Человек чести и отчизны нашей патриот

- Начнем нашу беседу традиционнo. Расскажите немного о себе.

-Родился я в 1938 году в селе Ходжабек Богдановского района Грузинской ССР (ныне город Ниноцминда, Грузия). Родители мои беженцы из Западной Армении: отец из Карса, мать из Эрзрума. После страшных событий Геноцида 1915 года они обосновались в Грузии. Нас было восемь детей: 6 девочек и 2 мальчика. Отец – участник Великой Отечественной войны – неоднократно раненный, вернулся в родную деревню. Чтобы спасти нас от голода решил перевезти семью в город Ленинакан (ныне Гюмри). Худо-бедно, в Ленинакане были заводы, фабрики и было где работать. Отец устроился бухгалтером, мать швеей. Жили мы в комнате площадью 9 квадратных метров. И как неудивительно, были счастливы. Родители каждый вечер устраивали своеобразные конкурсы между нами. Мы пели, читали стихи, танцевали. Дружили с детьми военных, служивших в Ленинакане. Это, наверное, и предопределило мою судьбу. Уже с детства мечтал стать военным, увидев красивую военную форму офицеров. Именно поэтому попросил отца отдать меня в русскую школу №14 имени С. Орджоникидзе, где с удовольствием учился вместе с воспитанниками воинских частей, базирующихся в Ленинакане. В школе прошли самые лучшие годы моего становления. Примером для подражания была и остается учительница русского языка Анна Алексеевна Шевцова. Еще в 6 классе она уговорила меня познакомиться с сокровищницей русской классической литературы, за что я очень ей благодарен.

После окончания школы с серебряной медалью я поступил в Харьковское высшее авиационно-инженерное военное училище. Здесь я обучался мудрости по университетским программам, получил фундаментальные знания. Благо, в училище у нас была великолепная учебно-материальная база и дружеская обстановка. Могу с уверенностью сказать, что советское образование было одним из лучших в мире. Особенно военное.

В 1960 году, я был направлен во вновь созданные в 1959 году Ракетные войска стратегического назначения, где требовались хорошо подготовленные офицеры.

-Где берет начало ваша военная служба?

- В городе Махачкала Дагестанской АССР. В 1960 году здесь строили ракетные комплексы среднего радиуса действия группового базирования, которые были поставлены на боевое дежурство в 1961-1963 годах. Этим комплексам, как мощнейшему оружию, уделялось особое внимание. Образцы их в начале 60-х годов вместе с другими ракетными комплексами были отправлены на Кубу и сыграли решающую роль в развязке Карибского кризиса.

В 1967 году меня перевели в Винницкую ракетную армию, где наряду с работами по обеспечению готовности ракетных комплексов к боевому применению, проводил большую аналитическую работу, обобщал опыт их эксплуатаций. Появилась возможность заняться научно-исследовательской рабой, публикацией научных результатов, реализацией практических рекомендаций в дивизиях и полках армии. Установилась тесная связь с 4 ЦНИИ МО. Заместитель начальника отдела надежности института, доктор технических наук Котин Л.В. предложил мне перейти на научную работу. Я охотно согласился, хотя очень не хотел расставаться с красивым городом Винница, с его замечательными жителями.

В моей жизни началась новая страница, я стал научным сотрудником. Накопленный в войсках материал был положен в основу кандидатской диссертации, которую я защитил через два года, в 1973 году. В дальнейшем внес существенный вклад в область обоснования направлений развития, программ создания перспективных образцов вооружения и военной техники, системы их эксплуатации и, в частности, методов формирования эксплуатационных требования к ним.

- Владимир Аршалуйсович, можно ли узнать в разработках каких ракет участвовали лично вы?

