КАРТ-БЛАНШ. Противоракетная гонка набирает темп на суше и на море

Версия для печати

Соединенные Штаты через своих высокопоставленных представителей недавно вновь подтвердили, что будут целенаправленно продолжать свой амбициозный проект по внедрению системы ПРО в региональном и глобальном масштабах вопреки озабоченности России и ряда других государств.

Это было сделано во время закладки первого камня в фундамент противоракетного комплекса США на базе румынских ВВС в Девеселу в конце октября, где присутствовал замминистра обороны Джеймс Миллер, а также во время визита госсекретаря США Джона Керри в Варшаву 5 ноября. В этих заявлениях речь соответственно шла о строительстве противоракетных комплексов в Румынии (будет завершен в декабре 2015 года), а также в Редзиково, что на севере Польши (развертывание намечено на 2018 год). Оба посланца Вашингтона твердо обещали: сооружение этих комплексов, где в общей сложности появятся 48 самых современных американских ракет-перехватчиков «Стэндард-3», будет завершено в намеченные сроки.

В этой связи следует напомнить, что США являются единственной страной в мире, которая развертывает ударно-боевые средства ПРО наземного базирования далеко за пределами своей территории и которая располагает значительным количеством боевых кораблей, оснащенных средствами перехвата баллистических и крылатых ракет (в настоящее время 29).

США также являются единственным государством на нашей планете, которое до сих пор размещает тактическое ядерное оружие на территории иностранных государств, в данном случае в пяти европейских странах. Это оружие прикрывается названными противоракетными средствами.

Все эти американские вооружения наступательного и оборонительного характера являются средствами «передового базирования» относительно Российской Федерации, которая не располагает аналогичными системами у рубежей Соединенных Штатов.

США также являются единственным государством в мире, которое имеет наступательную ядерную стратегию, предусматривающую возможность нанесения первого упреждающего и превентивного ядерного удара с помощью стратегических и тактических ядерных вооружений, в том числе по России.

Уже развернутые к настоящему времени вблизи России морские и наземные средства ПРО США создают ограниченную угрозу российским стратегическим ядерным силам, а американская информационная составляющая такой системы полностью «просматривает» территорию Российской Федерации со всех направлений.

Вот почему Москва проявляет беспокойство по поводу непрекращающегося накапливания американских противоракетных средств на европейском континенте и вокруг него, а также в других районах земного шара. Одновременно озабоченность российского руководства вызывается тем, что проблема ПРО вышла за рамки российско-американских и российско-натовских отношений, так как стала глобальной международной проблемой контроля над вооружениями после одностороннего выхода Вашингтона из Договора по ПРО 11 лет назад.

Как вспоминают американские высокопоставленные участники дискуссии, которая велась в высшем американском руководстве за несколько лет до подписания этого акта в 1972 году, в ходе нее возникали два главных вопроса.

Первый: не приведет ли неконтролируемое развитие противоракетных средств к гонке ракетно-ядерных вооружений и к созданию средств преодоления противоракетного щита?

Второй: не вызовет ли такой бесконтрольный процесс блокирования переговоров о сокращении избыточных вооружений и об ограничении масштабной военной деятельности?

Тогда в Вашингтоне победила более рациональная точка зрения: общее количество ракет-перехватчиков у США и СССР не могло превышать сначала 200 единиц (по Договору по ПРО 1972 года), а затем 100 единиц (по Протоколу к Договору по ПРО 1974 года) для каждой стороны. Указанные договоренности одновременно запрещали размещение противоракетных средств сторон за пределами их национальных территорий.

Но, увы, все это осталось в истории после одностороннего выхода Вашингтона из этих договоренностей.

Только общее количество ракет-перехватчиков США различных видов уже перевалило за тысячу единиц. В ближайшее десятилетие их должно стать гораздо больше. Если в настоящее время имеется 16 государств, располагающих либо собственными противоракетными средствами, либо приобретенными в основном у США, то в ближайшие десятилетия количество таких государств неизбежно возрастет. Тем более если сейчас вообще не существует никаких международно-правовых сдержек и противовесов, которые блокировали бы накапливание ударно-боевых противоракетных средств и их пространственное распространение ни в двустороннем, ни в многостороннем форматах.

Судя по устойчивой тенденции будущего размещения противоракетной инфраструктуры США, она в основном перейдет в Мировой океан. В частности, к 2041 году только американские ВМС будут располагать 84 боевыми кораблями, оснащенными противоракетными средствами в виде РЛС и ракет-перехватчиков. Это составит 27% от всего их корабельного состава к этому времени.

Складывается впечатление, что нынешнее американское военно-политическое руководство не осознает ни всех последствий реализации своего самого амбициозного плана о развертывании масштабной системы ПРО за все послевоенные годы, ни потенциальной гонки противоракетных вооружений, которая в практическом смысле уже началась. Не учитывают в Вашингтоне и неизбежного соревнования между наступательными видами вооружений в ядерном и неядерном оснащении, а также оборонительными средствами в виде ракет-перехватчиков.

В этих условиях крайне необходимы не только российско-американская договоренность о количественном и пространственном ограничении средств перехвата баллистических и крылатых ракет, но и международная договоренность, которая предусматривала бы одновременную сдержанность как в сфере ракетно-ядерных вооружений, так и ударно-боевых средств их перехвата.

Кроме того, Вашингтон должен отказаться от сооружения упомянутых комплексов ПРО в Румынии и Польше, размещение которых на фоне создания мощной группировки ПРО США и их союзников на Ближнем Востоке и в зоне Персидского залива, а также предстоящего увеличения на 50% общего количества ракет-перехватчиков стратегического назначения на континентальной части США просто теряет военно-стратегический и военно-политический смысл. Да и стоит ли вообще американской казне тратить огромные средства на модернизацию ядерных арсеналов и противоракетных средств в условиях огромного дефицита денежных средств?

Автор: Владимир Козин, главный советник-руководитель Группы советников директора Российского института стратегических исследований, член-корреспондент РАЕН
Источник: Независимая газета 14.11.2013

  • Новости
  • Проблематика
  • Военно-политическая
  • Европа
  • Северная Америка
  • США
  • НАТО

На эту тему: