После погрома военпредов

Резкое падение качества продукции ОПК России заставило Минобороны возродить военные приемки. В ходе сердюковских реформ институт военных представительств МО РФ, как известно, понес серьезные потери. Он был не только значительно сокращен, но и фактически отстранен от определения качества и цены на продукцию военного назначения, многие опытные специалисты уволены в запас. То, к чему это привело, и как сегодня меняется ситуация, обсуждалось на научно-практической конференции в 46-м ЦНИИ Минобороны России.

На Управление военных представительств (ВП) Министерства обороны РФ возложены функции контроля за выполнением гособоронзаказа (ГОЗ) и качеством продукции военного назначения, а также космических систем и комплексов научного, социально-экономического, коммерческого и военного назначения, авиационной техники. Более 60 процентов работы военных представительств связано с контролем выполнения гособоронзаказа. В том числе 56 процентов – по линии Министерства обороны.

Удручающие показатели

К сожалению, с 2012 года военные представительства МО РФ были фактически исключены из процесса ценообразованияна продукцию военного назначения. В частности, в 2012-м (при Сердюкове) утвержден документ о распределении номенклатуры военной продукции по объемам контроля. В соответствии с ним военные представительства освобождались от участия в подготовке заводских договоров на поставку комплектующих изделий, определении цены, согласовании и контроле за выполнением НИР, в подготовке частных технических заданий, выдаваемых головным исполнителям (соисполнителям), от многого другого. Примерно в то же время уволены или выведены за штат сотни подготовленных военпредов, которым пришлось искать работу «на гражданке». Все это обернулось неконтролируемым ростом цен на ВВТ.

И все же основной вопрос – контроль качества поставляемой продукции, что крайне непросто осуществить при ежегодном росте гособоронзаказа, увеличении поставок ВВТ. Например, до 2016 года количество образцов новых вооружений должно быть обеспечено на уровне 30 процентов, к 2020-му – до 70 процентов. Сейчас заканчиваются этапы разработки по основным образцам вооружения и военной техники (ВВТ), которые будут определять облик современных Вооруженных Сил.

«К сожалению, качество поставляемых вооружений и военной техники в настоящее время оставляет желать лучшего, – посетовал начальник Управления военных представительств Министерства обороны Российской Федерации полковник Олег Степанов. – По сравнению с 2011–2012 годами показатели здесь не улучшаются, они просто удручающие».

Об этом свидетельствует и динамика возврата военными представительствами продукции, которая не выдержала установленной категории испытаний. По данным Минобороны, примерно девять изделий из 10 возвращается ВП при проведении тех или иных испытаний. А ведь это уже после проверки продукции отделами технического контроля самих предприятий.

В прошлом году военные представительства 515 раз приостанавливали приемку и отгрузку продукции из-за проблем с качеством, выявленных при эксплуатации дефектов. Еще один удручающий показатель – процент рекламаций. В 2012-м по отношению к 2011 году их число выросло сразу на 60 процентов. Если в 2011-м было подано 1918 рекламационных актов, то в 2012-м – 3154.

Резкое увеличение претензий по качеству со стороны эксплуатации можно было бы объяснить возросшим количеством техники, находящейся на гарантии, интенсивностью проведения учений, «детскими болезнями» новинок ВВТ в войсках. Однако столь существенный рост рекламаций заставляет о многом задуматься.

По мнению военпредов, это объясняется все же недостаточной оснащенностью большинства предприятий промышленности современными производственными технологиями и оборудованием, контрольно-измерительной аппаратурой. Порой в эксплуатацию передаются сырые образцы ВВТ, которые в течение первых двух лет претерпевают очень много конструктивных изменений.

Недостаточно высок и уровень эффективности систем менеджмента качества непосредственно на ряде предприятий. Ни для кого не секрет, что в 2000-е годы гражданские службы качества на них были сокращены практически под ноль. Считалось, что это ненужные, экономически нецелесообразные структуры, которые якобы может заменить военная приемка. В результате значительно упала квалификация работающего там персонала ОТК. А военная приемка впоследствии сама реформирована, в последние годы утеряна нормальная, рабочая связь с войсками, где и проверяется качество, надежность техники.

Не всегда на заводах ОПК добиваются выяснения истинных причин отказа техники. Иногда легче и дешевле просто заменить отказавшую микросхему, нежели искать причины отказа в ней или конструктивном устройстве блока, изделия.

