Почему Кремль не присоединился к мирному договору с Японией

Многие артефакты сегодняшнего японского самосознания были порождены политикой правительств Японии, первое из которых возглавлял Сидэхара (октябрь 1945 – май 1946 гг.). При нем были арестованы лица, переданные затем в Токийский трибунал, приняты первые "демократические законы", продиктованные юристами из американской оккупационной администрации генерала Макартура. С этих моментов начинается американизация Японии и формирование атлантических структур в японском государстве и обществе. Следующий премьер Японии Есида (1946–1954 гг.) в 1952 году выпустил на свободу всех осужденных в Токийском трибунале, в том числе и осужденных на пожизненное заключение. При нем в стране проведены все указанные американцами реформы государства.

Есида среди амнистированных им в 1952 году выпустил на свободу Киси, министра торговли и промышленности, заместителя министра вооружений в правительстве Тодзио, поскольку тот был и оставался даже в тюрьме руководителем японского ВПК. Под руководством Киси в 1955 году правящие (с 1952 года) Либеральная и Демократическая партия объединились в единую Либерально-Демократическую партию Японии, в которой он стал ее первым генеральным секретарем. Киси оказался в 1956 году министром иностранных дел, с которым Хрущев подписывает декларацию о передачи Японии Шикотана и нескольких других южных островов Курильской гряды взамен мирного договора с Японией, а в 1957 году даже становится японским премьер-министром. Именно Киси подписывает с США в 1960 году направленный против СССР "договор безопасности".

Крупнейший политик Японии адмирал Ёнаи, сторонник добрососедских отношений с СССР, в послевоенной политической жизни Японии оказался не востребованным, поскольку никогда, вместе с группой единомышленников принца Коноэ, не разделял политики близких отношений с США. Есть все основания полагать, что от Токийского трибунала его спасла советская сторона при откровенном желании американцев приговорить его к смертной казни. Созданный Ёнаи японский военно-морской флот оказался достойным соперником американских ВМС, нанеся им в ходе войны на Тихом океане серьезный ущерб и потопив тысячи американских военных кораблей и транспортов общим водоизмещением свыше 25 млн. тонн. Последние годы жизни адмирал, глава "Русской партии" в Токио, провел уединенно, на досуге предаваясь японской каллиграфии и переписывая один и тот же документ – рескрипт микадо о капитуляции, идея которого принадлежала ему.
Как показали последующие события, итоги советско-японской войны далеки от своего подведения.

"Проблема Севера" как фактор политики

Очевидно, что Соглашение по Дальнему Востоку в Ялте отличалось от декларативных документов Крымской конференции именно своим международно-договорным характером, которое должны были соблюдать все подписавшие его стороны – США, СССР и Англия. СССР выполнил все его положения, вступив в войну против Японии 9 августа 1945 года. Соответственно, США и Англия должны были выполнить безусловную передачу Курильских островов СССР и обеспечить восстановление его прав на Южном Сахалине. Никаких других условий это Соглашение не содержало, и связывать его выполнение с декларативными положениями Ялтинской конференции никаких оснований не было, кроме одного: обсудить все вопросы по послевоенному устройству Европы на конференциях стран-победительниц и попытаться выработать по ним консенсус.

Именно такое понимание документов Ялтинской конференции и Соглашения было подтверждено на встрече 15 апреля 1945 г. (три дня спустя после кончины Рузвельта) Сталина с Хэрли и Гарриманом в Москве. Интересно, что Хэрли в присутствии третьего лица подтвердил факт знакомства Трумэна с данными разъяснениями позиции Рузвельта по Дальнему Востоку, согласованной ранее в Ялте.

