Надо формировать новый вид Вооруженных Сил

Создание в 2011 году нового рода войск Вооруженных Сил Российской Федерации – Войск ВКО предполагало закрытие вопроса ответственности за создание системы воздушно-космической обороны Российской Федерации. Однако реализованный вариант структурных изменений ВС РФ не позволил в полной мере обеспечить единство ответственности за строительство ВКО на всей территории страны, организовать единое управление войсками (силами), решающими задачи ВКО, в стратегическом, оперативном и тактическом звеньях управления, исключить дублирование в работе органов военного управления.

Текущая военно-политическая ситуация в мире в очередной раз наглядно демонстрирует стремление западных государств добиваться своих целей военным путем. Для их достижения в ход пускаются различные силы и средства: от действий подготовленных террористических формирований до массированных ударов авиацией и крылатыми ракетами. Конечно, Российскую Федерацию нельзя сравнивать с Ираком, Ливией или Сирией – это единственная мировая держава, обладающая соизмеримым с США ядерным потенциалом и способная их уничтожить. Однако сценарии военных конфликтов последних лет, а также тенденции развития средств вооруженной борьбы должны учитываться в ходе военного строительства.

К важнейшей из таких тенденций следует отнести качественное развитие СВКН, позволяющих с минимальными потерями достигать поставленных военных целей. В интересах повышения возможностей борьбы с воздушно-космическим противником в Российской Федерации создается система ВКО, под которой понимается совокупность организационно и технически взаимосвязанных сил и средств, обеспечивающих решение задачи отражения воздушно-космического нападения противника по единому замыслу и плану, под единым командованием, в едином контуре боевого управления.

Работы ведутся в направлении как совершенствования ВВТ ВКО, так и организационного строительства войск и определения рациональной структуры Вооруженных Сил. Так, одним из важнейших шагов военно-политического руководства страны в области воздушно-космической обороны явилось формирование в 2011 году нового рода войск Вооруженных Сил Российской Федерации – Войск ВКО. Это позволило решить одну из основных задач, способствующих строительству ВКО, – сформировать стратегический орган военного управления – Командование Войск ВКО, ответственное за создание системы ВКО на основе интеграции систем ПВО и РКО.

Вместе с тем реализованный вариант структурных изменений Вооруженных Сил Российской Федерации не позволил в полной мере обеспечить единство ответственности за строительство ВКО на всей территории страны, организовать единое управление войсками (силами), решающими задачи ВКО, в стратегическом, оперативном и тактическом звеньях управления, исключить дублирование в работе органов военного управления.

Половинчатость принятых решений обусловливает большое количество публикаций по данной теме, где рассматриваются два альтернативных подхода к организационному строительству Вооруженных Сил Российской Федерации, войск (сил), решающих задачи ВКО.

Первый подход состоит в создании нового вида Вооруженных Сил – Воздушно-космических сил (ВКС). Второй – в дальнейшем развитии рода войск, Войск ВКО, и создании вида Вооруженных Сил – Войск ВКО.

Сторонники первого подхода считают, что построение и развитие системы ВКО на уже имеющейся (созданной в ВВС) базе позволит с наименьшими временными и материальными затратами создать систему ВКО страны. При этом на ВКС будут возлагаться как ударные, так и оборонительные задачи.

Необходимо отметить, что межвидовой характер военных действий на стратегическом уровне не вызывает сомнения. Стратегические операции планируются и проводятся под руководством начальника Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации или командующего фронтом. Однако это совсем не означает целесообразность объединения всех участвующих в операциях войск (сил) в единый универсальный вид Вооруженных Сил. Руководствуясь данным подходом, можно обосновать необходимость объединения РВСН, дальней авиации, морского компонента СЯС, включив еще и Войска ВКО, в один вид, действующий в единой системе управления. Или на основании совместных действий по поражению объектов противника включить в состав ВВС Ракетные войска и артиллерию.

Кроме того, следует отметить, что формирование ВКС приведет к чрезмерному укрупнению этого вида Вооруженных Сил, возложению на главнокомандующего ВКС широкого перечня разноплановых задач строительства и применения авиации, войск ВКО и космических сил и средств. Это вряд ли позволит обеспечить целенаправленное эффективное строительство системы ВКО РФ и ее применение, потребует очередного пересмотра ранее принятых решений.

На наш взгляд, главным критерием для принятия решения по выбору варианта структуры войск является обеспечение наилучших условий для строительства системы ВКО и решения стоящих перед войсками задач.

К таким задачам относятся:

    первая – участие в ядерном сдерживании путем своевременного предупреждения об «обезглавливающих» и «разоружающих» ядерных ударах и защите системы стратегического управления и объектов СЯС от них;
    вторая – охрана государственной границы Российской Федерации в воздушном пространстве, контроль воздушного пространства и пресечение нарушений его использования. Контроль космического пространства;
    третья – воздушно-космическая оборона войск и объектов в ходе локальных (региональных) войн.

