Точка зрения. Артем Балабин - Каспийская флотилия

Версия для печати

В середине ноября Каспийская флотилия ВМФ России отметила 291 годовщину со дня своего основания. История флотилии подчеркивает значимость этого объединения для укрепления позиций России на южных рубежах и развития ее внешнеэкономических связей. Как известно в последние годы состав Каспийской флотилии пополнился новыми боевыми единицами, что значительно усилило и расширило возможности флотилии. Не секрет, что на сегодняшний день Российский флот на Каспии является наиболее мощным в регионе.

На вопросы ответил консультант Центра военно-политических исследований в области ВМС – Артём Балабин, в прошлом основатель известного сообщества ВМФ России – ”МЫ НЕСЁМ АНДРЕЕВСКИЙ ФЛАГ”.

- На сегодняшний день устоялось мнение, что Каспийская флотилия в боевой составляющей не имеет равных в Каспийском море. Согласны ли Вы с этим мнением?

Я считаю, что положение дел на Каспийской флотилии вполне заслуживает такого вывода. Для того, что бы оценить данную обстановку, необходимо отталкиваться от двух составляющих: силы, которыми располагают остальные 4 государства Каспийского бассейна, и силы, имеющиеся у нас на  Каспийском море. В первом случае речь идет о военно-морских силах Ирана, Казахстана, Туркменистана и Азербайджана.

Несомненно, в этом ряду значительными силами обладает Иран, его Северный флот базирующийся на берегах Каспийского моря в состоянии оперативно развернуть морскую группировку в Южной части Каспия, способную составить реальную угрозу как для наших интересов, так и для интересов других государств.

Ее основу составляют ракетные катера способные наносить удары крылатыми ракетами по морским целям на расстоянии до 150 км. В тоже время, по имеющийся информации, новый эсминец типа “Джамаран-2” базирующийся в одной из баз Каспийского моря, несет на борту противокорабельные ракеты с дальностью стрельбы до 170 км, но  это ближняя дистанция боя и  сегодня считается малоэффективной.

Однако недооценивать ВМС Ирана не стоит, поскольку кроме надводной составляющей, в составе ВМС имеется и ударная авиация, в количестве более 30 бортов способных достаточно быстро оказаться в любой точке над Каспийским морем, есть также мнение, что в случае начала конфликта Иран способен оперативно в течении 5-7 суток перебросить значительную часть ракетных катеров базирующихся в Персидском заливе на базы Каспийского моря. Если учесть что их в составе имеется более 200, то при появлении даже 50 катеров способных в залпе выпустить более 100 крылатых ракет, противостоять такой группе сложно будет даже Каспийской флотилии. Однако я не слышал о проведение даже учебных маневров такого плана, поэтому данный вопрос имеет быть место лишь в теории.

- Какова ситуация с остальными ВМС?

В целом я бы сказал так – неопасная для России. Основу военно-морских сил Азербайджана, Туркмении и Казахстана составляют катера малого водоизмещения, как и в случае с ВМС Ирана вооруженные крылатыми ракетами, не превышающими дальность стрельбы 150 км. В основном это патрульные и артиллерийские катера.

Несколько ракетных катеров состоят на вооружении ВМС Туркменистана построенных в России по проекту 12418 вооруженных ракетным комплексом экспортной модификации ”Уран-Э”.

Азербайджан в составе своих ВМС располагает только кораблями советской постройки.

Казахстан имеет только оборонительные возможности, однако, насколько мне известно они принимают в свой состав ракетные катера корейской постройки несущие на  вооружении по 4 противокорабельные крылатые ракеты.

- Вернемся к Каспийской флотилии. Каким Вы видите ее перспективное будущее? И как оцениваете ее нынешний состав?

К 2018-2020 годам состав флотилии должен быть обновлен практически на 80%. Говоря более конкретно, планируется, что на 2020 год в составе флотилии будет не менее 20 кораблей со сроком службы на тот момент от 3 до 10 лет. Аналогичная задача поставлена и по судам обеспечения. Двадцать это много или мало? Вывод сделать просто, учитывая, что возможности одного современно малого ракетного корабля проекта 21631 (первый из которых войдет в состав флотилии в этом году) превышают возможности всех прикаспийских государств.