25 апреля т.г. в Сан-Франциско на Учредительной конференции ООН произошло знакомство главы НКИД В.М. Молотова и президента Г. Трумэна. Трумэн повел себя сразу агрессивно в отношении позиции Сталина в восточно-европейских делах и пригрозил Молотову дальнейшими осложнениями в американско-советском сотрудничестве. Трумэн позволил себе употребление таких выражений, как "он устал нянчиться с Советами", "решил показать русским железный кулак" и т.п.
Согласно дневниковым записям Форрестола, Трумэн поручил оборонным ведомствам и госдепартаменту США серьезно проработать вопрос о целесообразности настаивать на выполнении Сталиным принятых обязательств по Соглашению в Ялте. Трумэн тогда полагал, что применение атомной бомбы в Японии позволит добиться ее капитуляции без помощи СССР. Вскоре, все высшее военное руководство – Г. Стимсон, Д. Эйзенхауэр и Дж. Маршалл категорически высказались против разрыва отношений с СССР в условиях Тихоокеанской войны.

Авторитетный орган высшего военного командования США – ОКНШ в докладной записке от 12 мая 1945 г. Трумэну констатировал: "Вступать или не вступать в войну с Японией русские будут решать сами, руководствуясь своими собственными соображениями и мало обращая внимание на те или иные акции, предпринимаемые США".

Далее отмечалось, что возрастающее сопротивление японской армии вызовет значительные потери американских войск, что требует "иметь полное взаимопонимание с русскими по Дальнему Востоку". Только что закончившаяся десантная кампания на Окинаве показала, что американские потери в среднем составляют 2–3 солдата в день на 1000 военнослужащих, принимающих участие в боевых действиях. В записке указывалось, что кампания по высадке и оккупации Японских островов продлится не менее 18 месяцев (окончание – октябрь 1946 года) и потребует не менее 4 млн. солдат и моряков США. Согласно этим данным, военные оцени ли американские потери по захвату Японских островов в 1,5–2,1 млн. человек.
Под давлением выявленных обстоятельств Трумэн направляет в конце мая 1945 года в Москву Г. Гопкинса и А. Гарримана для снятия трудностей, препятствующих вовлечению СССР в войну на Дальнем Востоке.

Сталин выразил глубокое возмущение Гопкинсу в связи с решением Трумэна прекратить поставки СССР по лэнд-лизу сразу после прекращения войны с Германией. Он напомнил членам американской делегации, что Вторая мировая война не окончена и предстоит ещё закончить её на Дальнем Востоке. Сталин указал, что это грубое нарушение правительством США ранее принятых на себя обязательств, и заявил, что Советский Союз не настаивает на продолжении американских поставок по ленд-лизу, что СССР может обойтись без них. Но если такими односторонними действиями администрация Трумэна рассчитывает оказать давление на СССР, чтобы сделать его податливым, подчеркнул Сталин, то это большая ошибка.

Гопкинс и Гарриман передали Сталину просьбу Трумэна сообщить о дате выступления СССР против Японии. Лидер Советского государства подтвердил данное им Рузвельту в Крыму обязательство вступить в войну против Японии, что в связи с существующим положением означало, что 8 августа советские войска займут позиции для атаки на маньчжурской границе. Вместе с тем, он напомнил, что условием этого, согласно Соглашению в Ялте, является договоренность Вашингтона с китайским правительством Чан Кайши о передаче некоторых объектов в Маньчжурии советской стороне. Впоследствии Трумэн писал в своих мемуарах, что он с большим облегчением узнал о подтверждении условий Соглашения по Дальнему Востоку в Ялте советской стороной и дал указание сообщить в Москву, что американцы не отказываются от подписи под ним президента Рузвельта.

Далее в своих мемуарах Трумэн отмечает, что сама необходимость его появления в Потсдаме была вызвана фактом, чтобы обеспечить выполнение этого Соглашения с целью вовлечь СССР в войну против Японии, а именно: "заключалось в том, чтобы получить от Сталина личное подтверждение готовности России вступить в войну против Японии".
Трумэн отдавал себе отчёт в том, что если Америка нарушит обязательства президента Рузвельта, данные Сталину, то Россия достигнет всех своих целей на Дальнем Востоке без подачи США, которым продолжение войны на Тихом океане станет дорогой ценой новых жертв и материально-финансовых потерь.

