Может ли Япония стать ракетно-ядерной державой?

Версия для печати

Стремительное развитие экономики Японии в послевоенный период вывело страну в число ведущих держав мира. Однако ее политические дивиденды оказались менее значительными, чем экономические. Такое несоответствие значительных экономических возможностей и сравнительно скромной политической роли, которую играет Япония в системе международных отношений привело к тому, что в последнее время страна оказалась в переходном периоде, одной из центральных задач которого является укрепление политического авторитета, адекватного ее экономическому могуществу. Наиболее наглядно это проявляется в стремлении Японии играть более важную роль в решении проблем мира и международной безопасности. Тесное сотрудничество с США в области обороны обеспечили Японии в послевоенный период возможность нести минимальные расходы на содержание вооруженных сил, которые традиционно не превышали 1% валового национального продукта, что, конечно, способствовало экономическому процветанию страны.  Несомненно, значительную роль в этом сыграла Конституция страны, поставившая серьезную преграду на пути возрождения воинствующего милитаризма. Страна, пережившая трагедию атомных бомбардировок, приобрела наиболее стойкий иммунитет в отношении ядерных вооружений, твердо и однозначно зафиксированный в основном законе государства. Однако, в то же время, Япония оказалась весьма слабо защищенной от попыток атомного шантажа, угрозы применения против нее оружия массового поражения. Особенно наглядно это проявилось в первой половине 90-х годов в связи с ракетно-ядерными программами Северной Кореи, руководители которой не скрывали ее антияпонской направленности. (см. НГ 11.04.1996 г.)  Рассуждая о целях военной программы КНДР, северокорейский посол в Индии откровенно заявил: "Наши ядерные силы, в случае их создания, будут предназначены, прежде всего, для сдерживания Японии".  Вполне также объяснима обеспокоенность Японии возможностью появления ядерного оружия в Южной Корее, которое может быть там создано в противовес ядерной программе КНДР. По признанию бывшего начальника военной разведки Республики Корея Кан Чан Суна в 1978 году южнокорейская атомная бомба "была готова на 95 процентов". Однако вскоре в стране произошел военный переворот, в результате которого был убит президент Пак Чжон Хи - инициатор военной ядерной программы. В ходе переговоров с администрацией США о признании нового режима, пришедшего к власти в Южной Корее, американское руководство поставило жесткие условия о прекращении работ над ядерным оружием и ликвидации секретных лабораторий, занимающихся этой проблемой.  Однако вряд ли приходится сомневаться в том, что потенциальные возможности Республики Корея в овладении в сравнительно короткие сроки военной ядерной технологией достаточно велики. Вопрос поэтому состоит в том, может ли Япония не учитывать растущую угрозу своей безопасности и не принимать соответствующих мер предосторожности? Даже признавая, что вероятность ядерного нападения на нее весьма невелика, следует иметь в виду, что слишком велика, может быть, плата за риск, расплата за возможную непредусмотрительность. Об этом предупреждают некоторые политические деятели страны. 

Япония перед выбором

В связи с этим весьма актуальным становится вопрос о том, какими путями следует нейтрализовать возможную угрозу? Что необходимо предпринять Японии для предотвращения возможных негативных последствий военной напряженности на Корейском полуострове, очередной акт которой разыгрался совсем недавно? Вполне естественно, что в этих условиях перед Японией встал вопрос о целесообразности и возможности создания эффективной противоракетной обороны территории страны.  Основная задача такой ПРО должна состоять в том, чтобы обеспечить защиту населения страны и ее промышленного потенциала, прежде всего, от угрозы ракетно-ядерного шантажа со стороны Северной Кореи. Однако на этом пути перед военными специалистами встали серьезные трудности научно-технического характера, поскольку ранее работы по разработке и созданию широкомасштабной ПРО в Японии не велись. В стратегическом отношении страна должна прикрываться американским "ядерным зонтиком", который призван обеспечить сдерживание от ядерного нападения на Японию любого потенциального противника. Однако концепция ядерного сдерживания может не сработать, если речь идет о тоталитарных режимах, склонных к авантюризму в большой политике.  Сложившейся ситуацией вокруг северокорейской ракетно-ядерной угрозы постарались воспользоваться Соединенные Штаты и предприняли ряд мер, прежде всего, дипломатического характера для оказания давления с целью создания совместными усилиями противоракетной обороны Японии на основе американской технологии. Работы в США, проведенные в рамках программы СОИ, позволили получить ряд технологических новинок в этой области, которые могли быть с успехом проданы Японии.  Старт кампании по приобщению Японии к развертыванию ПРО был дан известием об успешном запуске северокорейской ракеты Нодонг в сторону японского моря в мае 1993 года. США летом 1993 года обратились к Токио с предложением о совместной разработке противоракетной обороны для борьбы с тактическими ракетами и ракетами средней дальности. Переговоры на эту тему велись как на уровне министров обороны, так и с участием высшего политического руководства двух стран.  Уже в сентябре того же года была образована японо-американская рабочая группа для обсуждения возможности создания ПРО ТВД Японии с применением американских противоракетных систем. В июне 1994 года представители "Кэйданрэна" (ассоциация крупных компаний) обсуждали в Токио проблему ПРО с представителями Пентагона, занимающимися разработкой противоракетных систем. В августе 1994 года частный консультативный орган при премьер-министре Японии "Совещание по вопросам обороны" направляет ему доклад, в котором в отношении ПРО однозначно утверждается: "Следует активно заняться этим вопросом".  После этого в дело активно вступили крупнейшие компании военно-промышленного комплекса, хорошо сознавая, что на северокорейской ракетно-ядерной угрозе можно неплохо заработать.  В сентябре того же года "Японский комитет по обороне, вооружению и промышленности" ("Нихон боэй соби когекай"), объединяющий 131 компанию военно-промышленного комплекса, принимает решение об учреждении специальной научно-исследовательской группы в области противовоздушной обороны. Одновременно восемь крупнейших подрядчиков Управления национальной обороны (УНО) во главе с "Мицубиси дэюкоге" создают четыре секции по основным направлениям исследований ПРО ТВД.  Во второй половине 1994 года Компания "Мицубиси седзи" приобрела у американской компании "Локхид" лицензию на приобретение противоракет заатмосферного перехвата ТХААД, а фирма "Итотю седзи" заключила контракт с американской компанией "Лорел" на закупку ракет-перехватчиков "Эринт". В мае 1995 года "Кэйданрэн", "Комитет по обороне, вооружению и промышленности" обратились к начальнику УНО Т.Токуитиро с письменным требованием о финансировании исследований программы ПРО ТВД.  В нем, в частности, указывается: "Необходимо создать условия для того, чтобы совместное изучение, создание и производство в США и Японии, связанных тесными отношениями в области обеспечения безопасности, могли осуществляться беспрепятственно".  Стремление подтолкнуть Японию к принятию практических шагов по развертыванию противоракетной обороны с использованием американских систем ПРО особенно наглядно проявилось весной 1994 года, когда США предложили несколько вариантов ее построения. Так, один из вариантов предусматривал размещение на пути полета северокорейских и китайских ракет 4-х кораблей, оснащенных автоматизированной системой ПРО "Иджис" и 24 батарей усовершенствованных противоракет "Пэтриот". Примерная стоимость создания такой системы оценивалась в сумму около 8 млрд. долларов.  Наиболее плотную систему ПРО предлагалось развернуть на базе 12 кораблей системы "Иджис", 24 батарей "Пэтриот", размещаемых на территории Японии, а также ракет заатмосферного перехвата ТХААД. Ориентировочные затраты на создание такой системы превысят 30 млрд. долларов. Разумеется, такие грандиозные планы находят широкую поддержку со стороны военно-промышленного комплекса как в США, так и Японии. В то же время между ними отмечается жесткое соперничество в определении долевого участия в проектах создания ПРО и, следовательно, в распределении доходов. Представители японского ВПК опасаются, что распределение ролей в этом альянсе будет на руку США. Они не без оснований полагают, что США будут стремиться получить от Японии высокие технологии для использования их в новых разработках, а продавать будут ей же втридорога готовую продукцию. Японские высокие технологии крайне необходимы США, в частности, для модернизации системы "Пэтриот".  Стремление США во что бы то ни стало приобщить Токио к совместной разработке ПРО довольно наглядно проявилось в апреле 1995 года, когда Японию посетила делегация управления исследований конгресса США. Они в который раз пытались убедить японское руководство в необходимости развертывания ПРО, которая должна обеспечить защиту территории Японии от ракет типа Нодонг. Однако следует отметить, что у японского военно-политического руководства отмечается определенный скептицизм в отношении эффективности системы "Пэтриот". Как известно, сравнительно широкое применение этой системы состоялось во время войны в Персидском заливе против иракских ракет "Скад". Сразу же после окончания войны военные специалисты США утверждали, что эффективность перехвата "Скадов" достигала 50%. Однако более детальные исследования, проведенные позднее видными американскими учеными Д.Люисом и Т.Постолом, показали, что на самом деле успешным был перехват менее чем в 10% случаев. Правда, сразу же после завершения военной операции США приступили к модернизации комплексов "Пэтриот" с целью повысить их противоракетные возможности. Да и корабельная система "Иджис" также не внушает руководству Японии особой уверенности в ее эффективности. Известно, что эта система создавалась для борьбы с воздушными целями, а затем ее старались приспособить в качестве защиты от ракет. Печальным примером неэффективности этой системы в борьбе с ракетами является потопление одного из лучших кораблей британского флота эсминца "Шеффилд", снабженного системой "Иджис", во время англо-аргентинского конфликта в районе Фолклендских (Мальвинских) островов ракетой "Экзосет". Все это позволяет понять довольно осторожный подход японского руководства к созданию системы противоракетной обороны на основе американской военной технологии. При этом многие военные специалисты проходят мимо того факта, что в принципиальном плане создание ПРО ТВД будет девальвировать эффективность тактических ядерных сил Китая, Северной Кореи, Индии и некоторых других стран. Это может послужить побудительным мотивом для наращивания тактического ядерного оружия как в количественном, так и в качественном отношении. В этих условиях возможно появление тактических ракет с разделяющимися боеголовками и комплектом средств преодоления ПРО, подобно тому, как развивается аналогичное соперничество в стратегической области. Несмотря на нажим Вашингтона и благоприятное отношение к крупномасштабным военным программам со стороны ведущих военно-промышленных компаний двух стран, практические шаги по созданию противоракетной обороны делаются с трудом. Правительство Японии при обсуждении планов строительства вооруженных сил на пятилетие (1996-2000 гг.) пока еще не решилось открыто пойти на разработку системы ПРО, целесообразность и эффективность которой является предметом серьезных разногласий. В связи с этим решено отложить на некоторое время рассмотрение вопроса о выделении средств на разработку совместно с США системы противоракетной обороны ТВД. Однако это не означает, что некоторые крупные фирмы уже сейчас не вкладывают средства в исследование и создание отдельных элементов системы ПРО.

Ядерные проблемы Японии

Помимо исследований и переговоров с США о возможности создания противоракетной обороны вряд ли можно исключить тот факт, что при определенных военно-политических условиях Япония может стать обладателем ядерного оружия. Это, в частности, подтвердил в ходе встречи министров иностранных дел стран АСЕАН представитель Японии Кабун Муто: "Если Северная Корея создаст ядерное оружие, то это будет представлять угрозу для Японии. Но, во-первых, у нас есть "ядерный зонтик" Соединенных Штатов, который прикрывает Японию. И если он начнет сворачиваться, то очень важно иметь уверенность в том, что мы можем изготовить ядерное оружие". Для создания собственного ядерного оружия любой стране необходимо выполнение двух важнейших условий: принятие политического решения высшим руководством страны и наличие современного научно-технического и промышленного потенциала. По мнению экспертов, учитывая высокий научно-технический уровень Японии, обладание ею высокими технологиями, нет сомнений