-Сейчас уже могу говорить об этом с гордостью, поскольку снят гриф секретности. Я участвовал в разработке и создании перспективных ракетных комплексов и системы их эксплуатации, в том числе не имеющих аналогов в мире: “Скорость” (это аналог американских “Першингов”), “18-ая ракета” (американцы ее назвали сатаной), “60-ая ракета”. Больше всего горжусь, что внес огромный вклад в создание БЖРК (Боевой Железнодорожный Ракетный Комплекс) с ядерными боеголовками. Американцы больше всего боялись именно его. Не зря они назвали его скальпелем. С болью в сердце должен сказать, что глава КПСС и Советского Союза М. Горбачев продал американцам на утилизацию этот единственный боевой комплекс, который не имел аналогов в мире. Когда об этом решении узнал выдающийся ученый, академик АН СССР, генеральный конструктор Уткин Владимир Федорович, создатель БЖРК, он просто плакал. Комплекс не фиксировал ни один современный радар. Они прикреплялись к товарным поездам и постоянно курсировали по великой стране под названием СССР. В составе одного БЖРК были три твердотопливные ядерные ракеты и два модуля-муляжа. Пусковые установки обслуживали всего 10-15 человек. Уникальный и неповторимый результат содействия всех звеньев МО. Для обработки и оценки образцов вооружения в процессе их эксплуатации мною разработана научно обоснованная система полигонной отработки, согласно тактико-техническим требованиям МО. Ряд методов, математических моделей и методик были положены в основу докторской диссертации, которая была защищена в 1984 году.

В 1989 году я был переведен на педагогическую работу, назначен начальником кафедры эксплуатации вооружения Военной академии им Ф.Э. Дзержинского. В 1992 году был назначен заместителем начальника академии по учебной и научной работе. Академия, которая была основана в 1820 году, имеет богатые традиции. На основании Указа Президента и приказа Министра обороны РФ в начале 90-х годов стали увольнять из рядов ВС поголовно всех офицеров и генералов, достигших предельного возраста, в том числе и известных военных ученых. Очевидно, что это было обусловлено руководством страны страхом перед “армией” руководящих военных специалистов, в том числе ученых, 100% которых были коммунистами. Как результат - из 59 военных докторов наук на 1989 год в Академии после их увольнения в 1992 году осталось 7 человек. Для спасения такого бедственного положения моими усилиями в академии был создан нештатный экспертный совет, основной задачей которого являлось создание новой системы подготовки кадров, в основу которой было положено поиск, стимулирование и активная помощь опытными докторами наук молодым и талантливым ученым без снижения требований, предъявляемых к диссертациям. Результаты трехлетней подготовительной работы дали о себе знать- ежегодно с 1995г. стали защищать докторские диссертации по 7-8 человек.

В 1990 г. мне было присвоено ученое звание - профессор. Воинское звание генерал-майора я получил в 1993 году, а генерал-лейтенанта в 1995 году. В 1996 году Указом Президента РФ мне было присвоено почетное звание “Заслуженный деятель науки и техники РФ”. За большие заслуги и за международное признание научных достижений в области утилизации вооружения и военной техники в 2009 году получил орден Альфреда Нобеля, а в 2011 году возглавляемый мною коллектив отмечен Премией Правительства РФ по науке и технике. Как не странно, хватает и время на общественную деятельность. Я создал и возглавляю президиум Общественного совета по проблемам военного образования и науки при Комитете по образованию и науки Государственной Думы Российской Федерации, являюсь членом экспертного совета Высшей аттестационной комиссии РФ по проблемам авиационной и ракетно-космической техники.

-Скажите, как реагировали средства массовой информации на награждение вас “Медалью Альфреда Нобеля”?

-Могу сказать, что реакция была мгновенной - в газете “Красная Звезда” сразу же появилась статья “Нобелевский медалист РВСН”, где была дана, в том числе, и характеристика моей научной деятельности. А в газете “Спутник” появилась статья “Ракеты рождаются на земле”.

- Какие качества являются определяющими в профессии военного?

-Понимание своего предназначения перед Родиной, государством, семьей. Армия – зеркало общества, в котором отражаются все происходящие процессы и явления.

-У гражданского населения страны сложилось впечатление, что никто не заинтересован в наведении настоящего, а не показного порядка в армии. Насколько объективны такие суждения?