Потсдамская (Берлинская) конференция глав трех великих держав, прошедшая с 17 июля по 2 августа 1945 года, формально касалась вопросов послевоенного устройства государств и границ в Европе в соответствии с Ялтинской декларацией, обозначавшей вопросы этой повестки дня. Их отличия от Соглашения по Дальнему Востоку, достигнутому в Ялте, было очевидным фактом: последнее по форме являлось международно-правовым актом, тогда как вопросы по Европе были зафиксированы в форме декларации и их последующим обсуждением с возможностью заключения достигнутого согласия в форме международных договоров. По этой причине, вопросы касающиеся Дальнего Востока, не вошли в повестку дня Потсдамской конференции и не могли быть там представлены, поскольку уже имелся соответствующий (тайный) международный договор между СССР, США и Англией.
Вместе с тем, зафиксировано протокольно, что в неофициальных двусторонних переговорах и Трумэн, и Черчилль обращались к Сталину с просьбой о подтверждении участия СССР в Тихоокеанской войне на стороне союзников. Глава советского правительства неукоснительно подтверждал Соглашение по Дальнему Востоку.

Между тем Трумэн и Черчилль включили в Потсдамский ультиматум, требующий немедленной безоговорочной капитуляции Японии, от 26 июля 1945 года (т.н. Потсдамская декларация), пункт восьмой, утверждающий, что японские острова, кроме Хонсю, Кюсю и Сикоку, включают ещё и Хоккайдо. Причем в этом пункте упоминаются условия Каирской декларации (т.е. не договора) в связи с суверенитетом Японии на данные острова. Однако, Каирская декларация в отношении Японии содержит только одно требование Китая к США и Англии – развертывания боевых действий союзников в Бирме, а также "обучения колониальных народов Дальнего Востока... искусству самоуправления...". Когда пять дней спустя Рузвельт и Сталин впервые встретились в Тегеране, президент США сказал советскому лидеру, что он выступает за реформы снизу на Дальнем Востоке. На это Сталин сказал, что реформы снизу есть революция; тогда Рузвельт пояснил, что этот вопрос им следует обсуждать вместе, не посвящая в него Черчилля.

Очевидно, что американо-советские отношения в эпоху Рузвельта были связаны с использованием СССР в качестве дополнительного инструмента подрыва мировой гегемонии Англии для того, чтобы обеспечить мировое лидерство США. Сталин отвечал Рузвельту взаимностью в этом кардинальном для судеб мира вопросе, что гарантировало понимание американского и советского лидеров.
Пункт восьмой Потсдамской декларации с включением острова Хоккайдо под японский суверенитет прямо противоречил ялтинскому Соглашению (договору) по Дальнему Востоку, которое относило либо все острова прилегающие к Сахалину, либо все Курильские острова к сфере суверенитета СССР. Таким образом пункт восьмой этой декларации противоречил договору между Рузвельтом и Сталиным и Черчиллем от 11 февраля 1945 года в Ялте.

Рузвельт огласил в Тегеране свой план управления послевоенным миром. Он состоял в том, что управление должно осуществляться "четырьмя полицейскими" – США, СССР, Китаем и Англией. Эту идею он пытался продвинуть на двусторонних конфиденциальных переговорах со Сталиным и Черчиллем, причем с советским лидером он рассматривал вопросы Дальнего Востока без участия в них Англии, а со вторым – по Западной Европе без участия СССР.

Потсдамская декларация была согласована тремя сторонами – США, Китаем и Англией без участия СССР. То обстоятельство, что действия Трумэна противоречили Ялтинскому Соглашению, с полной очевидностью следует из переписки Трумэна и Сталина от 18 и 22 августа 1945 года. В первом письме Трумэн уведомляет Сталина, что США отказывают СССР в праве оккупировать северную часть Хоккайдо. Ответ Сталина резок: "Я и мои коллеги не ожидали от Вас такого ответа".