в том, что в случае принятия политического решения ядерное оружие там может быть создано в течение короткого времени, измеряемого месяцами. В январе 1994 года исполнительный директор Японского атомного форума Кдзухиса Мори заявил, что Япония обладает научным и промышленным потенциалом, необходимым для создания ядерного оружия. Однако, по его мнению, наличие возможности не означает, что его страна постарается ее реализовать. Подтверждая это, премьер-министр Японии Цумора Хата в июне 1994 года публично признал, что его страна обладает необходимым научно-техническим потенциалом для создания ядерного оружия. При этом следует иметь в виду реальность осуществления в стране полного технологического цикла: освоение сырьевой базы - научно-экспериментальные исследования - наработка оружейного расщепляющегося материала - создание взрывного устройства - проведение его испытаний - "доводка" средств доставки - создание ядерного оружия. Два ведущих японских независимых военных эксперта Х.Маэда и Х.Фудзии в феврале 1994 года подтвердили выводы британского министерства обороны о возможности Японии в короткий срок стать обладателем ядерного оружия. По их мнению, стратегия Токио в ядерной области состоит в том, чтобы рассредоточить исследования и производство множества компонентов ядерного оружия по различным гражданским отраслям науки и техники. Это позволяет не только обеспечить скрытность военных приготовлений, но и спрятать в государственном бюджете расходы на исследования в ядерной сфере, которые в открытом виде протянуть через парламент было бы невозможно. В качестве одного из примеров результативности такого подхода, они указывают на разработку нефтеразведочными компаниями уникальных взрывных устройств, которые могут быть использованы в качестве детонаторов для ядерных боезарядов. Однако на пути обретения Японией ядерного статуса стоят серьезные преграды. Это, прежде всего, три конституционных запрета в отношении ядерного оружия - не иметь, не производить, не ввозить, а также высокий иммунитет населения страны, пережившего ядерную бомбардировку, к этому оружию. Однако в июле 1993 года, вскоре после демонстративных действий Пхеньяна в ракетно-ядерной области японское правительство выступило против бессрочного продления в 1995 году Договора о нераспространении. Такое решение свидетельствовало о том, что в случае возрастания северокорейской ракетно-ядерной угрозы Япония хотела бы иметь ядерные средства сдерживания потенциального агрессора от нападения. Правда, с приходом нового премьера Морихиро Хосокава эта позиция была пересмотрена. Поскольку секрета атомной бомбы ныне не существует, то ключевым моментом, помимо политического решения, является получение необходимого количества оружейного ядерного материала. Широкое развитие в Японии ядерной энергетики создает объективные условия для использования в качестве ядерной взрывчатки плутония, получения необходимого его количества. В настоящее время в Японии действует 43 ядерных реактора общей мощностью около 32 тысяч мегаватт, в ходе работы которых постоянно нарабатывается значительное количество плутония. Внимание к плутонию в Японии усиливается еще и тем, что по мнению некоторых японских ученых, примерно к 2010 году резко обострится ситуация в мире с энергоносителями. В этих условиях, по их утверждению, неминуемо возрастет роль плутония. Поэтому необходимо заблаговременно создавать значительные его запасы, а также создавать новые типы реакторов, работающих на плутониевом топливе. Наиболее узким местом в топливном цикле современной Японии является регенерация плутония из отработанного топлива. Поэтому в настоящее время отработанное топливо проходит переработку на предприятиях французской корпорации КОЖЕМА и английской "Бритиш Нуклеар Лимитед". Ведущееся в настоящее время строительство объектов комплекса замкнутого ядерного цикла в районе Рокассио позволит Японии после его ввода в строй избавиться от иностранной зависимости при выделении плутония. В реакторах японских АЭС в течение 90-х годов планируется получить около 54 тонн плутония, а к 2010 году его запасы могут возрасти до 100 тонн. При этом следует иметь в виду, что для создания ядерного взрывного устройства пригоден плутоний любого изотопного состава, в том числе и получаемый в промышленных реакторах.  Однако наиболее предпочтительным для военных целей является плутоний с содержанием изотопа - 239 свыше 90%. В настоящее время не разработаны экономически приемлемые методы обогащения плутония. Однако известно, что в ряде стран, не исключено и в Японии, ведутся работы по отработке метода разделения изотопов плутония с помощью лазерного излучения. По заявлениям некоторых специалистов, успешная разработка такого метода может создать особенно благоприятные условия для обогащения плутония из отработанного топлива АЭС, создания на его основе ядерных боезарядов на уровне передовых технологий. Плутониевая программа Японии вызывает серьезную озабоченность и критику со стороны ряда стран и, в частности, США. В ее адрес раздаются призывы переориентировать дальнейшее развитие ядерной энергетики в направление отказа от использования плутониевого топлива, прекратить процесс выделения плутония из реакторных отходов. Японии рекомендуют смешивать плутоний с радиоактивными отходами для последующего остекловывания и захоронения. Иными словами, Японии настойчиво советуют ликвидировать реальную возможность военного использования, как в настоящее время, так и в будущем плутония, нарабатываемого в реакторах АЭС. Аналитиков и политологов крайне интересует вопрос: какую позицию будет занимать Япония в случае ядерного кризиса на Корейском полуострове? Правое крыло японского парламента, представляющее националистические силы страны, выступает за более активную военную политику, за отказ трех неядерных принципов и ядерное вооружение Японии. В противовес этому их политические оппоненты доказывают, что в силу особенностей своего геостратегического положения, высокой густонаселенности, близости потенциальных противников, обладание Японией ядерным оружием не даст ей гарантий безопасности. Это же, по их утверждению, определяет необходимость сохранения американского "ядерного зонтика", который должен прикрыть страну от возможного ядерного нападения. В свою очередь представители оппозиции высказывают весьма скептические оценки в отношении этого "ядерного зонтика". Они упирают на то, что даже в годы холодной войны вряд ли США были готовы на самом деле вступить в ядерный конфликт, например с Китаем, в случае угрозы ядерного нападения на Японию. Памятуя о том, что в основе большой политики лежат, как правило, экономические интересы, вряд ли можно быть уверенным в том, что США пойдут на риск развязывания ядерного конфликта для защиты своего основного экономического соперника в АТР. Более весомые аргументы противников ядерного вооружения состоят в том, что это может вызвать негативное отношение к Японии со стороны других государств, создаст преграды на пути доступа к иностранным рынкам, источникам сырья, энергоносителям. Особую обеспокоенность некоторым креном политики Токио в отношении ядерного оружия уже издавна проявляют США. Американские разведслужбы ВВС и ВМС еще в 1974 году утверждали: "Существует значительная вероятность, что японские лидеры придут к выводу о необходимости иметь ядерное оружие для обеспечения национальных интересов с учетом складывающегося баланса сил в Азии. Такое решение может быть принято в начале 90-х годов. Оно может быть сделано и раньше, если произойдет дальнейшее распространение ядерного оружия или в случае проявления глобальной терпимости к такой деятельности. Такое развитие событий ускорило бы эрозию традиционного японского неприятия курса на создание ядерного оружия и позволило бы Токио раньше переступить порог ради интересов национальной безопасности". В ту пору это выглядело не более чем научная фантастика. Однако нельзя не отдать должное авторам этого прогноза, которые двадцать лет назад предвосхитили развитие событий в регионе, способные подтолкнуть Японию к ядерному выбору. После исчезновения советской ядерной угрозы США стали уделять особенно большое внимание укреплению режима нераспространения ядерного оружия. Администрацию США стала тревожить плутониевая программа Японии, в которой они увидели возможную угрозу и для себя. В ответ на это японские официальные лица заявляют, что плутониевая программа их страны находится под контролем МАГАТЭ и носит исключительно мирный характер. Более оптимистично оценивает позицию Японии в отношении к ядерному оружию Служба внешней разведки России. В своем докладе "Новый вызов после "холодной войны": распространение оружия массового поражения", опубликованном в 1993 году, среди "пороговых" государств - потенциальных соискателей ядерного статуса Япония даже не упоминается. Пожалуй, наиболее достоверным является то, что угроза возможного ядерного вооружения Японии определяется не ее плутониевой программой, а региональной нестабильностью, ядерным шантажом со стороны Северной Кореи. Имей Япония надежные гарантии безопасности, она вряд ли потянется к ядерному оружию. Поэтому основная опасность, исходящая от ракетно-ядерной программы Пхеньяна, состоит, прежде всего, в том, что она может спровоцировать овладение ядерным оружием своими ближайшими соседями - Японией и Южной Кореей. Эффект "ядерного домино" может нанести серьезный удар по режиму нераспространения. Однако на сегодняшний день вряд ли приходится сомневаться в том, что, имея большие потенциальные возможности в создании собственного ядерного оружия, причем в довольно короткие сроки, Япония придерживается неядерных принципов, заложенных в Конституции, и если не будет непосредственной угрозы ее национальной безопасности она будет соблюдать свой безъядерный статус.

