Переоборудовать старое - дороже

Версия для печати

На завод Концерна ПВО «Алмаз-Антей» в Кирове уже начало поступать новое импортное оборудование. К 2015 году по планам здесь начнется производство основного вида продукции — важнейших элементов зенитно-ракетных систем, в том числе и проектируемых ЗРС С–500. Заместитель генерального директора концерна по производственно-технологической политике Сергей Остапенко рассказал, почему нужно было обязательно строить завод с нуля.

- Какова цель вашего нынешнего визита в Киров?

- Цель визита - проконтролировать текущее состояние дел по строительству завода и выявить проблемы, на которые надо акцентировать внимание. Я сразу скажу, что не все идет гладко в силу разных причин. Во-первых, никто давно не строил подобных заводов. Насколько я понимаю, такого масштаба проекты в России делаются впервые.

- Я точно не помню, чтобы со времен Советского Союза в стране строили какие-то новые оборонные комплексы.

- В том-то и дело. Концерн осуществляет одновременно три проекта – в Нижнем Новгороде, Санкт-Петербурге и здесь. По срокам в 2015 году они должны заработать. На полную мощность мы не выйдем, но первую очередь продукции должны поставить. Такую задачу поставил президент.

- Почему стали строить именно новые заводы, а не модернизировать существующие?

- На сегодняшний день в Концерне около 60 предприятий. Но оборудование всех предприятий устарело, его средний возраст больше 23 лет. На этом оборудовании создавать технику пятого поколения практически невозможно. Можно сделать с особым напряжением единичные экземпляры, но задачу создания крупносерийного производства в том объеме, как поставлена задача по государственной программе вооружения, по кардинальному повышению производительности труда в 1,5-2 раза на существующих заводах решить практически невозможно. Нужно менять технологическую базу, в том числе, оборудование. А локальная модернизация – замена нескольких станков на более современные – ничего не даст. Потому что современные технологии требуют другой логистики, других производственных помещений и площадей, других схем подвода коммуникаций. Переоборудование старых заводов получается дороже.

- Но тем не менее, вы используете и в Нижнем Новгороде и в Кирове существующие промплощадки?

- Мы используем только те промплощадки, которые не используются действующими заводами. Преимущество в том, что у нас нет проблемы с оформлением земли, с энергетикой - она подведена и есть резервы, нет проблем с водой. Понятно, что, как только мы сделаем там и здесь новый завод, какая-то часть продукции и производства уйдет со старого предприятия на новое. А старый начнем потихоньку доводить до соответствующего уровня. И потом через какое-то время на одной производственной площадке будет, наверное, один завод. Не может быть на одной площадке два юридических лица. То есть, сейчас мы сохраняем работающий завод, и нам ничего не мешает строить рядом новый, современный, отвечающий самым высоким требованиям.

- Не так давно в Кирове проходила встреча директоров кировских предприятий с руководством Нижегородской таможни, и промышленники жаловались на то, что российским машиностроением станков выпускается сейчас крайне мало и как правило не того качества. То есть, приходится их в основном ввозить из-за границы...

- Я знаю эту проблему. Посудите сами, если в Советском Союзе выпускалось примерно 70 тыс. станков в год разной номенклатуры, то сейчас в лучшем случае 2 тысячи. Причем, не самого лучшего качества. Правительство выпустило известное 56-е постановление, которое предписывает в максимальной степени приобретать за бюджетные средства, выделяемые на развитие производственных мощностей, отечественное оборудование. Но для наших потребностей мы можем подобрать себе что-то из отечественного оборудования порядка трех процентов. Правительством сформирована и реализуется программа развития отечественной станкоинструментальной промышленности, есть обнадеживающие результаты, но решение задачи в полном объеме следует ожидать после 2015 года. Но нам надо, как говорится, здесь и сейчас.  Наша задача - не обеспечить российских станкостроителей заказом, а, прежде всего, обеспечить стабильность результатов нашей продукции. К сожалению, наше оборудование в своей массе сегодня уступает импортному. Поэтому мы вынуждены искать и приобретать импортное оборудование.

