«Майдан» или народный сход?

Версия для печати

Во вторник в Сухуме произошел многотысячный народный сход, организованный оппозицией, который, возможно, способен привести к смене власти в Абхазии. Весь вечер из столицы республики приходили противоречивые сведения, по которым 10-ти тысячная толпа без всякого сопротивления взяла под контроль здание администрации президента. Чуть позже появилась информация о том, что сам президент Александр Анкваб согласился на отставку правительства, генерального прокурора и глав двух районов республики, которая, впрочем, скоро была опровергнута его пресс-секретарем. Один из лидеров оппозиции Рауль Хаджимба заявил, что Координационный совет оппозиции «берет на себя временное управление республикой». Так же оппозиционные источники распространили информацию о том, что президент покинул страну, на что секретарь Совбеза Абхазии Нугзар Ашуба ответил: «Анкваб находится в республике и контролирует ситуацию, стараясь принимать меры по ее стабилизации». Произошедшее он назвал попыткой государственного переворота.

- На Александра Анкваба население Абхазии возлагало большие надежды, - рассказывает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров. – Он ещё во время президентских выборов 2004 года шёл в связке с Багапшем против кандидата от власти Рауля Хаджимбы.

Тогда избрали Багапша в расчёте на перемены. Именно потому, что у его соратника Анкваба был имидж непреклонного борца с коррупцией, сильного лидера. Но вот прошло уже почти 3 года, в течение которых Анкваб сам возглавляет республику, а ничего не изменилось. Всё та же коррупция, контрабанда, безработица, отсутствие серьёзных экономических успехов, плохой инвестиционный климат.

Естественно, что в народе нарастает недовольство. И оппозиция им воспользовалась, провела народный сход. Анкваб занял позицию этакого непреклонного лидера, который не хочет идти на уступки оппозиции. В данной ситуации это не правильно. Именно потому, что Анкваб отказался признавать свои ошибки, идти на какие-то компромиссы, люди вышли на улицы и захватили здание администрации в Сухуми.

Теперь от абхазского президента идут противоречивые заявления, из которых можно сделать вывод, что он не против отправить правительство в отставку, но делать это надо было «ещё вчера».

«СП»: - Что собой представляет оппозиция?

- Хаджимба, возглавляющий сейчас оппозицию, человек довольно известный и авторитетный в республике. Но сама оппозиция – весьма разношёрстное собрание. Внутри неё собранно много групп, объединённых не столько по политическим, сколько именно по групповым интересам. У кого-то бизнес прижали, кого-то отодвинули от власти или просто уволили. Как, например, Сергея Шамбу, талантливого Министра иностранных дел, много сделавшего для Абхазии. Он вполне мог бы продолжать работать, но Анкваб отставил его, видимо, опасаясь конкуренции. Притом, что в Абхазии квалифицированных руководителей такого уровня можно пересчитать по пальцам.

Причём при Анквабе не раз случалось, что преследовались и родственники руководителя, попавшего в опалу. Это, конечно, резко понижало доверие людей к президенту.

«СП»: - Удержится ли Анкваб?

- Он, конечно, упустил момент. Ещё несколько месяцев назад надо было создать коалиционное правительство, дать недовольным поучаствовать в управлении страной, чтобы они поняли, что серьёзные проблемы с наскока не решить. Вместо этого президент занял позицию нарцисса, который сам знает, что надо делать. Силовые структуры поддерживают Анкваба, но вряд ли будут стрелять в народ. В Абхазии вообще применение оружия друг против друга может вызвать такие последствия, которые будут продолжаться долгие десятилетия. Поэтому остаётся надеяться, что у сторон хватит разума. Надо как-то договариваться, перераспределять властные полномочия между властью и оппозицией.

«СП»: - Есть ли у оппозиции, если она возьмёт власть, реальные планы по изменению ситуации в стране или это будет просто смена одного клана на другой?

- Чтобы изменилась ситуация в Абхазии, недостаточно просто смены власти. Даже если Хаджинба, у которого авторитет сейчас довольно высок, попытается что-то изменить, в одиночку он ничего не сможет сделать. В Абхазии бизнес во многом по-прежнему строится не по законам, а по обычаям, по принципам клановости. Среди абхазской молодёжи процветает иждивенчество. Молодые люди не хотят идти на так называемую «не престижную работу».

Всё это изменить с наскока не получится. Правда, важно, чтобы люди видели желание что-то изменить. А Анкваб в последнее время занимался почти исключительно своими делами и делами своего клана.

«СП»: - Может быть, годы независимости показали абхазам, что им было бы правильнее войти в состав России?

- Абхазы долгое время боролись за свой суверенитет, наконец, его получили и сейчас большинство из них не готово от него запросто отказываться. Да и России достаточно союзнических отношений с Абхазией. Возможно, что нам не помешала бы некая форма более тесной экономической ассоциации, но не более того.

Главная проблема именно в том, что в Абхазии не возникло эффективно функционирующего общества. А это значит, что разного рода конфликты, народные возмущения с той или иной периодичностью будут возникать вновь. В то время, как Россия заинтересована именно в стабильной Абхазии.

Понятно, что наш средний и мелкий бизнес не будет вкладываться даже в такую перспективную сферу, как курортная инфраструктура в стране, где преследуют российских бизнесменов и отнимают у них бизнес. Такие случаи были.

Авторы: Дмитрий Родионов, Алексей Полубота
Источник (полная версия) : Свободная Пресса,
28 мая 2014
Фото: ИТАР-ТАСС/ Владимир Попов.

  • Экспертное мнение
  • Аналитика
  • Проблематика
  • Азия