Ракетная программа Японии.

В силу политических и экономических причин к овладению ракетной технологией Япония приступила позже других ведущих держав мира. Однако ее быстрое движение на этом пути было обусловлено общим прогрессом в области освоения и внедрения новейших достижений науки и техники. С момента своего зарождения ракетно-космическая промышленность получала постоянную поддержку со стороны высшего военно-политического руководства страны, которое считало, что овладение ракетной технологией не только направленно на повышение боевой мощи вооруженных сил, но и способствует укреплению политического имиджа страны. Начало работ в этой области было положено производством по американской лицензии зенитных ракет большой дальности "НАЙК" и средней дальности "ХОК". Позднее, во второй половине 50-х годов в Японии были развернуты научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) по созданию собственных образцов ракетного оружия. В результате проведенных работ уже в 1965 году на вооружение японской армии стала поступать противотанковая управляемая ракета - ПТУР "64". С 1968 года было запущено производство тактических ракет РКТ-30, разработки японских конструкторов. В последние годы японская промышленность выпускает целую серию образцов ракетного оружия. Среди них зенитные управляемые ракеты (ЗУР) малой дальности "81", ПТУР "79" и "87", управляемая ракета "80" класса "воздух - поверхность", УР "88" класса "поверхность - поверхность". Наряду с производством ракет отечественной разработки Япония не отказывается и от изготовления лицензионного оружия, такого как ЗУР "ПЭТРИОТ", ЗУР средней дальности "усовершенствованный ХОК", ПТУР "ТОУ" и некоторых других образцов. Успешное освоение производства современного ракетного оружия в свою очередь ускоряло создание необходимой научной и промышленной базы для дальнейшего развития ракетной технологии, подготовку инженерно-технических кадров высокой квалификации.  Высшее руководство страны, ведущие компании военно-промышленного комплекса полагали, что оптимальным направлением в укреплении научно-технического потенциала ракетостроения является освоение космоса, что объяснялось как политическими, так и экономическими факторами. Это привело к тому, что в настоящее время в реализации японской космической программы принимают активное участие более 50 крупных промышленных компаний, среди которых такие гиганты, как "Мицубиси дэнки"!, "Мицубиси дзюкоге", "Ниппон дэнки", "Тосиба", "Хитати сэйсакусе" и другие. Приложенные усилия стали довольно быстро приносить значительные результаты в освоении космической техники, о чем свидетельствует регулярный запуск космических аппаратов различного назначения. Первым образцом космического носителя явилась трехступенчатая ракета N-1, способная вывести на геостационарную орбиту полезную нагрузку массой 130 кг. В ее конструкцию были заложены как американские (Тор-Дельта), так и японские технологии. Она же послужила основой для создания новой, более мощной ракеты N-2, которая могла доставить на геостационарную орбиту искусственный спутник массой до 350 кг. В период с 1972 по 1982 год с помощью ракет N-1 и N-2 на орбиту было выведено 15 космических аппаратов. С 1986 года для доставки на орбиту искусственных спутников широко используется трехступенчатая ракета-носитель Н-1. Стартовый вес ракеты достигает 140 тонн, длина около 40 м, диаметр 2,4 м. Для разгона ракеты используются стартовые ускорители. Она зарекомендовала себя как весьма надежная система (100% успешных запусков) и, по мнению японских экспертов, находится на уровне мировых стандартов. Руководство космической программой Японии осуществляет Национальное управление по освоению космоса (НАСДА). Основные объекты ракетно-космической промышленности расположены на острове Хонсю, преимущественно в районах Токио, Нагоя и Осака. Большие надежды возлагаются на разработанную под руководством НАСДА новую мощную двухступенчатую ракету Н-2, которая должна значительно расширить возможности Японии в освоении космоса. Система Н-2 создана исключительно на японских технологиях и, по отзывам специалистов, не уступает европейской транспортно-космической системе "Ариан". Общие затраты на разработку системы Н-2 составили свыше 2,5 