- В этой связи нет противодействия со стороны стран-поставщиков? Все таки большая их часть - страны-члены НАТО.

- На самом деле, эта проблема, на мой взгляд, не настолько актуальна. Сегодня производители оборудования в нескольких странах производят примерно похожее оборудование, поэтому можно выбирать в зависимости от потребностей. Кроме того, недавно Япония — а лучшие металлообрабатывающие станки производят именно в Японии - в конце прошлого года сняла ограничения на поставку в Россию своего оборудования. Поэтому сейчас мы можем покупать требуемое оборудование с заданным классом точности. Есть классное оборудование в Швейцарии, Чехии, Германии и других странах, причем, роботизированное, позволяющее, в том числе, снимать проблему с кадрами.

- В Кирове пока речь идет лишь о строительстве корпусов?

- На самом деле, сейчас уже и на кировскую площадку приходит оборудование из Германии. Где-то к концу нынешнего года у нас должен быть готов 112-й цех, и мы начинаем там монтировать оборудование.

- Есть еще одна очень болезненная для Кирова вещь. Машиностроители изначально с Эдуардом Алексеевичем (Эдуард Носков — директор филиала №2 ОАО Концерн ПВО «Алмаз-Антей» - ред.) оговаривали, что завод не будет переманивать лучших специалистов. Это резонное опасение, когда заявляется, что зарплата работающих на новом заводе составит до 35 тысяч рублей.

- Действительно, в проекте, который мы защищали, заложена зарплата 30-35 тысяч. Для Кирова это - неплохая зарплата. Можно заниматься местечковым патриотизмом и говорить, давайте, будем держать рабочих и специалистов на кроватной фабрике за копеечную зарплату. Другое дело - завод, который будет составлять гордость Кировской области. Мы просто не сможем сейчас найти специалистов того уровня, который требуется для работы с новым оборудованием. Поэтому совместно с руководством области разработана целая программа подготовки кадров. Там есть обязательства городской администрации, есть договоренность о сотрудничестве с учебными заведениями, где выделяют целевые места для кадров нового завода. Опять же, есть и социальная программа.

- Сколько человек понадобится для кировского завода?

- Изначально, когда готовили проект, рассчитывали, что здесь будет занято примерно 2,5 тысячи работающих. Сейчас, когда начинаем приобретать оборудование, смотреть технологии, оптимизировать их, то это уже не 2,5 тысячи, а примерно 1,5-1,6 тыс. человек. Часть работ и услуг мы отдаем на «АВИТЕК» по аутсорсингу - термическое производство, металлургию, какие-то инжиниринговые процессы, ремонтные работы. Поэтому такого, что все «вычистим» с «АВИТЕКа», точно не будет. И потом, если мы здесь создаем хорошее механообрабатывающее производство, то на «АВИТЕКе» также часть людей сократится. Им придется искать место. Поэтому сегодня вот так сказать – вот это белое, а это черное - нельзя. А потом, если сравнить производительность труда на аналогичных производствах в России и в Европе, то показатели пока несопоставимы. Если там в порядке вещей выручка на одного человека от 500 тыс. до 1,5 млн евро в год, то на заводах Концерна это примерно 40 тыс. евро на человека. То есть, значительно меньше. Чтобы хотя бы приблизиться к этим показателям, нам надо повышать качество оборудования и сокращать количество персонала, не создающего добавленную стоимость.

- Сильные ли изменения претерпел сам проект по сравнению с тем, что было изначально в планах?

- Экономическая ситуация поменялась, и смета на строительство завода в целом тоже изменилась в большую сторону. Но сомнений нет, потому что если необходимо до 2030 года быть конкурентоспособным, то надо идти только таким путем.

Автор: О. Прохоренко
Источник:
Бизнес Новости, 22.07.2013

  • Новости
  • Россия

На эту тему: