"Корейская проблема", как точка бифуркации в развитии российского Дальнего Востока.

Версия для печати

Южная Корея – очевидный и яркий пример того, как один и тот же народ может иметь совершенно разное будущее, в зависимости от выбранного политиками варианта развития, принятых решений и проведенных реформ. Южная Корея входит в список сильнейших мировых экономик (4-е место в Азии, 15-е по показателю ВВП в мире). При этом по итогам первых двух кварталов 2013 года рост южнокорейского ВВП составил 0,9%  и 1,1%, что несомненно скажется на сохранении позитивной динамики по результатам текущего года.

По итогам прошлого года Республика Корея заняла второе место (из 183-х стран мира) во всемирном рейтинге условий роста составляемых «Goldman Sachs» по совокупности пяти групп важнейших с инвестиционной точки зрения показателей, а именно, параметра макроэкономической стабильности, инвестиционного климата, человеческих ресурсов, политических условий и доступности современных технологий. Что интересно, Южная Корея относится к тем немногим странам, где одинаково качественно проработаны вопросы ответственности по кредитам как юридических, так и физических лиц. В частности, в стране с населением в 49 миллионов человек достигнуто 100%-е включение населения в реестры кредитных бюро (БКИ), что позволяет снизить практически до нуля риски кредитных организаций при кредитовании граждан, а это, в свою очередь, позволяет значительно расширять возможности внутреннего рынка сбыта и покупательские возможности жителей этой страны. До 1988 года между Россией и Южной Кореей не существовало практически никаких отношений, сегодня Российская Федерация является значимым деловым партнером Республики Корея: в прошлом году внешнеторговый оборот между нашими странами составил 24,9 млрд. долл., в списке среди внешнеторговых партнеров Республики Корея Россия занимает 11-е место (12-е по экспорту и 9-е по импорту), а инвестиционный поток между РФ и РК уже в течение нескольких лет ежегодно составляет 1,5-2 млрд. долларов США (главным образом из Кореи в РФ).

Получив приглашение от  Азиатского отделения "Международной ассоциации развития"(МАР) ближе познакомиться с республикой Корея я наивно их спросил: «А что ОНИ думают об объединении с Северной Кореей?". На интересном по звучанию (без «созвездия» шипящих звуков),с очень мелодичными и необычными звуками мне (через переводчика)  был дан ответ по корейски-«приезжайте, мы вас для этого и приглашаем». А вообще, как  узнал чуть позже -в 1997 году корейский алфавит "хангыль" был внесен в список шедевров мирового наследия. Это единственный в мире алфавит, про который достоверно известно кто, когда (15 век н.э.) и с какой целью его создал. Лингвисты всего мира  считают «хангыль» самым «научным», а идею начертания букв, повторяющего форму губ и языка при произношении просто блестящей.Это языковое  открытие 15 века открыло грандиозные перспективы корейцам, которые  смогли  отказаться от громоздкой иероглифической письменности, а именно, писать и читать, запомнив лишь несколько десятков знаков, обозначающих звуки, вместо нескольких тысяч иероглифов, обозначающих слова и понятия.

Как житель Владивостока вынужден постоянно читать мнение различного уровня экспертов по  одному из ближайших  к Приморью соседей - Северной Корее, автоматически интересуясь и Южной Кореей. Шестьдесят с лишним лет назад корейский народ искусственно и принудительно оказался разделен на два государства, Север и Юг.  Если бы не «холодная война» никакого разделения не было бы - жили так или иначе в одном государстве, как и раньше около 1000 лет.

Особенно беспокоят  те движения «соседа», когда он достает из своего арсенала несанкционированную мировым сообществом «дубинку». Как это было в феврале 2013 года, когда на севере КНДР недалеко от города Кильчу на полигоне в районе деревни Пхунгери (в  300 километров от Владивостока)  была испытана та самая "дубинка". И каждый раз думаешь о том, что а вдруг кому-то (!?) взбредет в голову ее «потрогать на чужой территории», ведь стоит напомнить, что при неблагоприятной розе ветров радиоактивное облако от уничтоженных северокорейских ядерных объектов достигнет Владивостока примерно через два часа. Остальное, в том числе и внутриполитические последствия для нашей  страны и Дальнего Востока читатель пусть представит себе сам... Поэтому наш евроазиатский регион сейчас нельзя называть  единым и мирным, пока здесь присутствует «корейский» фактор.

Корейский полуостров - это как бы наш мир в миниатюре. Если на нем что-то «загорится»,  то «полыхнет» во всей Евразии. А если Корейский полуостров объединится, это приведет к еще большему объединению всех евроазиатских стран. Ведь на территории Евразии проживает 71 процент населения всего земного шара,  этот континент расположен в 12 часовых поясах и имеет уникальную возможность создать единый экономический блок, который может обеспечить широкий приток инвестиций, создание новых рабочих мест.

Если бы я смог сейчас  одновременно выложить рядом экспертную аргументацию - что «за» и  «против» неминуемого грядущего восстановления единой Кореи, боюсь, что у экспертов, выступающих «против»,  не хватило бы на сегодняшний день  аргументов о  противоестественности ожидания объединения Кореи. Хотя конечно хотелось бы проснуться однажды утром и услышать по радио новость, что корейцы объединились в одно государство. Но для этого, на мой взгляд, нужно неминуемо пройти определенные этапы  к объединению, а именно :

- усилить экономическую интеграцию обоих корейских государств (быть может, с помощью России);
- проявить волю руководству обоих государств (такая воля из анализа инициатив, поступающих от лидеров обоих государств очень сильно видна в последнее время: недавно Северная Корея предложила Южной объединиться в Федерацию и создать Демократическую Конфедеративную Республику Корея, а Сеул предлагает  создать единое государство, в котором сольются политические системы обеих стран);
- проявить взаимное стремление этих двух разделенных народов к объединению (чего стоит  выступления  с 1991 года на тех или иных международных спортивных соревнованиях объединенных  сборных команд обеих Корей!!!).

И, наконец, чтобы  появилась соответствующая международная подоплёка процесса объединения, ведь просто само по себе наличие разделенной Кореи неестественно (как в свое время разделенная Германия или разделенный Вьетнам), а всё стремится к естественности и прагматичности (что-то неизбежно притягивается друг к другу, что-то неизбежно  отторгается).

Еще один аргумент, который мне высказали мои азиатские  партнеры, в ходе визита в Сеул - включение  в этот процесс ключевого игрока Россию, потому как Россия может в объединении двух этих стран сыграть ведущую роль. Как в свое время СССР сыграл роль в разъединении. Очевидно, что отношения   обоих корейских государств с Россией уже сейчас  выведены на уровень стратегического партнерства и сотрудничества.

Хотя конечно эксперты по данной проблеме  попросили меня учесть в своих выкладках  еще две неминуемые жертвы этого процесса объединения:  северянам  придется пожертвовать диктатурой одной семьи, которая передает высшую власть по наследству уже три поколения подряд, а южанам - пожертвовать военным присутствием США. (Правительство РК выделило на следующий год 744 млн. 250 тыс. долларов на содержание американских войск на юге Корейского полуострова. По данным министерства обороны, основную часть этой суммы составит зарплата военнослужащих – 317 млн. 681 тыс. долларов)  Хотя,  в общем-то, это скорее не жертвы, а назревшие профилактические процедуры современного глобального мироустройства. Нужно договариваться всегда вместе, чтобы  выжить в изменившихся условиях, Так будет выгоднее, чем продолжать противостоять в войне, которая давно уже закончилась, на этом примере хочется вспомнить Гонконг, который уже почти вернулся в КНР. Разве во времена «холодной войны» мог этот вариант даже предполагаться!?