Все три группы задач решаются оборонительным компонентом Вооруженных Сил Российской Федерации – войсками (силами) ВКО.

С позиции строительства системы ВКО наилучшие условия будут созданы при подчинении основных сил и средств ВКО РФ одному должностному лицу и возложении на него персональной ответственности за организацию ВКО на всей территории страны. Опыт успешного строительства Войск ПВО страны показал, что в период по 70–80-е годы прошлого столетия были созданы системы вооружения зенитных ракетных и радиотехнических войск, истребительной авиации, ракетно-космической обороны, то есть была создана материальная основа воздушно-космической обороны страны.

Одним из важнейших факторов, которые способствовали успешному развитию ПВО и РКО в этот период, явилось организационное единство войск ПВО и РКО и персональная ответственность одного должностного лица – главнокомандующего Войсками ПВО за создание систем и решение задач ПВО и РКО. В последующие годы положительная роль этого фактора не была учтена в ходе проводимых реформ Вооруженных Сил Российской Федерации. В течение последних пятнадцати лет после ликвидации Войск ПВО и передачи войск ПВО и РКО в различные виды (рода войск) Вооруженных Сил Российской Федерации практическая работа по созданию ВКО страны была заморожена межведомственными противоречиями, возникшими при решении проблем ВКО. Она возобновилась лишь с образованием Войск ВКО.

Система ВКО представляет собой сложную организационно-техническую систему, включающую следующие взаимосвязанные между собой подсистемы: разведки и предупреждения о воздушно-космическом нападении, поражения и подавления СВКН, всестороннего обеспечения и управления. Опыт проведения работ по созданию таких сложных систем показывает, что в основу всех научных исследований и мероприятий, проводимых в интересах развития ВКО страны, должен быть положен системный подход, предполагающий комплексное развитие и применение под единым руководством всех сил и средств, решающих задачи ВКО.

Создание системы ВКО РФ является сложной задачей, требующей целенаправленного выделения существенных материальных и финансовых ресурсов, оптимизации их использования для создания входящих в нее подсистем. Эффективное ее решение в условиях, когда по сути надо восстанавливать систему ВКО и осуществлять ее дальнейшее развитие, возможно только под руководством одного должностного лица, непосредственно подчиненного начальнику Генерального штаба.

Рассмотрение проблемы выбора оптимальной структуры с позиций обеспечения эффективного выполнения задач также демонстрирует предпочтительность второго подхода.

При решении задач стратегического сдерживания все средства разведки на территории Российской Федерации, предназначенные для предупреждения об «обезглавливающих» и «разоружающих» ударах баллистическими и аэродинамическими средствами, должны находиться в едином контуре управления, действовать под единым командованием и выдавать информацию в единый тракт оповещения. В данном случае единый контур управления и единое командование необходимы для обеспечения требований по достоверности информации и времени ее доведения. После принятия решения ответные действия ведутся СЯС РФ, для эффективного применения которых создана специальная система управления.

В части решения задачи охраны государственной границы Российской Федерации в воздушном пространстве, контроля воздушного пространства и пресечения нарушений его использования, контроля космического пространства второй подход также предпочтительнее. Так как решение данной задачи не предполагает привлечения ударных сил и осуществляется только оборонительными средствами.

Однако в настоящее время задача организации охраны государственной границы в воздушном пространстве Российской Федерации и контроля порядка его использования фактически распределена между командующим Войсками ВКО и командующими войсками военных округов, что противоречит принципу единства ответственности за выполнение задач ВКО и не способствует ее эффективному решению.

Подчинение всех войск и сил воздушно-космической обороны командующему Войсками ВКО, то есть создание организационной структуры, подобной Войскам ПВО страны, обеспечит единоличную ответственность за решение данной задачи.

В ходе локальной (региональной) войны боевые действия ведутся межвидовыми группировками, планируются и осуществляются действия по защите своих войск и объектов и уничтожению войск и объектов противника. Применительно к воздушно-космической сфере ударные действия ведутся ВВС, ВМФ и ракетными войсками и артиллерией из состава Сухопутных войск, а оборонительные – войсками (силами) ВКО.

Такой характер действий не диктует необходимость включения в ВВС войск (сил) ВКО. Скорее наоборот – он показывает целесообразность развития войск (сил) ВКО в едином виде, с возложением ответственности за решение задач воздушно-космической обороны войск и объектов на командующего Войсками ВКО. В то же время, на наш взгляд, должна быть обеспечена возможность децентрализации управления войсками (силами) ВКО с передачей их по решению Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации в оперативное подчинение командующему войсками военного округа.

