Что представляют собой российские РВСН?

Версия для печати

Ракетные войска стратегического назначения (РВСН) традиционно являются главной компонентой Стратегических ядерных сил (СЯС) России, обеспечивающих поддержание стратегической стабильности в мире. Это было особенно актуально в годы холодной войны. Поэтому РВСН являлись предметом постоянной заботы высшего военно-политического руководства страны на протяжении всего периода после окончания второй мировой войны. Окончание холодной войны, снижение уровня военного противостояния с США сделали возможным проведение радикальных сокращений стратегических ядерных сил, в том числе и РВСН. В июле 1991 года в Москве был подписан первый советско-американский Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ) - START-1. На момент его подписания в боевом составе СЯС СССР находилось 2500 носителей ядерного оружия - межконтинентальных баллистических ракет (МБР), баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ), тяжелых бомбардировщиков (ТБ). Эти носители могли поднять в одном пуске - вылете 10270 ядерных боеголовок различной мощности. Кроме того, на территории всех республик размещалось в общей сложности 15-17 тысяч тактических ядерных боеголовок. Благодаря значительным усилиям СССР, США, других стран после распада СССР к июню 1992 года все тактическое, а к декабрю 1996 года все стратегическое оружие было перебазировано на российские базы централизованного хранения для их последующей ликвидации. С этого момента Россия не только юридически, но и фактически стала единственной правопреемницей СССР в ядерной сфере. На момент распада СССР на территории России в составе СЯС находилось 1064 МБР с 4280 боеголовками, 62 ракетных подводных крейсера стратегического назначения (РПКСН) с 940 ракетами и 2800 боеголовками, около 80 ТБ с 800 крылатыми ракетами и авиабомбами. Уделяя большое внимание оказанию помощи Украине, Казахстану и Белоруссии по снятию МБР с боевого дежурства, транспортировке их на свою территорию и демонтажу, Россия одновременно ликвидировала значительную часть своих вооружений в соответствии со START-1. В результате проведенных сокращений к осени 1998 года в боевом составе СЯС находились 750 МБР (3600 боеголовок), 26 РПКСН (до 2000 боеголовок), 75 ТБ (до 800 боеголовок). Всего в составе СЯС к этому времени было до 6400 боезарядов. Напомним, что в соответствии со START-1 к 2003 году на вооружении СЯС должно остаться не более 6000 боеголовок. Этот означает, что Россия выполняет свои обязательства и опережает график ликвидации вооружений, установленный этим Договором. Как следует из приведенных данных, РВСН, на вооружении которых состоят МБР, и сегодня составляют основу боевой мощи СЯС. В настоящее время на вооружении РВСН находятся три типа ракет. Первый тип - шахтные комплексы с ракетами SS-18, с 10 боеголовками каждая (180 ракет, 1800 боеголовок), SS-19 с 6 боеголовками (160 ракет, 960 боеголовок), SS-24 с 10 боеголовками (10 ракет, 100 боеголовок). Эти МБР обладают высокой защищенностью от обычного оружия, наивысшей готовностью к пуску (десятки секунд после команды), оперативностью перенацеливания, высокой технической надежностью. Они являются основой группировки, способной к нанесению ответно-встречного удара. Второй тип - боевые железнодорожные комплексы (БЖРК) с ракетами SS-24 c 10 боеголовками (36 ракет, 360 боеголовок). Их отличает высокая мобильность и живучесть, которая определяется тем, что противник в момент нанесения удара не может знать их местонахождения и нанести прицельный удар. БЖРК базируются на развитой сети железных дорог России и предназначены в основном для ведения ответных действий. В настоящее время не курсируют и находятся в местах постоянной дислокации. Третий тип - грунтовые мобильные комплексы " Тополь" с моноблочной ракетой SS-25 (360 ракет). Эти комплексы обладают высокой маневренностью, проходимостью, скрытностью, живучестью. Являются мощным оружием ответного удара. Ведущая роль РВСН в ядерной триаде определяется не только количественными показателями. МБР обладают наивысшей боевой готовностью, скрытностью подготовки к боевому применению, устойчивостью в условиях войны обычным оружием. Имея в своем составе около 60% носителей и боезарядов, РВСН способны решать около 90% боевых задач в ответно-встречном ударе и до 50% - в ответном. Важнейшей особенностью РВСН является наличие у них современной автоматизированной системы управления войсками и оружием, совершенствованию которой постоянно уделялось большое внимание. Из средств, выделяемых на закупку вооружений около 20% направлялись на развитие системы управления. Эта система обеспечивает доведение приказов и команд с уровня Верховного Главнокомандующего вплоть до пусковых установок, напрямую обеспечивая запуск ракет. Значительные финансово-экономические трудности, которые переживает Россия, коснулись и РВСН. Даже средства, запланированные в военном бюджете на нужды РВСН, поступают на уровне 50-60%. Это потребовало поиска неординарных решений для поддержания высокой боевой готовности группировки, сохранения надежности системы боевого управления и связи. В течение 1997-1998 годов в соответствии с планами военной реформы было проведено объединение РВСН, Военно-космических сил (ВКС) и Войск ракетно-космической обороны (РКО) в единый вид вооруженных сил - РВСН. Основной целью интеграции является оптимизация управления силами, обеспечивающими решение задач стратегического характера, а также сокращение расходов на их содержание. Объединение этих сил под единым командованием открывает реальные возможности для развития и совершенствования системы управления войсками и оружием, что, в конечном счете, должно привести к повышению эффективности боевого применения РВСН. Известно, что в соответствии с международными соглашениями вооруженная борьба в космосе запрещена. Это означает, что ВКС могут решать лишь задачи обеспечения боевых действий других видов вооруженных сил и, в первую очередь РВСН. Немаловажной причиной объединения является сходство их технической основы. Боевые ракеты и ракеты-носители космических аппаратов различаются в основном своими габаритами, полетными программами, характером полезной нагрузки.

