Евразийская интеграция как инструмент стратегии России: значение НЧК

Версия для печати

 
"Евразийский союз последний своего рода центром 
дальнейших интеграционных процессов"[1]
 
В. Путин
 
"Цели нашей внешней политики имеют стратегический, 
неконъюнктурный характер и отражают уникальное 
место России на мировой политической карте, 
ее роль в истории, в развитии цивилизации"[2]
 
В. Путин
 
 
В евразийской стратегии до сих пор недооценивается ключевая роль НЧК и его институтов:
 
– роль институтов социального потенциала, способного не просто усилить тающие взаимосвязи между государствами, но и создать эффективный инструмент давления на национальные элиты. Надо четко понимать, что национальные элиты;
 
– эгоистические и коррумпированные – просто не способны к глубокой интеграции. В лучшем случае они будут идти на те шаги, которые им выгодны экономически. Вот почему им надо создать противодействующую силу в еще институтов социального потенциала (НЧК) общества, способную вынудить их к интеграции;
 
– мы по-прежнему недооцениваем роль международных обменов. Например, мы принимаем на обучение 200 студентов из Украины, а Польша – 2000. Совершенно недостаточны контакты в области науки, культуры, искусства, которые носят спорадический характер;
 
– мы (точнее наши чиновники) затрудняют, а не облегчают развитие интеграционных контактов с нашими бывшими союзниками и партнерами, вместо того, чтобы действовала политическая установка на их сознательное развитие;
 
– в конечном счете интеграция  происходит на уровне бюрократических структур (исключая активность парламентов и их аппаратов).
 
Все это в конечном счете может привести к тому, что «точка биффуркации» будет пройдена и целый ряд стран превратятся из партнеров по интеграции с Россией в партнеров для Евросоюза, Китая, Ирана.
 
Развал Организации Варшавского договора и СССР создал ситуацию, при которой существование России и других постсоветских республик становится во многом в зависимость от внешних факторов: развития глобальных процессов и изменения в соотношении сил в мире и в Евразии. Прежде всего между США и Китаем: России грозит реальная угроза оказаться «зажатой» между растущей мощью Китая и НАТО. Под вопрос ставится уже не только суверенитет, но и само существование наций на пространстве бывшего СССР. В этих условиях особое значение приобретает гибкая и эффективная внешнеполитическая стратегия, в которой важнейшую роль должна играть концепция евразийской интеграции, опирающаяся на приоритеты национального развития. В первую очередь НЧК и восточных регионов.
 
Существует вера в то, что международное право и международные институты смогут выполнить роль обеспечения евразийской безопасности. Практика, однако, демонстрирует иное: с тех пор когда были созданы эти институты (которые отчасти могли бы претендовать на роль механизмов обеспечения безопасности в Евразии) ситуация в области безопасности не стала лучше. Можно надеяться на новые, – прежде всего ШОС, БРИКС и ОДКБ, хотя их реальное военно-политическое значение очевидно не соответствует ни масштабу задачи, ни способности эффективного ее решения.
 
Таким образом в конечном счете выживание России будет зависеть не столько от эффективности ее внешнеполитической стратегии, сколько от внутренней, включая интеграционной в Евразии, ее способности ускорить интеграционный процесс, распространив его на всю Евразию, а не только на Белоруссию и страны ЦА.
 
 
______________
 
[1] Путин В.В. Новый интеграционный проект для Евразии – будущее, которое рождается сегодня // Известия. 2011. 3 октября. С. 2.
 
[2] Путин В.В. Россия и меняющийся мир // Коммерсант. 2012. 27 февраля. С. 2.
  • Эксклюзив
  • Аналитика
  • Проблематика
  • Невоенные аспекты
  • Россия