«Среди предприятий, к которым у Минобороны наиболее существенные претензии по качеству, ОАО «ГОКБ «Прожектор» (Москва), ООО «Редуктор» (Пермь), ОАО «Ярославский радиозавод», ОАО «Электроагрегат», – вынужден был поделиться наболевшим начальник Управления военных представительств МО РФ.

Огромное внимание в связи с этим сейчас уделяется прогнозированию проблемных вопросов еще на этапе планирования ГОЗ. Но конфликтных ситуаций удается избежать далеко не всегда. Например, из контрактов, которые были сорваны еще в период 2008–2012 годов, в настоящее время 76 так и не выполнены, хотя минуло четыре года. В 2012-м недопоставлено более 20 процентов продукции ВВТ в эксплуатирующие организации. А штрафные санкции составили сумму 4,8 миллиарда рублей.

Есть предприятия, которые попросту срывают выполнение гособоронзаказа. По словам Олега Степанова, это ОАО «Военно-промышленная компания» – по поставкам БТР-82А, авиазавод «Авиакор» (Самара) – по самолету Ан-140, завод «Маяк» (Киров) – по противотанковым управляемым ракетам, концерн ПВО «Алмаз-Антей» – по ЗРС С-400.

Есть проблемы и с сервисом техники. За шесть месяцев 2013 года в войсках обслужено реально не более 15–20 процентов от запланированного. Интересно, что же тогда делали и делают в войсках структуры «Оборонсервиса»?

Как обуздать цены

Вернемся к вопросу выработки ценовой политики на этапах формирования и размещения ГОЗ. В прошлом году постановлением правительства № 766 функция контроля за ценообразованием и фактическими затратами, понесенными предприятиями при выполнении гособоронзаказа, с ВП была снята. 2012-й показал стремительный рост цен на комплектующие, который головные предприятия пытались с трудом сдерживать, особенно по продукции кооперации.

На этапе размещения ГОЗ военная приемка рассматривает расчетно-калькуляционные материалы и выдает свое заключение на этом основании. ВП является промежуточным звеном, поскольку эти же материалы прорабатываются потом Управлением военно-экономического анализа, что предполагает двухуровневая система определения цен. Но и это не всегда срабатывает.

«Только представитель Минобороны РФ, который находится непосредственно на предприятии и знает его экономическое состояние, а также реальное положение дел, может объективно проверить фактические затраты, назвать плановую цену продукции военного назначения, – сказал начальник Управления военно-экономического анализа ГПВ и ГОЗ Виктор Медведев. – Но не всегда руководство предприятий ОПК и военные представители находят взаимопонимание в части предоставления необходимых документов при обосновании цены».

И основная проблема здесь – отсутствие нормативно-правовой базы, обязательной к исполнению обеими сторонами. Наиболее рациональным решением, по мнению специалистов, тут стало бы восстановление в полном объеме постановления правительства Российской Федерации № 804, где многие вопросы были учтены. Но даже это, как и возвращение военпредов на предприятия, сегодня, к сожалению, уже не даст мгновенного эффекта. В военной приемке за последние два-три года образовался огромный дефицит специалистов, особенно тех, которые способны заниматься экономической работой. Чтобы после фактического разгрома военной приемки их опять набрать и подготовить, потребуется не один год.

Есть также проблемы, связанные, например, с учетом затрат предприятий на доставку изделия до потребителя, сокрытием фирмами-посредниками порядка формирования цены. Все они требуют последовательного решения. И Министерство обороны, возвращаясь на позиции здравого смысла, предпринимает в этом отношении немалые усилия.

В январе 2013 года были подготовлены и прошли правовую и юридическую оценку органами военного управления указания заместителя министра обороны о том, что военные представительства должны участвовать в формировании начальных цен госконтрактов, как размещаемых у единственного исполнителя, так и по другим позициям. Эти решения не противоречат положениям законодательства Российской Федерации, в соответствии с которым на Минобороны как на государственного заказчика возлагаются функции формирования цен по ГОЗ и осуществления контроля за целевым использованием выделенных бюджетных ассигнований. Хотя за последнее время некоторые директора предприятий ОПК уже отвыкли от такой роли ВП и засыпают вопросами Минобороны, Управление военных представительств МО РФ, министра обороны о том, что, мол, эти указания противоречат российскому законодательству, постановлениям правительства. В итоге порой создаются конфликтные ситуации, страдает ГОЗ.

Есть две проблемы, которые мешают сформировать проект цены и представить его на рассмотрение заказчика и Управления военно-экономического анализа МО РФ.