Практически одни и те же конструкторские бюро и заводы разрабатывают и производят технику для РВСН и ВКС, на одних и тех же полигонах - Байконур и Плесецк проводятся пуски ракет разными подразделениями по планам двух ведомств. Включение в состав РВСН войск РКО вместе с системой предупреждения о ракетном нападении (СПРН) может существенно повлиять на уровень боевой эффективности интегрированных РВСН. Особенно это чувствительно в условиях ответно-встречного удара, когда сэкономленные одна-две минуты могут повысить эффективность действий РВСН на 10-15%. По оценкам специалистов, это эквивалентно дополнительным двум-трем дивизиям с моноблочными ракетами. Управление войсками улучшится за счет ликвидации ряда параллельных и дублирующих звеньев. После объединения группировка РВСН состоит из девятнадцати ракетных дивизий, которые сведены в четыре армии, а также частей и соединений ВКС и РКО. Немаловажное значение в деле объединения сил и средств РВСН, ВКС и РКО имеют экономические факторы. В результате интеграции произойдет сокращение численности военнослужащих и гражданского персонала на 85 тысяч человек, что позволит значительно сократить расходы на их содержание. После проведения запланированных организационно-штатных мероприятий в составе объединенных РВСН будет около 160 тысяч военнослужащих и 46 тысяч гражданского персонала. Значительная экономия будет достигнута за счет создания единой системы заказов вооружения и техники в интересах интегрированных РВСН, разработки единого плана проведения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. Большое значение придается оптимизации организационно-штатных структур, системы подготовки специалистов, использования полигонов и космодромов, научно-исследовательских учреждений. По утверждению Главкома РВСН Владимира Яковлева, общая экономия средств в результате объединения составит около 1 млрд. рублей в год (в ценах 1997 года). В основу долговременной военно-технической политики РВСН положены два базовых принципа - унификация и максимальное использование гарантийных сроков эксплуатации вооружений. Унификация означает, что группировка РВСН будет постепенно переходить с шести типов ракетных комплексов, состоящих в настоящее время на вооружении, на один - "Тополь-М" в шахтном и мобильном вариантах. Вместо восьми типов ракет-носителей для запуска космических аппаратов останутся три - "Протон-М", "Ангара", "Союз-2". Такая унификация позволит значительно сократить расходы на производство ракет, на инфраструктуру РВСН и эксплуатацию вооружений. Уже в настоящее время начинают использоваться боевые ракеты, снимаемые с вооружения, для выведения в космос различных объектов, в том числе и коммерческого характера. Это дает экономию средств около 40 млн. рублей на один пуск. Большое значение придается принятию комплекса технических мер, направленных на продление гарантийных сроков ракет и элементов системы управления и связи при условии обеспечения требуемой надежности и безопасности. С этой целью проводятся научные исследования, отрабатываются методы индивидуальной диагностики состояния каждой ракеты, систематически проводятся регламентные работы с заменой отдельных узлов и блоков, используются ракеты и их элементы, закупленные у Украины и переданные Казахстаном. Все это позволило продлить гарантийные сроки эксплуатации жидкотопливных ракет SS-18 и SS-19 до 25 лет, что на 10 лет больше исходных гарантийных сроков, в которых были заложены потенциальные возможности их продления. Практика подтвердила реалистичность этих прогнозов. Проведенные в последнее время учебно-боевые пуски таких ракет, уже более 20 лет находившихся на боевом дежурстве, показали их высокую техническую надежность Проведенная технико-экономическая оценка показала, что затраты на продление сроков эксплуатации ракет не превышают 5-6% от стоимости производства новых ракет. Однако следует учитывать, что продление гарантийных сроков вооружений не может быть бесконечным и оно лишь несколько отодвигает решение об их замене. По оценкам экспертов, даже с учетом продленных сроков массовый вывод из боевого состава ракет ожидается в районе 2003-2008 годов. Это означает, что если в ближайшие годы