И вот на этом фоне весьма интересны те проекты, которые обсуждают наши страны в  энергетическом сотрудничестве. С одной стороны, страны думают над строительством сухопутного  газопровода по маршруту Сахалин-Владивосток- Республика Корея.  Другой, «Россети»,  задумались о прокладке подводного электрокабеля из Владивостока в Сеул. В обоих случаях в этих проектах «встает» Северная Корея. По сути, Южная Корея практически лишена собственных углеводородных месторождений и потому является одним из крупнейших импортеров газа и нефти в мире. Между тем растущая экономика постоянно нуждается в энергоресурсах. По итогам 2013 года рост ВВП страны прогнозируется на уровне 2,6–2,8%, то есть на 0,6–0,8% превысит данные 2012 года.

Как крупный импортер Корея, конечно, заинтересована в диверсификации поставок. С помощью газопровода Южная Корея может снизить свои затраты на газ примерно на 30%. Для нашей страны этот проект не менее важен. Газпром заинтересован в новом рынке сбыта, который позволит диверсифицировать поставки энергоресурсов и снизить зависимость российского экспорта от ситуации в Европе. Ведь к 2020 году на Китай, Японию и Южную Корею придется 50% и более мирового потребления энергоресурсов. Кроме того реализация этого проекта также позволит усилить политическое влияние России в данном регионе. Слабая надежда присутствует на «сухопутный «вариант» газопровода. Как мне рассказали коллеги–экономисты,  Пхеньян хочет, чтобы Газпром платил за транзит газа по еще более высоким тарифам, чем Газпром платит, например, сейчас Украине. Поэтому  в нынешней ситуации Россия и Южная Корея вынуждены прибегать к рассмотрению варианта строительства морского газопровода. Кроме этих двух проектов, у России также есть совместный с Южной Кореей проект железнодорожного сообщения. РЖД уже несколько лет занимаются реконструкцией Транскорейской железной дороги. В прошлом году был открыт 54-километровый участок, соединяющий дальневосточную станцию Хасан (Приморский край) с северокорейским портом Раджин. При этом проект по соединению Транссиба с Транскорейской железной дорогой обсуждается уже более десяти лет, однако продвижение задерживается опять же из-за Северной Кореи. Хотя этот проект создаст оптимальный коридор для поставки грузов между Кореей и Европой.

…А если б страна была объединена? Единая Корея на самом деле была бы  очень выгодна для России как некая сила,  уравновешивающая амбиции отдельных Тихоокеанских и Северо-Азиатских стран на создание тех или иных центров влияния в регионе.

Резюмируя: объединение Кореи может быть разным, и последствия его – тоже разными, иногда позиция в  этом вопросе сводится к следующему: "мир (причем под словом "мир" понимался скорее статус-кво) важнее объединения", которое непременно наступит, но не сейчас. Как сказал один из экспертов Центра Исследований Безопасности в АТР (США), если объединение произойдет сейчас, то через 50 лет после этого Объединенная Корея, конечно,  может стать державой уровня Китая или Японии, однако для этого она должна благополучно пережить самые трудные первые 5-10 лет, что окажется чрезвычайно накладно. И главное, новая страна уже не будет той привычной нам Республикой Корея, которую мы знаем. А комплекс связанных с ней региональных проблем (в том числе, затрагивающих Россию) может оказаться не менее острым, чем нынешние, связанные с КНДР. Только решать их будет гораздо труднее.

С другой стороны, как однажды сказал кто-то из великих, все, разъединяющее людей, является искусственным и должно устраняться, все объединяющее – естественно и должно приветствоваться. На карте современного мира остается все меньше «болевых точек», созданных после Второй Мировой войны и современной мировой историей. Не исключено, несмотря на многочисленные (вполне оправданные и понятные) опасения, объединение двух частей искусственно разделенного народа станет для АТР тем самым катализатором, который позволит стремительно вывести этот регион на первые позиции в общемировом экономическом и политическом процессе.

А будущее Дальнего Востока России, прежде всего Приморья, весьма зависит от того, какую именно роль сыграет наше государство в деле восстановления «статус-кво» на многострадальном Корейском полуострове.

Автор: Ивашкин А.В
11.11.2013

  • Эксклюзив
  • Новости
  • Проблематика
  • Невоенные аспекты
  • Азия

На эту тему: