Получит ли «Панцирь» бразильскую прописку? Извилистый путь российской зенитной системы в Южную Америку

Премьер-министр России Дмитрий Медведев и вице-президент Бразилии  Мишель Темер 20 февраля 2013 г. подписали декларацию о намерениях, предполагающую проведение переговоров о приобретении Бразилией зенитного вооружения российского производства, в том числе системы «Панцирь-С1». Самоходный зенитный ракетно-пушечный комплекс наземного базирования разработан тульским предприятием «Конструкторское бюро приборостроения», вооружен управляемыми ракетами и способен уничтожать цели на высоте до 15 км. Для ПВО в ближней зоне в составе комплекса есть 30-миллиметровая спаренная зенитная пушка.

Как сообщил Мишель Темер, "Подписание декларации является первым шагом в процессе приобретения этих вооружений, но не означает, что сделка купли-продажи уже заключена. Президент Бразилии Дилма Руссеф определила, какое вооружение необходимо закупить, рассмотрела этот вопрос с Дмитрием  Медведевым и отдала указание минфину изучить возможности финансирования сделки". На вопрос о том, как долго будет продолжаться первоначальный этап, Темер ответил, что он займет "несколько месяцев". Декларация также предусматривала "полную передачу соответствующих технологий", и совместную разработку новой оборонной продукции с участием бразильских компаний.

Подписанию декларации предшествовал целый ряд событий, начало которым было положено еще в 2000 году, когда ВВС Бразилии начали реализацию так называемого «Проекта FX», предусматривавшего закупку для военно-воздушных сил страны новейших истребителей-бомбардировщиков. Проект FX, плавно трансформировавшийся впоследствии в FX-2, требует отдельного рассказа, здесь же можно остановиться на отдельных эпизодах.

Россия с самого начала активно участвовала в конкурсе, предложив МиГ-29 и Су-35. Если «миги» сразу оказались в числе аутсайдеров, то Су-35 долгое время был фаворитом тендера, опережая по всем параметрам французский Rafale, американские F-16 и F/A-18, германо-итало-испано-английский Eurofighter и шведский Gripen NG.  В 2005 году, казалось, оставался лишь шаг до  официального договора.

Однако последний шаг так и не случился. Конкурс был признан несостоявшимся и впоследствии возобновился в формате FX-2, почти с тем же составом участников. К 2008 году, к удивлению многих аналитиков, стало ясно, что «Сухой» не только не является фаворитом, но даже не рассматривается всерьез. Как потом дали понять бразильцы, главным препятствием послужил тот факт, что в 2006-2007 годах Венесуэла купила 24 самолета Су-30, и Бразилия не захотела оказаться в роли кинозвезды, торжественно шагающей по красной дорожке в «эксклюзивном» платье и обнаруживающей, что её подруга пришла в таком же наряде.

Лидером гонки стал шведский Gripen, самый дешевый и наиболее приемлемый вариант по соотношению цена/качество, как уверяли представители Бразилии. Хотя об этом стало известно в 2009 г., вялотекущий тендер продолжался, и бразильцы никак не хотели объявлять официальных результатов и заключать договор на поставку самолетов.

Параллельно происходили события в отрасли, настолько отдаленной от вооруженных сил, что им можно было бы не придавать никакого значения, если бы половина мяса, съедаемого россиянами, не поступала из Бразилии.

В июне 2011 года российские органы ветеринарного надзора  наложили запрет на ввоз продукции животноводства из крупнейшей латиноамериканской страны. «Мясное» эмбарго было введено в отношении сразу 89 предприятий, расположенных в главных сельскохозяйственных штатах - Мату-Гросу, Парана и Риу-Гранди-ду-Сул.

Из бразильского министерства сельского хозяйства раздались возгласы удивления, поскольку российская инспекция не представила никакого технического отчета, ограничившись заявлениями о нарушении «ветеринарно-санитарных требований». Затем Россельхознадзор опубликовал сообщение, в котором причиной введения эмбарго названа инспекция, проведенная в апреле 2011 г. и выявившая «ослабление контроля над выполнением ветеринарно-санитарных требований и норм Таможенного союза и России на бразильских мясоперерабатывающих предприятиях».

Надо понимать, что речь идет о ежемесячном объеме в десятки тысяч тонн говядины, свинины и курятины, и счет идет на многие сотни миллионов долларов в год. Доля России в мясном экспорте Бразилии колеблется от 30 до 40 процентов, а после введения запрета объем поставок упал более чем в десять раз. Так продолжалось несколько месяцев, потом Россельхознадзор частично снял ограничения, и экспорт мяса стал постепенно восстанавливаться. Одновременно бразильское министерство обороны уже до неприличия затянуло конкурс на поставку истребителей, продолжавшийся к тому моменту более десяти лет. Неизвестно откуда появились слухи, что для России еще не всё потеряно, и можно опять включиться в тендер. Существовала ли причинно-следственная связь между этими событиями – история умалчивает.