-Армия – это закрытое учреждение. Поэтому снаружи не виден позитив, а негативу просочиться легче. Перед военными стоят задачи по обороне и сохранности государства. А без строгого порядка это осуществить просто невозможно. Тот, кто считает иначе, на мой взгляд, заблуждается. Заблуждаются и те, кто сокращает армию, а не органы управления. Приведу пример, который характеризует создавшуюся ситуацию. Во всех флотах за последние несколько лет аппарат управления вырос в 1,4 раза, в то время как сам флот сократился в 6 раз. То есть, армия стала напоминать перевернутую пирамиду. Сверху огромное количество начальников, внизу – малочисленный личный состав. Из пятимиллионной Советской армии в Российской армии остался один миллион, из которых 353 тысячи составляют офицеры и 140 тысяч – прапорщики. В связи со сложившейся ситуацией к 2016 году планируется сократить 160 тысяч офицерских должностей и 140 тысяч прапорщиков. Доставшаяся нам система образования сложилась сто лет назад и была создана под армию в 5 миллионов человек. В те времена выпускались 18 тысяч офицеров в год в семидесяти двух вузах страны. Сейчас выпуск сокращен до двух тысяч человек, то есть, до численности, достаточной для миллионной армии. Это открыло возможность для повышения качества военного образования, в том числе и у нас.

- Что вы считаете главным в реформе армии? Что является ключевым в реформах вооруженных сил?

-Армия – это, в первую очередь, люди. Поэтому в основу реформы мы должны закладывать систему отбора профессиональных военных, патриотов своей страны. А задача государства мотивировать, социально обеспечить военных. Только тогда военная служба станет привлекательной и престижной. Какими бы современными ни были техника и вооружение, без военных профессионалов, которые на ней работают и обслуживают ее – это всего лишь высокотехнологический металл. По моей инициативе в Государственной думе при комитете по образованию и науке в 1997 году создан Общественный совет по проблемам военного образования и науки, председателем которого был избран я.

-Что вы думаете о разрешении Нагорно - Карабахского конфликта?

-Это больной вопрос, который беспокоит меня, как любого армянина, независимо от того, где бы он не жил. В свете исторических событий 19-20 веков, Армения потеряла 90 процентов своих исконных земель. В конце 20 века героическому армянскому народу, ценой большой крови, удалось вернуть хотя бы какую-то крошечную часть исторической земли. Баку окончательно должен смириться. И я уверен, что он будет вынужден смириться и с тем, что военного пути решения конфликта нет. Карабах навсегда воссоединился с матерью-Арменией, как бы этого не хотели наши соседи-завоеватели.

-Кто из армянских военачальников является для вас примером?

-Наш народ имел много выдающихся военачальников, и сейчас не буду их перечислять. Откровенно говоря, мне больше импонирует адмирал флота СССР Иван Степанович Исаков (Ованес Тер-Исаакян). Когда Сталин его назначил командующим флотом СССР, Иван Степанович спросил главнокомандующего: “Как же я могу управлять флотом без ноги”, на что Иосиф Виссарионович ответил: “Лучше быть без ноги, чем без головы”.

-Как часто вы бываете в городе Ниноцминда, в родном селе Ходжабек?

-К сожалению, очень редко. Последний раз был в 2002 году. Там же был избран “Почетным гражданином города Ниноцминда”. В газете “Врастан”( Грузия), которая издается в городе Тбилиси, была опубликована статья обо мне “В родной дом ведущая 44-летняя дорога” (№65 от 24 августа 2002 года).

Понятно, что после известных событий 2008 года, мне как генералу Российской армии дорога в Грузию закрыта.

-Владимир Аршалуйсович, а что значит для вас Армения?

- Если что-то у меня и есть дорогое, то это Армения. Оглядываясь на прожитые годы, прихожу к выводу о том, что прожиты они не бесцельно, хотя сделано не все и можно было сделать больше...особенно, для моей исторической родины.

Ольга Колесник

Источник: Slaq.am   27.07.2012

  • Аналитика
  • Проблематика
  • Военно-политическая
  • Глобально

На эту тему: