Влияние группировки «Исламское государство Ирака и Леванта» на внешнеполитические отношения Азербайджана и Турции

Версия для печати

        Стремительное продвижение группировки «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) в Ираке весьма опасно не только для сопредельных государств, но и для всего мира, и в первую очередь для Южного Кавказа. Особую опасность группировка представляет для Азербайджана, большая часть населения которого исповедует шиизм, в то время как различного рода группировки, воюющие в Сирии и Ираке, – сунниты. Не стоит упускать из виду то, что на стороне исламистов воюют в достаточном количестве уроженцы Азербайджана. По неофициальным данным, их около 300 человек. Тем не менее, поток «добровольцев» не иссякает. 

         Набор новых членов в террористическую группировку ИГИЛ в Азербайджане и участие граждан этой страны в боевых действиях в Ираке и Сирии свидетельствуют о том, что террористы смогли наладить там свою работу при помощи ваххабитских благотворительных фондов.

         Официальным информационным агентством Азербайджана было распространено сообщение об убийстве порядка сотни азербайджанских граждан в Сирии за весь период сирийского кризиса. На основании этого можно предполагать, что такфиристские группировки продолжают свою деятельность в кавказской республике.

         С обострением ситуации в Сирии в эту страну отправилось некоторое количество азербайджанских граждан, которые начали участвовать в военных действиях на стороне террористов. Участие азербайджанцев в боевых операциях на территории Сирии в составе террористических группировок и публикация в сирийских СМИ сообщений об их гибели вызвало в последние месяцы бурную реакцию со стороны представителей правительства и духовенства Азербайджана.

         Несмотря на то, что политическое руководство Азербайджана находится в руках светского правительства, Азербайджан — это мусульманская страна, в разных частях которой по-прежнему сильны религиозные тенденции. Поэтому тот факт, что ИГИЛ набирает своих членов в этой стране, можно рассматривать с двух точек зрения.

         Во-первых, рекрутирование боевиков сейчас происходит не только на Западе, начиная с Соединенных Штатов и заканчивая Великобританией и другими государствами Северной Европы, но и в странах мусульманского постсоветского региона. К этому числу стран присоединился теперь и Азербайджан, который в последние годы все активнее и бескомпромиссно ведет борьбу с проявлением различного рода религиозного экстремизма и радикализма, проникающего из-за рубежа.

         Посредством так называемых благотворительных фондов ваххабиты проникли в Азербайджан после обретения республикой независимости в 1990 году. Спустя восемь лет при финансовой помощи некой благотворительной организации из Кувейта в Баку была построена мечеть «Абу-Бакр». Ее руководство было поручено выпускнику одного из мусульманских духовных заведений в Саудовской Аравии. Фактически, ваххабиты как иностранные агитаторы проникли в Азербайджан, используя существующие в этой стране религиозные настроения. С 1995 года ваххабитские проповедники занимались пропагандой своей идеологии и пытались привлечь к себе как можно больше сторонников в основном среди наиболее активной молодежи. На азербайджанский язык были переведены некоторые произведения теоретиков салафизма. Ваххабиты снабжались литературой по шариату, а азербайджанским молодым людям предлагалось получить бесплатное образование в одной из стран, исповедующих ваххабизм.

         Во-вторых, за прошедшее десятилетие в некоторых странах появилось много салафитских объединений, несмотря на то, что умеренным исламским партиям запрещалось открыто высказывать свою позицию и принимать участие в политической и социальной жизни. Азербайджан относится к числу тех государств, где в последние годы исламским партиям и объединениям не разрешалось заниматься религиозной и политической работой.

         Одной из них была «Исламская партия» во главе с Али Акрамом Алиевым, которая начала свою политическую деятельность под религиозными лозунгами в 1992 году с разрешения Министерства юстиции Азербайджана. В 1996 году работа этой партии вызвала серьезные нарекания со стороны азербайджанских властей, вследствие чего ряд ее членов получили тюремные сроки, а некоторые были вынуждены покинуть страну.

         События в Ираке сегодня походят на провокацию против Ирана, но значительную опасность они представляют и для Азербайджана, где большинство населения составляют шииты. Салафитские радикальные группировки неоднократно пытались спровоцировать конфликт между суннитами и шиитами в Азербайджане. Но, к счастью, силами правоохранительных органов эти попытки удалось нейтрализовать. Однако силовой ресурс может оказаться ограниченным, в частности, в условиях трансграничного характера современного терроризма – боевиков начали вербовать уже и по восточному побережью Каспия. В ряды террористических групп Ближнего Востока идет активное вовлечение боевиков, в том числе из стран центрально-азиатского региона.      