Слухи – слухами, но никаких официальных заявлений о возобновлении «самолетного конкурса» не появлялось, а между тем осенью 2012 года Россия вновь накладывает запрет на импорт бразильской свинины, объяснив его обнаружением рактопамина – гормона, применяемого для быстрого наращивания мышечной массы животных. Экспорт мяса в Россию опять падает в несколько раз, и в декабре того же года в Москву собственной персоной едет президент Бразилии Дилма Руссефф.

Как и ожидалось, каждая сторона стремилась решить свою задачу: бразильцы просили отменить эмбарго на поставки мяса в Россию, а Москва желала продать свои истребители. Ведь Руссефф сама дала понять, что решение о закупке самолетов еще не принято, намекнув об этом в Париже перед визитом в Москву.

В итоге ни одной из сторон не удалось добиться своих целей, но московские переговоры стали поворотным пунктом в судьбе «Панциря».  Хотя Су-35 так и остался не у дел, от бразильцев, в ответ на посулы отменить мясное эмбарго, было получено твердое обещание привлечь Россию к участию в других программах перевооружения, включая закупку средств ПВО. Кроме того, по итогам переговоров стороны подписали контракт на поставку партии гражданских вертолетов Ка-62.

Надо сказать, что к тому моменту бразильские военные потратили не меньше пяти лет на выбор вариантов перевооружения своих войск ПВО, и в середине 2012 года министерство обороны разослало спецификации с тактико-техническими требованиями тридцати зарубежным производителям соответствующих систем. Однако уже через пару недель после визита Руссефф в Москву анализ всех предложенных вариантов прекратился, и в январе 2013 года в Россию поехала бразильская делегация промышленников и военных чиновников. Они посетили российские оборонные предприятия, выпускающие системы ПВО, и доклад по итогам поездки был представлен президенту Бразилии. Впрочем, поговаривают, что выбор «Панциря» был предрешен еще в ходе московских переговоров, а январская поездка лишь позволила тропическим генералам ощутить русскую зимнюю экзотику.

Чем бы ни занимались они в России, по их возвращении бразильское министерство обороны сообщило о прекращении международного тендера, поскольку «президент принял политическое решение». Министерство направило соответствующие уведомления участникам тендера о том, что более нет необходимости представлять свои предложения.

Решение действительно оказалось «политическим», поскольку противоречило и обычной практике закупок дорогостоящих вооружений бразильцами, и собственноручно разработанным ими требованиям к системам ПВО. По состоянию на январь 2013 года действовала директива министра обороны Бразилии № 2.385 от 5 сентября 2012 года, которой утверждались тактико-технические требования к системе ПВО, подлежащей закупке. Помимо прочих указаний, система должна быть совместима с бразильскими системами связи и РЛС, обеспечивать транспортировку самолетами и вертолетами ВВС Бразилии и иметь на вооружении ракеты с дальностью стрельбы по горизонтали не менее 30 км. Ни одному из этих требований «Панцирь-С1» не соответствует.

Однако 3 июля 2013 года выходит директива № 1.984, согласно которой некоторые требования к системе ПВО переведены из разряда «обязательных» в «желательные», исключены пункты о транспортировке с помощью самолетов C-130 и KC-390 и вертолета EC725, а горизонтальная дальность стрельбы уменьшена до 20 км. Теперь все в точности соответствует параметрам «Панциря», и директивой № 2.555 от 5 сентября 2013 г. министр обороны Селсу Аморим приказал уполномоченным органам видов вооруженных сил начать переговоры о закупке российской системы ПВО «Панцирь-С1».

Тут, как гром среди ясного неба, опять возникла мясная проблема. Почти сразу после победных реляций о том, что Россия стала главным экспортным направлением для бразильской свинины в первом полугодии 2013 года, Россельхознадзор запретил 25 сентября поставку в Россию говядины и свинины с десяти крупных бразильских предприятий. Пока компании оправдывались и ссылались на некие «ошибки» (в прессе даже появлялись статьи о том, что вся эта информация – журналистская утка в целях недобросовестной конкуренции), Россельхознадзор заявил, что закроет российский рынок и для курятины, «если подтвердится, что на предприятиях-экспортерах используется запрещенный в России хлор». 25 ноября 2013 года началась масштабная проверка предприятий российскими экспертами с выявлением «многочисленных нарушений», и тут уже бразильцы не выдержали и нанесли ответный удар – но на другом фронте.

В крупнейшем национальном еженедельнике Veja, считающемся самым влиятельным изданием страны, публикуется разгромная статья с заголовком «Панцирь С-1: дорогостоящая политическая сделка» и подзаголовком «Чтобы выровнять торговый баланс с Россией, Бразилия под давлением Путина покупает дорогостоящую систему ПВО, которая не нравится бразильским военным». Авторы сообщают, что за три батареи «Панцирей» Россия требует заплатить миллиард долларов, и цитируют высказывания  неких представителей бразильского министерства обороны: «Мы собираемся отдать огромные деньги за оружие, которое даже не совместимо с нашей системой военной связи. На мировом рынке предостаточно других предложений, которые и дешевле, и соответствуют нашим требованиям». Статья также напоминает о плохой репутации российских производителей оружия, не способных организовать надлежащее послепродажное обслуживание продукции.