млрд. долларов. Ракета Н-2 предназначена для выведения на низкую околоземную орбиту космического аппарата массой до 9,5 тонны или на геостационарную орбиту - до 2 тонн. К наиболее весомым преимуществам Н-2 перед своей предшественницей относят такие показатели, как низкая стоимость выведения грузов, высокая техническая надежность, максимальное использование технологических заделов, полученных в ходе предшествующих разработок. Ракета Н-2 спроектирована по пакетной схеме. Ее двухступенчатый жидкостной центральный блок оснащен двумя мощными твердотопливными ускорителями (ТТУ). Высота ракеты - 49 м, диаметр центрального блока - 4 м, стартовая масса (без полезной нагрузки) - 256 тонн. В ТТУ используется смесовое топливо, двигатели 1-й и 2-й ступени работают на жидком кислороде и водороде. Затраты на подготовку и проведение одного старта оцениваются в 200 млн. долларов. В начале февраля 1994 года с полигона Танегасима на острове Иосинобу состоялся первый пуск ракеты Н-2, которая вывела космические аппараты на околоземную орбиту. После третьего запуска ракеты Н-2, произведенного в марте 1995 года, НАСДА объявило о завершении ее разработки. В 1991 году управление НАСДА приступило к проектированию трехступенчатой твердотопливной ракеты с последовательным расположением ступеней, получившей наименование J-1. Разработчиком новой ракеты является институт космических и астрономических исследований (ИСАС). Использование твердого топлива и снижение полезной нагрузки позволило значительно уменьшить стартовую массу, которая составляет у J-1 87 тонн. Высота ракеты достигает 33 м, диаметр - 1,8 м. Расчетная масса полезной нагрузки, выводимой на орбиту, составляет около 1 тонны. Специалисты отмечают, что использование новой технологии позволяет создать на ее основе боевые ракеты средней и межконтинентальной дальности, которые будут удовлетворять основным требованиям, предъявляемым к системам такого класса. По оценкам иностранных военных экспертов, ракетно-космическая промышленность Японии, способна полностью обеспечивать потребности своих вооруженных сил и выполнение космической программы за счет собственного производства. На ряде направлений научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок, производства сложных ракетных и космических систем Япония находится на самом передовом уровне. В последние годы ракетно-космическая промышленность страны вступила в период активизации НИОКР, совершенствования военных технологий, освоения новых более эффективных видов ракетного вооружения различного назначения и космической техники. По мнению одного аналитика из государственного департамента США, космическая программа Японии осуществляется с учетом "ее применения в долгосрочном плане для нужд обороны и национальной безопасности". Утверждают, что он при этом имел в виду спутниковую разведку и возможность создания баллистических ракет средней и большой дальности. Повышение возможностей военной промышленности Японии в оснащении своих вооруженных сил современным оружием и военной техникой предусмотрено программой оборонного строительства на 1996-2000 финансовые годы, которая была утверждена правительством в декабре 1995 года. Согласно этой программы предусматривается выделение на военные цели по 50 млрд. долларов ежегодно (второе место в мире по размерам военного бюджета после США). В целом за пятилетие предусмотрено выделить на реализацию оборонной программы около 250 млрд. долларов, из которых около 20% будет израсходовано на закупку вооружений. В новой концепции национальной обороны указывается, что основной упор в развитии вооруженных сил будет сделан не на их количество, а на качество вооружений и профессиональный уровень военнослужащих. Это означает, что, учитывая некоторое снижение численности своих вооруженных сил, Япония будет иметь сравнительно небольшую армию и флот, которые будут оснащены самой современной военной техникой и вооружением. В случае же возникновения ядерной угрозы Япония в состоянии в короткие сроки разработать и наладить производство ракетно-ядерного оружия. Однако на сегодняшний день такое развитие событий кажется маловероятным.

 

Владимир Белоус, генерал-майор в отставке
25.06.2000
  • История
  • Вооружения и военная техника
  • Россия
  • XXI век