Далее в ответе Сталин указывает, что просьба Трумэна иметь американскую базу ВВС на одном из Курильских островов не является приемлемой, поскольку не предусмотрена ни конференцией в Ялте, ни – в Берлине, а сама по себе таковая просьба не является интересной для СССР в данных условиях.
27 августа Трумэн направляет Сталину письмо, содержащим следующие слова: "Я не говорил о какой-либо территории Советской Республики. Я говорил о Курильских островах, о японской территории, вопрос о которой должен быть решен при мирном урегулировании. Мне было известно, что мой предшественник (Рузвельт) согласился поддержать при мирном урегулировании приобретение этих островов советской стороной".

Однако вопросы, подлежащие урегулированию, были вынесены на Крымской конференции в документ, юридически не обязывающий к какому-либо решению, но утверждающий о необходимости переговоров в будущем – Ялтинская декларация. Но Ялтинское соглашение по Дальнему Востоку является международным договором, поскольку содержит межправительственные обязательства по отношению сторон друг к другу. В частности, Соглашение содержит императив "передачи Курильских островов СССР" при выполнении одного и только одного условия – начала войны против Японии через три месяца после капитуляции Германии.

Очевидно, что данное утверждение Трумэна являлась развитием его предыдущей идеи, изложенной в письме к Сталину, что-де не существовало никакой договоренности о занятии северной части Хоккайдо советскими войсками. Все эти утверждения Трумэна от 18 и 27 августа явно противоречат тексту Ялтинского Соглашения.
Очевидно, что Сталин принял второе послание Трумэна как попытку силового давления на СССР, поэтому оставил её без комментариев. Интересно, что Сталин именно 30 августа (или 1 сентября по владивостокскому времени) звонил Н. Кузнецову и спрашивал у него о положении дел южнее Сахалина, т.е. на Хоккайдо (!): "...воюете ещё?". Надо полагать, что спрашивал он это отнюдь не шутливо, как-то пытался представить наркомвоенфлота, а резко.

В конечном счете обе стороны – советская и американская – хотя и были недовольны результатами советско-японской войны, но предпочли сложившееся положение за лучшее, чем пытаться отстаивать между собой путем давления заявленные в августовской переписке интересы.
Так, до конца января 1946 года, сохранялось расположение американских и советских войск, достигнутое ими к 2 сентября 1945 г. 29 января 1946 года оккупационный штаб Макартура направляет меморандум № 677 японскому правительству с указанием последнему прекратить осуществление административного управления над "Курильскими островами, а также островом Шикотан". В ответ на это политизированное заявление (японского управления на данных островных территориях не существовало уже с 23 августа 1945 года, а акт о безоговорочной капитуляции Японии упразднял само правительство этой страны) в СССР 2 февраля 1946 года выходит Указ ПВС СССР об образовании в составе Хабаровского края РСФСР Южно-Сахалинской области с включением в нее территории Южного Сахалина и всех Курильских островов.

Стало очевидно, что Трумэн продолжает свою политику дестабилизации СССР, используя повод о территориях в Дальневосточном урегулировании в свою пользу, надеясь возродить мощную Японию как силу, направленную против СССР и контролируемую США. Все последующие поколения японских политиков подверглись американскому политическому тренингу именно в этой плоскости. Все политики, имеющие политическую тягу к СССР и России, беспощадно изгонялись из внутриполитической сферы Японии.

Используя секретность документов Крымской конференции и Ялтинского Соглашения по Дальнему Востоку, американцы подняли волну шумихи в мировых СМИ по дискредитации договоренности Рузвельта и Сталина в Крыму. Для солидности в ней приняли участие такие влиятельные политики, как госсекретарь Дж. Бирнс, и. о. госсекретаря Д. Ачесон, Дж. Даллес и другие. Все они утверждали в интервью американским СМИ, что-де Ялтинское соглашение не предусматривает окончательной передачи Курил СССР.

В этой связи ТАСС 27 января 1946 года заявило, что: "в вопросе Курильских островов г-н Ачесон действительно ошибается".
Общественное мнение Запада потребовало опубликования секретного документа, что было сделано правительствами США, СССР и Англии 11 февраля 1946 года в 17.00 по московскому времени одновременно в Вашингтоне, Москве и Лондоне (по совместному согласованному решению).
Газета "Известия" в СССР 12 февраля 1946 года поместила передовицу, воспроизводившую "Крымское соглашение трех великих держав по вопросам Дальнего Востока", а также его факсимильный (аутентичный) английский текст с подписями Сталина, Рузвельта и Черчилля.
В общей системе послевоенной конфронтации с СССР США для Дальнего Востока разыгрывали карту мирного урегулирования между СССР и Японией и Курильских островов для оказания силового нажима на Москву.

Обсуждение этой темы активизировалось после начала войны в Корее. В частности, в ООН 26 октября 1950 года состоялась встреча Дж. Даллеса с главой советского представительства Я.А. Маликом. Даллес передал американский меморандум, который содержал следующее утверждение: "Япония... примет будущее решение Англии, СССР, Китая и США в отношении статуса Формозы, Пескадорских островов, Южного Сахалина и Курильских островов. В случае, если никакого решения не будет принято в течение одного года с момента вступления договора (имеется в виду – мирный договор с Японией), решать будет Генеральная Ассамблея". Уместно отметить, что Ялтинское соглашение вообще не упоминает проблемы Тайваня (Формозы) и островов в Тайваньском проливе, т.е. Пескадорских (или Пэнху).

Советское правительство в политической записке правительству США от 20 ноября 1950 года указало, что вопрос о возвращении Китаю Формозы и Пескадорских островов уже решен Каирской декларацией от 1 декабря 1943 года, подписанной США, Великобританией и Китаем, и Потсдамской декларацией от 26 июня 1945 года, подписанной теми же странами, к которым присоединился 8 августа 1945 года СССР. Равным образом Ялтинское соглашение от 11 февраля 1945 года, подписанное США, Англией и СССР, решило вопрос о возвращении u1057 СССР южной части Сахалина с прилегающими островами и о передаче СССР Курильской островов. На вопрос Даллеса о мирном урегулировании с Японией правительство СССР вообще не ответило.

30 марта 1951 года последовала новая инициатива Вашингтона, которая в секретном порядке предлагала Москве в качестве рекомендации проект мирного договора союзных держав с Японией. В нем США вновь возвращаются к урегулированному, по мнению СССР, вопросу Южного Сахалина и Курил. Интересно, что 19 марта т.г. в сенате Даллес высказался в дискуссии по данному вопросу в том духе, что необходимость втянуть СССР в мирный договор союзников с Японией, исходя из требования "ограничить права Советов как воюющей стороны". Интересны последующие разъяснения Даллеса. По его мнению, состояние СССР как воюющей стороны в отношении Японии означает, что Москва имеет право в соответствии с существующими соглашениями в одностороннем порядке разместить в Японии свои вооруженные силы в любое время (!).

Английская газета "Дейли телеграф" комментировала в номере от 9 марта 1951 года сложившуюся ситуацию: "Если Россия откажется подписать японский мирный договор и останется в состоянии войны с Японией, то она формально может настаивать на своем праве послать оккупационные войска в Японию, когда закончится американская оккупация". Курьезно, но факт, что поскольку США подписали с Японией Сан-Францисский договор 1951 года, то в настоящее время (2008 г.) Российская Федерация формально имеет право ввести на Хоккайдо свои оккупационные войска или конвертировать его в особые преимущества, привилегии и материальные выгоды. Кстати в отношении с ФРГ и союзниками нацистской Германии во Второй мировой войне Россия также не имеет мирных договоров (исключая Австрию, с которой был подписан полноценный мирный договор 1955 года).

Небезынтересно, что Англия довела до сведения США 12 марта 1951 года, что согласно "Ливадийскому (Крымскому) соглашению от 11 февраля 1945 года Япония должна уступить Южный Сахалин и Курилы Советскому Союзу". Отмечая объективность этого положения, следует отметить, что данный меморандум отразил жестокую борьбу Англии и США за гегемонию в мировой политике.
Англо-американские противоречия по вопросам Дальнего Востока выразились в отсутствии согласованной позиции по Курилам и Южному Сахалину вплоть до 14 июня 1951 года, когда появилась их совместная формулировка: "Япония отказывается от всех прав, правооснований и претензий на Курильские острова и на ту часть острова Сахалин и прилегающих к нему островов, над которыми Япония приобрела суверенитет в результате Портсмутского договора от 5 сентября 1905 года". Она целиком вошла в договор "союзных" держав, известный как Сан-Францисский договор 1951 года.

В формулировке от 3 мая 1951 года англо-американская позиция звучала иначе: "Япония уступает СССР Курильские острова и ту часть Южного Сахалина и прилегающих к нему островов, над которыми Япония ранее обладала суверенитетом". 30 марта 1951 года американская версия этого вопроса гласила: "Япония возвратит СССР южную часть Сахалина, а также все острова, прилегающие к нему, и передаст Советскому Союзу Курильские острова".

Очевидно, что имело место ужесточение позиции англосаксонских держав к легитимизации советского суверенитета над Курилами и Южным Сахалином. Это не стало незаметным в Кремле, и 7 мая и 10 июня 1951 года последовали, соответственно, "Замечания" и Нота правительства СССР администрации США.

"Замечания правительства СССР по поводу проекта США мирного договора с Японией" от 7 мая 1951 года по сути содержали основные положения подхода Москвы к мирному урегулированию с Японией. Согласно точке зрения советской стороны, проект американского мирного договора с Японией не совместим с международными соглашениями, такими как Каирская декларация 1943 года, Ялтинское соглашение 1945 года и Потсдамская декларация 1945 года.

США подверстывали этот договор под свои возможности, имея в виду, что в ООН располагали много большим числом голосов ее членов в пользу своего проекта. Советский Союз предлагал рассматривать проект договора в Совете министров иностранных дел держав-победительниц, где имел право вето.

США договорились с т.н. "союзными державами" о проведении 4 сентября 1951 года в Сан-Франциско конференции "союзных держав" по заключению мирного договора с Японией. Советское правительство решило направить делегацию на эту конференцию во главе с А.А. Громыко, который должен был огласить советский вариант мирного договора.

Первый заместитель министра иностранных дел СССР А.А. Громыко выступил с изложением проекта 5 сентября на вечернем заседании конференции. Проект повторял положения "Замечаний..." от 7 мая 1951 года.

Советская делегация отказалась поставить свою подпись под документом, известном как "Сан-Францисский мирный договор союзных государств с Японией". У Сталина и Мао уже были совсем другие планы. В Азии разразилась корейская война. США поспешили раздуть, а Япония – взять на вооружение факт неподписания.
Некоторые современные российские политологи и историки указывают, что "один из наиболее уязвимых пунктов японской позиции заключается в том, что "северные территории" – это не Курилы. Этот нюанс ловко использовала громыковская дипломатия. Ведь на любой карте мира, как довоенной, так и послевоенной, северные острова всегда являлись частью Курильского архипелага. Конечно, Малую Курильскую гряду (Шикотан и острова Хабомаи) при желании можно рассматривать как продолжение Хоккайдо, как самостоятельное геологическое образование (не Курилы). Что же касается Кунашира и Итурупа, то это, бесспорно, южные острова Курильской гряды".

Этого мнения придерживался Сталин, трактуя в данном ключе подписанное в Крыму им самим, Рузвельтом и Черчиллем Соглашение по Дальнему Востоку. Запад, напротив, полагает, что острова Плоские (Хабомаи) являются продолжением Хоккайдо. Как раз в определении их географического статуса состояла позиция Советского правительства, которую глава его делегации А.А. Громыко изложил 5 сентября 1951 года на конференции в Сан-Франциско.