В январе 2014 года для бразильских представителей проводятся полигонные тесты «Панциря», в ходе которых между сторонами возникают «разногласия в интерпретации результатов». Чуть позже в бразильских СМИ начинает циркулировать информация о том, что в составе этой делегации в Москву «прокатился» младший лейтенант из военного оркестра, которого пристроила в поездку жена, Идели Салватти, член кабинета министров бразильского правительства. Помимо намеков на некомпетентность делегации, которой русские пытаются продать негодное оружие, газеты в очередной раз напоминают, что «Панцирь» втрое дороже, чем аналогичные системы других производителей.

Возвращаемся к мясу. К концу 2013 г. российские надзорные органы смягчают свою позицию, признавая некоторые нарушения «незначительными», и бразильский мясной экспорт постепенно восстанавливается. В феврале 2014 г. почти все поставщики говядины получают разрешения, руководители Россельхознадзора обещают «в ближайшее время» разрешить импорт свинины, а в марте в некоторых российских газетах появляются заголовки «Мясные предприятия с нетерпением ждут бразильскую свинину». В мае бразильская Ассоциация производителей мяса уже сообщает, что поставки в Россию увеличились на 28% по объему и на 51% в стоимостном выражении.

Совпадение это или нет, но и на другом российско-бразильском фронте отношения стали быстро теплеть. Разногласия на испытаниях названы «незначительными»; бразильцы вспомнили, что Россия вместе с «Панцирем» согласна предоставить все связанные технологии и привлечь к производству местные компании (как говорил один местный военный «не то, что американцы, которые продали Колумбии четыре речных бронекатера, отказавшись даже снять пломбы с двигателей»). Нашлись и вполне правдоподобные основания для изменения тактико-технических требований к системам ПВО. И, наконец, две недели назад, в середине июля 2014 г., появилась информация о том, что Бразилия подпишет официальный договор о поставке комплексов уже в октябре-ноябре текущего года. В качестве источников называют анонимных представителей министерства обороны Бразилии, американское информационно-аналитическое издание Jane’s Defence Weekly и даже посла Бразилии в Москве. Вообще-то, для послов весьма и весьма нехарактерны такие интервью, с раздачей твердых обещаний и указанием конкретных сроков.

Что ж, теперь остается надеяться, что в бразильских поросятах снова не обнаружатся вредные микроорганизмы, которые могут перечеркнуть все обещания даже самых уважаемых людей.

Хотелось бы оговориться, что предложенный рассказ ни в коем случае нельзя трактовать как некий намек на необходимость сговора между государственными ведомствами для достижения внешнеполитических целей. Но совместное планирование и согласование приоритетов крайне важны, иначе путь российской техники на внешние рынки будет таким же извилистым, как выглядит синяя линия на прилагаемой иллюстрации. К слову, она соответствует объемам поставок бразильского мяса в Россию.

Что касается вопроса, вынесенного в заголовок статьи, вряд ли мы скоро узнаем ответ на него. С одной стороны, в пользу «Панциря» играет поддержка российского руководства на самом высоком уровне, высокая эффективность (по крайней мере, заявляемая) и тот факт, что производитель – «Конструкторское бюро приборостроения» - не входит в концерн «Алмаз-Антей», оказавшийся под западными санкциями. Кроме того, в упомянутой выше директиве бразильский министр обороны прямо заявляет, что «что приобретение новых средств ПВО диктуется требованиями по безопасности международных институтов, которые координируют подготовку к крупным спортивным мероприятиям, в том числе к Олимпийским играм 2016 года в Рио-де-Жанейро». До Олимпиады осталось совсем мало времени, его уже не хватит на новый переговорный цикл.

Но в пассиве у «Панциря» дороговизна, прохладный прием в собственных вооруженных силах, дублирование некоторых задач, выполняемых уже имеющимися у Бразилии средствами ПВО, резкое ухудшение образа России из-за украинского кризиса. Опять же, от Бразилии требовали обеспечить защиту футбольных стадионов от воздушных терактов и перед проведением чемпионата мира 2014 года, который уже ушел в прошлое. Оправдались – «не хватило времени, извините».

Закончить можно словами, которые очень любят употреблять бразильцы, когда не знают, что ответить: Vamos ver, se Deus quiser – посмотрим, если Бог даст…

Автор: Н.В. Шапорин, 4 августа 2014

  • Эксклюзив
  • Аналитика
  • Войска воздушно-космической обороны
  • Россия
  • Южная и Центральная Америка