         В отличие от других стран, эти группировки выходцев из Казахстана и других стран Центральной Азии, может быть, и малочисленны относительно, по сравнению с другими, но они очень активны и весьма радикальны. Постепенно они начинают выдвигаться на какие-то лидирующие позиции. В мае в прессе появилась информация о гибели одного из казахстанцев, ранее упоминавшегося в качестве одного из командиров отрядов ИГИЛ. Воевавшие против правительственных войск в Сирии граждане Казахстана, равно как и других стран, находятся на территории Ирака. В прессе можно найти также весьма опрометчивую информацию, согласно которой выходцы из Азербайджана стали якобы массово отправляться в Ирак с целью защиты «шиитских святынь».

         По мнению эксперта Сергея Абрамова, в сложившихся условиях, когда «всемирный джихад» почти вплотную приблизился к границам Южного Кавказа, у Баку может возникнуть соблазн воспользоваться боевиками, которыми гипотетически можно усилить регулярную армию, в целях «решения» карабахской проблемы. Что весьма сомнительно в условиях современной геополитической реальности. 

         Упорное нежелание премьер-министра Ирака Нури аль-Малики, поделиться властью со своими оппонентами, уже приводит к опасным последствиям. Более того, шиитская исламистская группировка «Асаиб Ахль аль-Хак» угрожает курдам Багдада, принуждая их покинуть город. Курды в Багдаде сталкиваются с угрозами в течение длительного времени и просят переселить их в Иракский Курдистан и предоставить им жилье. Согласно неофициальной статистике, число проживающих в Багдаде курдов достигает 250 тысяч, и фактически все они находятся под угрозой нападений шиитских ополченцев. К сожалению, можно констатировать, что правительство в Багдаде за весьма короткий срок умудрилось настроить против себя всех, кого возможно и если так пойдет и дальше, то участь аль-Малики окажется незавидной. И не Вашингтон, ни Тегеран вовсе не будут рваться его спасать. Скорее всего, Ирак превращается во второй Афганистан времен талибов.

         Роль Турции в данном раскладе отходит на второй план и можно уже сказать, что центр тяжести в регионе постепенно перемещается в Иран. Конечно, Тегеран будет пытаться всеми способами втянуть её в кровавые разборки на территории соседней страны, однако иранские власти, как представляется, будут проводить взвешенный внешнеполитический курс.

         Находящийся недавно с визитом в Баку министр иностранных дел России Сергей Лавров во время встречи со своим азербайджанским коллегой Эльмаром Мамедъяровым зафиксировал свою озабоченность происходящим в Ираке, и есть вероятность, что при разработке конкретных механизмов обеспечения безопасности на Каспии тема региональных рисков и нейтрализации их последствий займет особое место. Подходы Ирана и России к оценке иракских событий не могут не быть близкими, потому что Москву также пытаются вовлечь в вооружённый конфликт на территории соседней страны, провоцируя кровавый конфликт на Украине. Южный Кавказ не должен стать очередной зоной нестабильности, надёжно блокирующей реализацию перспективных коммуникационных проектов по линии «Север – Юг». В том, чтобы избежать участи Ирака, состоит объективная общность интересов не только России и Ирана, но и самих кавказских государств.

         Участие выходцев из Азербайджана в войне в Сирии, равно как и наемников других стран, представляет потенциальную угрозу не только для региона, но и для всего мира, по крайней мере – для Европы, России и стран Южного Кавказа. Возрождение ислама на территории советских республик сплошь и рядом обретает радикальные формы, а сирийский конфликт предоставляет хорошие возможности усовершенствовать боевой опыт. Это особенно опасно в условиях наличия как открытых, так и латентных конфликтов в кавказском регионе. По имеющимся данным, только из Азербайджана отправилось в Сирию воевать от трёхсот до тысячи так называемых «добровольцев».

         После распада СССР в Азербайджане широко распахнулись двери как для политизированного, так и для фундаментального ислама. Во всех мусульманских странах постсоветского пространства – в Азербайджане и Центральной Азии, роль религии в общественной жизни неуклонно возрастает. 

         Ислам возрождается и распространяется повсеместно, и этот процесс приобрёл более системный характер – нежели стихийный, каковым он был в период первоначальной эйфории по поводу обретения национальной независимости.