положение с финансированием закупок вооружений и техники не улучшится, группировка РВСН в этот период будет резко сокращаться. В ходе российско-американской встречи на высшем уровне в марте 1997 года были достигнуты договоренности о продлении срока выполнения Договора START-2 до 31 декабря 2007 года, что позволяет России более полно использовать продленные гарантийные сроки нахождения МБР РВСН на боевом дежурстве, а также снизить пик экономической нагрузки разоружения, растянув ее во времени. Однако боеголовки ракет, подлежащих ликвидации, к 31 декабря 2003 года должны быть отстыкованы либо приняты другие меры, обеспечивающие деактивацию ракет. В сентябре 1997 года министры иностранных дел двух стран подписали об этом соответствующий протокол. Одной из важнейших задач РВСН является ввод в боевой состав и развертывание ракетного комплекса "Тополь-М", который составит ядро будущей группировки войск. Проведенные испытания показали, что по основным параметрам - маневренность, живучесть, боеготовность, эффективность нанесения ударов, в том числе и в условиях развертывания противником противоракетной обороны (ПРО), он в 1,5 раза превосходит ракеты предыдущего поколения. В конце 1997 года первые МБР "Тополь-М" были поставлены на боевое дежурство. Темпы ввода в боевой состав этих ракет определяется только размерами финансирования. По оценкам специалистов, стоимость одного комплекса "Тополь-М" составляет около 30 млн. долларов. Она может быть несколько снижена в условиях крупносерийного производства. Ракетный завод в Воткинске в бытность СССР обеспечивал ежегодное производство ракет "Тополь" до 60-80 единиц. Для обеспечения рентабельности производства заводу необходимо производить не менее 30 ракет в год. В планах Министерства обороны планируется после 2000 года ежегодно закупать 30-40 ракет "Тополь-М". Однако есть большие сомнения в том, что экономика страны позволит выполнить эти планы. Скорее всего, в ближайшие годы закупки будут на уровне 10-12 ракет в год. Рассуждая о будущем составе и структуре РВСН, необходимо иметь представление о том, какие задачи они должны решать, для чего они предназначены. В годы холодной войны стратегические вооружения СССР и США обеспечивали поддержание стратегической стабильности на основе паритета в СЯС. Стратегическая стабильность базируется на том, что в любых условиях развязывания войны страна, подвергшаяся нападению, будет способна нанести агрессору в ответных действиях неприемлемые для него потери. В этих условиях основной формой боевых действий СЯС обеих сторон являлся ответно-встречный удар, когда запуск ракет обороняющейся стороной производится по сигналу системы предупреждения до падения на ее территорию боеголовок противника. Это определяло особую роль РВСН, которые, находясь в постоянной боевой готовности, единственные среди всех компонентов триады способны решать эту задачу. Однако эта концепция повышала риск возникновения случайного ядерного конфликта, вследствие неабсолютной надежности систем предупреждения, возможности несанкционированных действий злоумышленников, а также жесткого лимита времени, имеющегося в распоряжении высшего военно-политического руководства для принятия решений в стрессовой ситуации. В условиях снижения военной конфронтации, некоторого улучшения общего политического климата в мире вероятность нанесения неспровоцированного первого удара весьма мала. Поэтому в нынешней геостратегической ситуации и в ближайшем будущем основной формой боевых действий СЯС становится ответный удар. Эта форма боевых действий является наиболее сложной, связана со значительными потерями СЯС обороняющейся стороны, выходом из строя значительной части системы управления. Все это свидетельствует о том, что состав и структура СЯС должна быть адаптивной, способной к проведению всех форм боевых действий. Необходимо также учитывать, что сокращения СНВ в соответствии с достигнутыми соглашениями, а тем более в будущем, будет неразрывно связано с переходом сторон к противоценностной концепции планирования боевых действий СЯС. Это означает, что в случае нанесения противником первого удара последуют ответные удары по его наиболее чувствительной сфере - крупным городам и промышленным центрам. По мере дальнейших сокращений СЯС именно эта концепция будет становиться все более актуальной и определять в будущем их возможные нижние пределы. Большинство политиков сходится в том, что единственной рациональной функцией ядерного оружия является сдерживание, хотя в последние годы все чаще раздаются призывы отказаться от этой концепции, как от реликта холодной войны, и перейти к другим формам взаимодействия между Россией и США в военной сфере. В числе таких альтернативных вариантов называется стратегическое партнерство, о котором неоднократно заявляли президенты двух стран. Однако оно так и не наступило, более того сегодня мы от него дальше, чем 6-8 лет назад. Концепция сдерживания не является выдумкой стратегов, а является производной от сложившейся на протяжении десятилетий геостратегической ситуации. Ее нельзя отменить директивно, как это предлагают некоторые, несмотря на все ее недостатки. Концепция сдерживания может "отмереть" естественным образом на основе коренных улучшений в отношениях России и США в военной, политической и экономической областях, при переходе не на словах, а на деле к подлинному партнерству. При этом следует указать на то, что в условиях России решающую роль в осуществлении сдерживания выполняют РВСН. В связи с вышесказанным встает весьма актуальный вопрос о том, какой может быть группировка РВСН в районе 2005-2008 годов? Отвечая на него, следует указать на два принципиально возможных варианта состава РВСН в зависимости от развития событий. Первый вариант исходит из того, что Договор START-2 будет ратифицирован и откроется путь к START-3. В этом случае примерный состав группировки к 2008 году возможно будет таким: около 400-450 моноблочных ракет "Тополь-М", из них 90 будут находиться в шахтах из-под тяжелых ракет, остальные - в мобильно-грунтовом варианте, 105 "разгруженных" до одной боеголовки ракет SS-19, размещенных в шахтах. Всего 500-550 боеголовок на носителях. Второй вариант группировки РВСН может иметь место в том случае, если START-2 не будет ратифицирован. Тогда в боевом составе РВСН могут остаться 60 тяжелых ракет SS-18 последних годов выпуска (600 боеголовок), 100-120 ракет "Тополь-М" в шахтах и 300-350 - в мобильно-грунтовом варианте. Всего около1000 боеголовок. Однако за пределами 2010-2012 годов все тяжелые ракеты будут сняты с вооружения в результате их физического устаревания и на их место могут быть поставлены моноблочные ракеты. Возобновление производства многозарядных ракет, подобных SS-18, потребует 8-10 лет напряженной работы и финансовых затрат порядка 10-12 млрд. рублей. Поэтому, заглядывая вперед и сравнивая соотношение стратегических вооружений США и России, следует признать, что, несмотря на все недостатки START-2, его следует ратифицировать и открыть дорогу переговорам в формате START-3. START-3 позволит устранить ряд недостатков предыдущего Договора, а его границы (2000-2500 боеголовок) в наибольшей степени соответствуют стратегическим и экономическим интересам России. При этом будет необходимым просчитывать и оценивать дальнейшие шаги по осуществлению последующих сокращений СЯС. В условиях START-3 будет еще целесообразным сохранить в составе СЯС принцип триады. В последующем, при переходе к START-4, где предполагаемый уровень составит 1000-1500 боеголовок, скорее всего, будет осуществлен переход на двухкомпонентную структуру СЯС. Авиационный компонент, как имеющий наиболее низкий показатель по критерию "стоимость-эффективность" будет ликвидирован. В дальнейшем позиция России может состоять в требовании убрать все ядерное оружие в пределы своих национальных территорий, в том числе и из акватории мирового океана, что, несомненно, будет поддержано мировой общественностью. Это приведет к тому, что на последнем этапе в боевом составе останутся только МБР РВСН, ликвидация которых станет заключительным этапом ядерного разоружения.

На фото;  СС18 Воевода - МБК весом 120 тонн

Автор: Владимир Белоус, профессор Академии военных наук, генерал-майор в отставке, 5 октября 2000 года

 

  • История
  • Вооружения и военная техника
  • Ракетные войска стратегического назначения
  • Россия
  • XX век