Во-первых, оплата работы головного исполнителя с кооперацией. Не все предприятия ведут раздельный учет затрат,как это предусмотрено постановлением правительства № 47. Зачастую представляются материалы на одном-двух листах без расшифровок и подтверждения заявленных цен. Такие материалы военными представительствами возвращаются на доработку. Вместе с тем есть постановление правительства № 441, приказ Минпромэнерго № 200, приказ Федеральной службы по тарифам № 118, позволяющие нормально организовать работу и обеспечить составление необходимых калькуляционных материалов на продукцию ГОЗ.

Во-вторых, отсутствие методологии ценообразования, которая была бы понятна и принята к исполнению всеми сторонами. Например, ныне действующий приказ Минпромэнерго № 200 от 2006 года «Об утверждении порядка затрат на продукцию военного назначения» требует уточнений и дополнений, так как не определяет полный спектр затрат и возможность включения их в себестоимость продукции, не раскрывает порядок формирования цен. В частности, на работы с неопределенным объемом, сервисное обслуживание, ремонт по техсостоянию. Данная ситуация приводит к разногласиям при определении цены продукции, затягиванию сроков заключения контрактов,а в ряде случаев – к отказу исполнителя поставлять продукцию.

ФЗ № 275 от 2012 года «О государственном оборонном заказе» определяет такие виды цен: ориентировочная, фиксированная, возмещающая издержки. Казалось бы, это позволяет учитывать все нюансы. Однако п. 2 ст. 11 данного закона утверждает, что условия и порядок применения видов цен устанавливается правительством Российской Федерации. Но данный порядок и условия определения видов цен до настоящего времени не разработаны и затрудняют их использование, как и заключение ряда контрактов.

«Протоколом Военно-промышленной комиссии при правительстве Российской Федерации от 28 января 2011 года утвержден порядок определения состава затрат на создание научно-технической продукции военного назначения, поставляемой по ГОЗ, – поясняет Виктор Медведев. – Но он также не прошел регистрацию в Минюсте и не может являться официальным документом, обязательным к исполнению в части определения цен на НИОКР».

Все это говорит о том, что Минпромторгу необходимо в кратчайшие сроки разработать методические указания, которые в полной мере раскрывали бы пакет затрат, относимых на себестоимость ВВТ, определяли порядок формирования цен.

Возвращение к здравому смыслу

24 марта 2013 года министром обороны России Сергеем Шойгу утвержден план по возрождению и улучшению деятельности военных представительств, практически возрождающий то, что было порушено. В нем предусмотрены три направления работы.

1. Совершенствование нормативно-правовой базы деятельности ВП и, в частности, разработка проекта приказа министра обороны «О порядке определения номенклатуры военной продукции, подлежащей контролю военной приемки». Минобороны уходит от территориального принципа построения военных представительств и возвращается к видовому (по видам ВВТ). Сокращены отделы (группы), которые раньше входили в состав территориальных ВП, а само понятие «территориальное военное представительство» упраздняется. В связи с этим возрастает роль головных военных представительств по образцам ВВТ. Такая система показала свою эффективность в предыдущие годы.

2. Численность всех военных представительств Минобороны в 2013 году будет увеличена (уже подписаны документы) практически в два раза. Соответственно вводится достаточное количество должностей, которые должны комплектоваться новыми людьми. С этой целью перерабатывается приказ министра обороны № 194.

3. В девяти военных вузах, а также на военных кафедрах четырех гражданских вузов начаты подготовка и переподготовка военных кадров. Это прежде всего офицеры, отслужившие в войсках, особенно в инженерно-техническом составе, обладают опытом эксплуатации, знанием «узких» мест конкретных ВВТ, их потенциала.

Отныне военные представительства будут считать контроль качества и приемку всего вооружения ГОЗ основной своейобязанностью. За исключением продукции гражданского назначения, на которую не распространяются требования МО РФ, продукции иностранного производителя, а также вещевого имущества. Кроме того, на ВП возлагаются функции своевременного информирования заказывающих органов с возможностью принятия корректирующих позиций в выполнении ГОЗ. С 2013 года эти данные представляются на Центральный командный пункт Генерального штаба.

Все это должно исправить ущерб, нанесенный военной приемке и военным представительствам МО РФ непродуманными действиями прежнего руководства Министерства обороны России.

Автор: Олег Фаличев

Источник: Военно-промышленный курьер 31.07.2013

  • Новости
  • Проблематика
  • Глобально
  • Россия