Настоящий состав флотилии способен решать те задачи которые перед ней стоят в полном объеме. Для этого она располагает достаточными силами и средствами.

Я согласен, что есть ряд проблемных вопросов. Однако нужно понимать, что идеальной ситуации сегодня нет ни на одном флоте мира. Флот - это большой и  сложный организм, зависящий от очень многих факторов, в том числе и тех которые он контролировать самостоятельно не может.  

- Что на Ваш взгляд было сделано существенного за уходящий 2013 год в флотилии? Какие наиболее важные задачи в этом году она решала?

Задач было много. Личный состав флотилии ведет ежедневную работу, заключающуюся в учебно-боевой подготовке, проведении различных учений и маневров, освоение новых видов вооружения и техники.

Немаловажным является развитие международного сотрудничества Каспийской флотилии с иностранными ВМС.  В этом году отряд кораблей во главе с ракетным кораблем ”Дагестан” дважды решал задачи дальнего похода. Были нанесены дружественные визиты в порты Казахстана и Азербайджана.

Мы также не остаемся без иностранного внимания. В этом году главную базу флотилии Астрахань, дважды посетили корабли ВМС Ирана и Азербайджана. Так что география нашей международной деятельности в этом регионе постепенно расширяется.

- Вы сказали насчет освоения нового вооружения и техники,  можете об этом  более подробно?

Я отвечу в общем. За 2013 год личный состав флотилии освоил и принял на вооружении новейшую береговую радиолокационную станцию обнаружения воздушных и морских целей ”Подсолнух”. Она достаточно широко увеличила возможности флотилии, особенно группировки сил и войск дислоцированных в  Дагестане. Окончательно развернут и принят в состав флотилии береговой ракетный комплекс «Бал» не имеющий аналогов в Каспийском регионе, предназначенный для поражения морских целей. В отношении надводной составляющей также ведется кропотливая работа. В Махачкале завершаются испытания двух новейших малых ракетных кораблей проекта 21631 и противодиверсионного катера типа ”Грачонок”. В этом году окончательно приняты в состав флотилии и переведены с Балтийского флота малый артиллерийский корабль ”Махачкала” и военный транспорт ”ВТР-79.” Также в состав вспомогательного флота флотилии принят новый рейдовый буксир.

В 2014 году планируется ввод в состав еще нескольких вспомогательных судов и катеров, а также боевых единиц.

- В прошлом месяце Министр обороны генерал армии Сергей  Шойгу заявил об увеличении числа военнослужащих по контракту в 2014 году в несколько раз. Как обстоят дела по этому вопросу в Каспийской флотилии?

В этом вопросе нужно опираться на данные Министерства обороны. Согласно статистике с 2011 по 2013 года число матросов контрактной службы постоянно увеличивалось, что резко снизило потребность в срочниках.

В целом это, конечно же, положительный результат. Условия, которые предлагает Министерство обороны вполне устраивает молодых ребят, начиная от денежного довольствия и заканчивая жильем. Здесь одновременно решается и укрепление социального вопроса, военнослужащие в состоянии обеспечить семью, а также дальнейшее ее благополучное развитие и становление. Но главной целью, конечно же, является повышение уровня боевой подготовки и выучки личного состава частей и соединений флотилии, создание профессионального костяка армии.

Насколько мне известно, часть новейших кораблей флотилии типа РК ”Дагестан”, “Татарстан”, МАК “Астрахань” и другие фактически полностью укомплектованы экипажами военнослужащих по контракту. Таким образом, появляется возможность создать полностью профессиональную команду изучающую новые вооружения на современных кораблях, что в целом повышает слаженность и боевую выучку личного состава корабля. Это уже было не раз доказано на учениях, к этому сегодня стремятся на всех флотах ВМФ России.

Источник: Центр военно-политических исследований, 19.11.2013

  • Эксклюзив
  • Аналитика
  • Проблематика
  • Военно-морской флот
  • Россия
  • Южный ВО
  • Ближний Восток и Северная Африка