         Во взаимоотношениях с исламскими мазхабами в Азербайджане существуют определенные проблемы. В стране существуют и шиитские, и суннитские мазхабы. Сунниты, в свою очередь, делятся на умеренных и радикальных, в том числе на салафитов и нурсистов. Как раз между мазхабами и возможны конфликтные ситуации. Салафиты ведут активную пропаганду среди молодежи, с каждым годом вовлекая в свои ряды все больше людей. Салафизм, или салафия, наиболее радикальное направление ислама. Его адепты насильно принуждают людей принимать их верования, а тех, кто ослушивается, они присвоили себе право убивать. Таким образом, салафиты, кроме себя, никого не терпят, что неприемлемо в традиционном исламе.

         Радикализм и нетерпимость резко отличают салафизм от всех других направлений мусульманской религии, что не характерно для шиизма. Несмотря на некоторые различия между традиционными течениями ислама, доныне серьезных разногласий не существовало.

         Таким образом, трансграничный характер террористической угрозы может стать фактором недоверия в отношениях даже таких, казалось бы, близких союзников и военно-политических партнёров, как Баку и Анкара.

         Необходимо подчеркнуть, что в Азербайджане много последователей нурсистов (Фетуллаха Гюлена). Нурсизм продвигает своих людей со школьной скамьи, воспитывает их, дает образование, оплачивает учебу и даже трудоустраивает. Молодые нурсисты очень грамотные и образованные, и поэтому для них найти работу в госаппарате – не проблема, хотя они тщательно скрывают свою принадлежность к джамаату.

         В начале апреля Баку с официальным визитом посетил премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган. В ходе встречи с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым особое внимание было уделено обсуждению вопросов о нурсистах. Эрдоган выразил беспокойство в связи с тем, что нурсисты создают свою сеть в Азербайджане, и передал Алиеву список ключевых лиц сети нурсистов в Азербайджане, которым уже заранее запретил въезд в Турцию. Эрдоган также попросил закрыть функционирующие в Азербайджане свыше 20 учебных заведений, подконтрольных нурсистам.

         До столкновения Ф. Гюлена с премьер-министром Турции принадлежность к его секте не только не была препятствием, но считалась престижной в Азербайджане. Однако после обострения ситуации, используя административный ресурс, правительство Реджепа Тайипа Эрдогана начало повсюду, в том числе и в Азербайджане, преследование последователей Гюлена. Начавшаяся 17 декабря антикоррупционная кампания «Большая взятка» в течение одного дня перевернула всю политическую жизнь Турции с ног на голову и превратила «Джамаат» в оппозицию. Напряженность перекинулась и на Азербайджан.

         Выяснилось, что многочисленное количество государственных чиновников Азербайджана были близки «Джамаату» и создавали в республике условия для распространения религиозного течения нурсистов.

         Важной причиной участия в боевых действий в Сирии для некоторых граждан Азербайджана является их розыск Интерполом за различные преступления. С учетом того, что по возвращению боевиков на родину их ждет пожизненное заключение, то распространение фотографий, якобы подтверждающих собственную гибель – очень хорошая идея. Впоследствии они могут вернуться в Азербайджан с фальшивым паспортом и продолжить террористическую деятельность уже на родине. Словом, ехать в Сирию и стать там «убитым» – не самый худший для разыскиваемых в Азербайджане преступников вариант. Во всяком случае, попытаться избежать правосудия можно.

         С начала 2014 года в Сирии было ликвидировано 24 боевиков из прикаспийской республики. Кроме того, в этом же году уничтожена группа азербайджанских террористов в Афганистане.  

         Определенные круги в Турции, по всей видимости, пользующиеся солидной политической поддержкой тех, кто в свое время разрабатывал пакет договоренностей, получивших название турецко-армянские протоколы, пытаются полушагами начать реализовывать отдельные его пункты. По мнению бакинского политолога Ильгара Вализаде, Азербайджан оказался в ситуации жертвы, когда и «враг», и «друг» действуют заодно.

         Однако, интенсификация сотрудничества Турции и Армении весьма туманны.  Естественно, что подобные организации, как ИГИЛ, таят в себе опасность и для Азербайджана, который является важным энергетическим и транзитным игроком в регионе. Однако, в настоящий момент для Азербайджана еще нет прямой угрозы, поскольку на данном этапе задачей ИГИЛ является задействовать в конфликте первоначально Турцию и Иран. ИГИЛ, помимо угрозы международной безопасности, создаёт неоднозначные условия, которые используются некоторыми субъектами международных отношений для реализации своих внутриполитических интриг.  

Автор: К. Сафронов, 7 августа 2014

  • Эксклюзив
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Европа
  • Азия
  • Ближний Восток и Северная Африка