Командующий Войсками ВКО в этом случае должен обеспечить решение комплекса задач ВКО на остальной территории Российской Федерации. Кроме того, важнейшей задачей командующего Войсками ВКО при организации ВКО войск и объектов на ТВД, учитывая реальное соотношение сил сторон на стратегических направлениях, является стратегическая перегруппировка сил и средств ВКО в район военного конфликта.

Одним из аргументов, выдвигаемых при обосновании необходимости создания ВКС, является то, что на вооружение авиации поступают многофункциональные авиационные комплексы оперативно-тактической авиации, способные воздействовать как по воздушным, так и по наземным и морским целям.

Данные авиационные комплексы представляют собой универсальную авиационную платформу, позволяющую трансформировать их в истребитель-перехватчик, бомбардировщик или самолет морской авиации, способный поражать морские цели. Однако для этого нужно соответствующим образом готовить летный состав (универсальных летчиков нет), иметь соответствующее специфическое вооружение (ракеты «воздух-воздух», «воздух-земля» и т. д.).

Реально весь ресурс этих комплексов должен быть заблаговременно поделен под вышеназванные задачи и сформированы соответствующие комплекты летного состава и вооружения. С этих позиций необходимо разделение данных комплексов на решение ударных задач (в структуре ВВС) и оборонительных задач (в структуре Войск ВКО).

В качестве аргумента в пользу первого подхода приводится опыт военного строительства развитых зарубежных стран.

Однако реальный опыт организации ПВО появляется только в результате обобщения реальных боевых действий по защите того или иного государства от средств воздушного нападения. Таким опытом обладают немногие страны. В годы Второй мировой войны Германия, Великобритания, СССР получили значительный опыт решения задач ПВО. К таким государствам относится и Россия. Египет, Сирия, Израиль, Вьетнам и ряд других стран получили практический опыт противовоздушной обороны в ходе локальных войн и вооруженных конфликтов. Анализ этого реального практического опыта организации ПВО говорит о том, что в рамках страны должна создаваться единая противовоздушная оборона, возглавляемая одним должностным лицом, ответственным перед руководством страны за оборону объектов экономического и военного потенциала.

Да, во многих странах мира нет самостоятельного вида вооруженных сил, решающего только задачи ПВО. Развитие противовоздушной обороны осуществляется, как правило, в рамках сухопутных войск и военно-воздушных сил. Это объясняется только одним фактором – незначительной по сравнению с Российской Федерацией территорией, которую необходимо прикрывать от воздушного противника.

Да и опыт организации ПВО США не является для нас примером для подражания. Для них угроза воздушного нападения мизерна. Несмотря на это, созданная система ВКО Северо-Американского континента «Норад» продолжает активно развиваться как самостоятельная организационно-техническая система.

Одним из аргументов в пользу создания ВКС является сохранение сложившейся к настоящему времени системы форм применения Вооруженных Сил Российской Федерации. По нашему мнению, важно не сохранение системы форм применения Вооруженных Сил, а их дальнейшее развитие в интересах эффективного применения войск (сил), в том числе решающих задачи ВКО.

Для практической реализации второго подхода к созданию и применению системы ВКО РФ, на наш взгляд, целесообразно провести следующие организационные мероприятия.

1. Род войск Вооруженных Сил Российской Федерации – Войска ВКО преобразовать в вид Вооруженных Сил – Войска ВКО.

2. Преобразовать командования ВВС и ПВО в оперативные командования ВКО, выведя из их состава авиационные базы. Ввести сформированные командования в состав Войск ВКО.

3. Преобразовать командование ПВО-ПРО в оперативное командование ВКО.

4. Бригады ВКО (ПВО) переформировать в корпуса (дивизии) ВКО с передачей в их состав части сил истребительной авиации.

5. Создать единую систему управления истребительной авиацией, решающей задачи ВКО, за счет передачи соответствующих пунктов наведения в состав корпусов (дивизий) ВКО.

В целом проведенный анализ показывает целесообразность формирования на базе Войск ВКО нового вида Вооруженных Сил – Войск ВКО. Это позволит создать единую систему управления ВКО, отвечающую современным требованиям, обеспечить единство ответственности за строительство и развитие ВКО РФ, применение войск (сил) ВКО в лице главнокомандующего Войсками ВКО.

Авторы: Александр Анатольевич ТРАВКИН,  заместитель начальника НИЦ ПВО (г. Тверь) 4-го ЦНИИ Минобороны России по научной работе, кандидат технических наук, старший научный сотрудник,
Александр Владимирович БЕЛОМЫТЦЕВ, заместитель начальника управления НИЦ ПВО (г. Тверь) 4-го ЦНИИ Минобороны России, кандидат военных наук,
Марат Гайнисламович ВАЛЕЕВ, ведущий научный сотрудник НИЦ ПВО (г. Тверь) 4-го ЦНИИ Минобороны России, доктор военных наук, старший научный сотрудник.
Источник: ВКО 25.09.2013

  • Новости
  • Проблематика
  • Военно-политическая
  • Россия