В декабре 2016 года произошло вооруженное нападение на Андрея Карлова, Посла Российской Федерации в Турции. Преступником оказался 22-летний Мевлют Мерт Алтынташ. Он несколько минут выкрикивал лозунги об Алеппо и Сирии.

Сейчас фото Алтынташа используют паблики «ВКонтакте» для демонстрации свободы личности и самостоятельного выбора пути.

Также стоит помнить о нашумевшем деле Варвары Карауловой, которая влюбилась по переписке (социальная сеть «ВКонтакте») в молодого человека, примкнувшего к ИГ (запрещенная в Российской Федерации террористическая группировка) и в 2015 году пыталась попасть в Сирию. Как сообщают СМИ, вначале девушка общалась с неким Айратом Саматовым из Казани. Впоследствии, потеряв с ним связь, попыталась отомстить, выйдя замуж за боевика Джебхат ан-Нусра Надира.

Когда Надир выслал ей средства на перелет в Сирию, с девушкой связался Саматов,убедив выйти за него, и Караулова улетела в Стамбул.После прилета в Стамбул члены террористической группировки перевозили Караулову вместе с другими женщинами, предназначавшимися боевикам, в сторону Сирии, пока 4 июня ее вместе с 12 другими россиянами и 4 азербайджанцами не задержали при попытке перейти границу в Килисе турецкие силовики. 

В 2016 году девушку приговорили к 4,5 годам заключения в колонии общего режима.

Это лишь малая часть так называемых «киберпреступлений», где террористы и вербовщики с помощью социальных сетей и еще несформированной детской психики принимают в свои ряды новобранцев. Данный тип преступлений относится к нанесению ущерба личности (подростку) и государству.

«В интернет-пространстве существует два вида диагностики. Первый – обнаружение популярных групп и их “раскраска” – какие и про что. В этом массиве выявляются наиболее “опасные”. В них уже отмечаются девиантные отклонения подростков. Таким образом можно находить неблагополучные регионы, школы. Можно делать диагноз классов или же диагностировать отдельных людей по их профилю в социальной сети,– рассказал гендиректор Академии информационных систем. – На этом строятся разные методы борьбы. Например, это блокировка запрещенных групп. Этим занимаются, но групп много, и они постоянно растут. Также должна проводиться психологическая работа с подростком. Необходимо культивировать позитивный “прикольный”, безобидный и ненавязчивый контент с хорошей жизнеутверждающей направленностью».

На данный момент в российских МВД и ФСБ действуют подразделения по борьбе с киберкриминалом, основателем которых является Борис Мирошников. Не так давно он выступил за создание в стране единого центра по регулированию киберпреступлений. На сегодняшний день функции по контролю разделяют между собой многие ведомства, в том числе ФСБ, МВД, Минобороны, МИД, ФСО, Минсвязи и другие.

О том, как проходит профилактика кибертеррора и киберпреступлений в регионе, рассказал руководитель министерства информатизации, связи и массовых коммуникаций Республики Дагестан Сергей Снегирев.

«В условиях развивающейся цифровой экономики нам важно прививать культуру кибербезопасности, ведь без нее мы не сможем обеспечить нормальное функционирование наших отраслей. Очень важно уметь защищаться от киберпреступников как на рабочем месте, так и в личной жизни. Киберпреступники очень искусны в использовании личной информации, с помощью которой они с легкостью могут взломать учетную запись. Именно поэтому ни в коем случае нельзя делиться ею с новыми “интернет-друзьями”.

Что касается онлайн-игр – киберспорт сегодня очень сильно развивается и уже даже приравнивается к официальным видам спорта. Со своей стороны могу сказать, что мы способствуем проведению чемпионатов по киберспорту в Республике Дагестан, часто взаимодействуем с представителями регионального киберспорта. Как правило, на психически здорового человека онлайн-игры не влияют негативно.

Нездоровый эффект на психику подростков оказывают именно вербовщики в сети, делая акцент на религию. Это очень серьезная проблема современности. Нами активно проводится работа в СМИ по предупреждению и недопущению распространения влияния кибертеррористов в интернете. Однако и этого недостаточно. Необходимо регулярно проводить профилактические беседы родителям и педагогам. Нужно помнить, что наша безопасность, в том числе и кибербезопасность, прежде всего, зависит от нас самих и от наших действий!»,– отметил он.

С совершенствованием информационных технологий приходит необходимость совершенствования безопасности. Специалисты предполагают, что кибератаки только участятся и это не будет заканчиваться вербовкой. Основной целью террористов все также остается подрыв деятельности государства.

Эксперты, говоря об общих трендах в кибербезопасности, предполагают, что в 2020 году с помощью кибератак государства будут пытаться влиять друг на друга: кибернападения будут все чаще использоваться в качестве косвенных конфликтов между небольшими странами.

Автор: Виктория Тимохина, Источник: “МИРМОЛ”

 

 

  • XXI век
  • Кибер-войска
  • Глобально