Позиция американского правительства по мирному договору союзных держав с Японией достаточно ясно устанавливается из переписки 1951 года сенатора А. Уоткинса (республиканец от штата Юта) и Дж. Ф. Даллеса, занимавшегося этой проблемой по личному распоряжению Г. Трумэна и прикомандированного для ее решения к Госдепартаменту.
В сентябре 1951 года Уоткинс направляет Даллесу "депутатский запрос", в котором отмечал различие двух (выше приведенных) формулировок проекта договора в части островных территорий, отходящих к СССР. Сенатор отмечал, что более ранняя формулировка содержит термин "возвратить" и "передать", тогда как в окончательном проекте Япония "просто" отказывается "от всех прав, правооснований и претензий на Южный Сахалин и Курилы". По мнению законодателя, действие закона становится беспредметным, поскольку далее нет никаких указаний о том, что отказ производится либо в пользу Советского Союза, либо не в его пользу.

Между тем, отмечает сенатор Уоткинс, Россия фактически владеет как Сахалином, так и Курилами, а также входящими в их состав островами Хабомаи и Шикотан. Эти районы, говорилось далее в письме, были захвачены силой оружия, и Россия ясно заявила, что она рассматривает острова переданными ей по условиям Ялтинского соглашения. Фактом является также то, что она приступила к хозяйственной деятельности на этих островных территориях и включила их в структуру административного деления страны.

Сенатор Уоткинс обращал внимание Даллеса на то обстоятельство, что в международном праве существует принцип, согласно которому территория, завоеванная силой оружия, не должна рассматриваться включенной в состав владений завоевателя без отказа от нее в мирном договоре или без длительного и постоянного пребывания ее во владении завоевателя. В этой связи сенатор задает Даллесу вопрос, каким образом этот принцип завоевания учтен в разработанных Даллесом обоих проектах мирного договора с Японией, а также просит разъяснить смысл содержащихся в них формулировок той статьи, которая касается отчуждения островных территорий в пользу СССР.

В ответном письме, датированном 1 октября 1951 года, Даллес признает различие обсуждаемых формулировок и указывает, что более ранний проект просто повторяет положения Ялтинского соглашения. Далее он указывает "причину" изменения формулировки: "В своем публичном выступлении в "Нью-Йорк таймс" от 3 сентября 1951 года мною было указано, что поскольку другие правительства имеют по Ялтинскому соглашению права, которые Советский Союз не выполнил, по меньшей мере сомнительно, может ли Советский Союз требовать с "чистыми руками" выполнения тех частей этого соглашения, которые ему нравятся".

Даллес ссылается на Потсдамскую декларацию об условиях безоговорочной капитуляции Японии, которая якобы заменяет крымскую договоренность по Дальнему Востоку. Потсдамская декларация была заявлением о намерениях, которые формулировали задачи послевоенного мира, подлежащие узаконению на созываемых в будущем международных конференциях. Именно такой конференцией была Сан-Францисская конференция 1951 года, на которой подлежал решению единственный вопрос – проект мирного договора союзников с Японией. Другие вопросы решались в ООН или Совете министров иностранных дел держав-победительниц легитимных органов, существовавших в рамках Ялтинско-Потсдамской системы послевоенного мира.

Очевидно, что Советскому Союзу не было причин отказываться от Ялтинского соглашения и соглашаться на проект Трумэна и Даллеса. Тем более что в ответном письме сенатору Даллес пишет, что Советский Союз не является "союзной державой" и не будет таковой, поскольку Сан-Францисский договор союзных держав от 1951 года уже закрыт для подписания. Даллес также указывает, что СССР не может претендовать на правооснование по договору. Такие претензии, в случае их выдвижения, ставились бы в зависимость от других факторов, а не от мирного договора.

Было бы удивительным, что СССР подпишет и присоединится к договору, целиком разработанном в Госдепартаменте США и в обсуждении которого его представители не принимали никакого участия, поскольку США с самого начала поставили себе целью не допускать их к выработке этого документа или даже внесению в него поправок, дополнений и изменений.

Интересно, что далее в своем письме Даллес цитирует часть выступления А.А. Громыко от 5 сентября 1951 года (точно в 46-ю годовщину заключения Портсмутского мирного договора) на Сан-Францисской конференции, где первый заместитель главы МИД СССР говорил, что проект договора не входит в рассмотрение "исторической принадлежности территорий (Южного Сахалина с прилегающими к нему островами и Курильских островов) и бесспорной обязанности Японии признать суверенитет Советского Союза на этой части территории СССР. Мы уже не говорим, что, внося такого рода предложения по территориальным вопросам, США и Великобритания, подписавшие в свое время Каирскую и Потсдамскую декларации, а также Ялтинское соглашение, стали на пути грубейших нарушений обязательств, принятых на себя по этим международным соглашениям".

Вскоре после своего этого выступления А.А. Громыко "покидает" пост первого заместителя министра иностранных дел СССР и отправляется в июне 1952 года послом СССР в Англию.
Во время слушаний в сенате США по вопросу о мирном договоре с Японией Даллес позволял себе употребление таких выражений, как "советская оккупация и Курил и Южного Сахалина", "Советский Союз сам виноват в этих нарушениях Ялтинского соглашения" (?) и т.п. 22 января 1952 года он публично признался: "Договор в Сан-Франциско – это первый официальный акт, принятый США и ведущий к прямому отказу от Ялтинских соглашений. США обрели теперь полную свободу действий и могут отказаться от всех обязательств, вытекающих из Ялтинского соглашения".

В условиях антикоммунистической истерии, царящей в американском обществе, и войны в Корее сенат ратифицирует 20 марта 1952 года мирный договор с Японией, подписанный в Сан-Франциско 8 сентября 1951 года, и добавляет к нему характерную оговорку: "Сенат заявляет, что ничто, содержащееся в договоре, не должно умалять или нарушать в пользу Советского Союза права и интересы Японии или союзных государств, как это определено в указанном договоре, в отношении Южного Сахалина и прилегающих к нему островов, Курильских островов, островов Хабомаи, острова Шикотан, или любой другой территории, прав или интересов, которые имела Япония на 7 декабря 1941 года, или передать какое-либо право или преимущество, из него вытекающее, Советскому Союзу; а также ничто в указанном договоре... не подтверждает признания со стороны США никаких условий в отношении Советского Союза, содержащихся в так называемом "Ялтинском соглашении" по Японии от 11 февраля 1945 года".

Это цитата из закона США, а Российская Федерация правопреемница СССР. Следовательно, в настоящее время США не признают в составе СССР нахождения Южного Сахалина и всей Курильской гряды (в т.ч. островов Плоских – Хабомаи и Шикотана, а также по просьбе Японии, используя свою военную силу, могут восстановить угольные и нефтяные концессии на Сахалине и рыбные – на всем русском Дальнем Востоке в территориальных водах РФ. Все указанные объекты до 7 декабря 1941 года (т.е. до нападения Японии на США) находились в пользовании или под суверенитетом Страны Восходящего Солнца. Современным российским политикам об этом не следует забывать.

Сан-Францисский "мирный" договор 1951 года имел одну цель – стратегическое противостояние США и Англии, с одной стороны, и СССР и Китая, с другой. Тотчас после его ратификации в сенате США их администрация стала формировать военно-политические блоки союзных им государств в Юго-Восточной и Восточной Азии, направленные против СССР.

Автор: Алексей Митрофанов
Источник: Война и Мир 21.12.2013
Из книги "Отказ Громыко или Почему Сталин не захватил Хоккайдо" (2008)

  • Новости
  • Проблематика
  • Невоенные аспекты
  • Россия
  • Азия