Формирование европейского оборонного потенциала: новые вызовы и возможности для России

Версия для печати
Аналитический доклад эксперта Центра военно-политических исследований МГИМО (У) МИД России Е.А.Дегтеревой "Формирование европейского оборонного потенциала: новые вызовы и возможности для России". Москва, 2013 год.
 
В данном докладе анализируются современные особенности формирования оборонного рынка Европейского союза. Рассматривается возрастающее значение механизма "гибкой интеграции" как неотъемлемого фактора европейской оборонной идентичности. Исследуются современные европейские оборонные инициативы, особое внимание уделяется интеграционным усилиям Европейского Оборонного Агентства 2008-2013 г. Приводится подробный анализ организации системы оборонных заказов Европейского союза, выделены основные сдерживающие факторы развития оборонного рынка ЕС, а также определены возможные направления его либерализации, в том числе открытия для компаний из третьих стран. Особое внимание уделяется новым вызовам и возможностям для России, возникающим в контексте глобального экономического кризиса, сокращения оборонных расходов Европейского союза и США и усиления противоречий между ЕС и НАТО. 
 
 
Оглавление 
 
1. Институциональные аспекты интеграции военно-промышленного комплекса Европейского союза 
  • Дифференцированная интеграция как фактор развития европейской оборонной идентичности 
  • Правовые основы и организационная структура 
  • Европейское оборонное агентство 
2. Система оборонных заказов Европейского союза 
  • Сдерживающие факторы 
  • Перспективы либерализации оборонного рынка ЕС 
3. Новые вызовы в условиях кризиса. Возможности для России 
  • Библиография 
  • Об авторе 

 

1. Институциональные аспекты интеграции военно-промышленного комплекса Европейского союза 

 
Дифференцированная интеграция как фактор развития европейской оборонной идентичности 
 
Истоки становления европейской оборонной идентичности Европейского союза берут свое начало еще с 1948 г., когда Великобритания, Бельгия, Нидерланды, Люксембург, и Франция заключили т.н. Брюссельский пакт, который позднее лег в основу создания Западноевропейского союза (ЗЕС) (англ. Western European Union)[1]. Согласно положениям Пакта, если одна или несколько стран-участниц становится объектом вооружённого нападения или агрессии, остальные государства "предоставят военную поддержку атакованной Стороне и другую помощь, а также окажут содействие ее усилиям". Уже через год, в 1949 г. был основан НАТО в составе 12 стран - США, Канада, Исландия, Великобритания, Франция, Бельгия, Нидерланды, Люксембург, Норвегия, Дания, Италия и Португалия, главной целью которого декларировалось "обеспечение сдерживания любой формы агрессии в отношении территории любого государства-члена НАТО или защиту от неё". Парижское соглашение от 24 октября 1954 г. предусмотрело создание на основе Брюссельского пакта новой организации - Западноевропейского союза, новыми членами которого стали Западная Германия и Италия[2]. 
 
На всем протяжении своего существования, Западноевропейский союз был, по сути, выражением собственной "европейской идентичности" в области обороны и безопасности, выступая несколько в противовес НАТО. Например, именно в рамках ЗЕС были разработаны т.н. "петерсбергские миссии", направленные для участия в кризисном урегулировании без участия НАТО. Тем не менее, во время холодной войны деятельность НАТО практически полностью подменяла деятельность Западноевропейского союза, и как отдельная организация он практически бездействовал. В начале 1990-х годов активные попытки укрепить "европейскую оборонную идентичность" возобновились. Основной причиной развития собственной оборонной составляющей ЕС послужило наметившееся в конце 80-х годов значительное военно-техническое отставание Евросоюза от США. Так, В 1991 г. президент Франции Ф.Миттеран и канцлер Германии Г.Коль сообщили о намерении продвигать идею общей европейской обороны как подтверждение окончательного примирения и доверия между странами, соответственно в 1992 г. был создан франко-германский корпус со штаб-квартирой в Страсбурге. Командование и обязанности были распределены в равных частях между представителями обоих государств. Подразделение получило название Еврокорпус и было открыто для вступления всех европейских стран. В 1993 г. к Еврокорпусу присоединилась Бельгия, в 1994 г. - Испания, в 1996 г. - Люксембург. Все вновь присоединившиеся страны обладали такими же правами, как и Германия и Франция. Таким образом, по состоянию на 2010 г. в рамках Еврокорпуса пять стран (Франция, Германия, Бельгия, Испания, Люксембург) имеют статус основных. Позднее к Еврокорпусу присоединились военные подразделения Польши, Австрии, Греции и Турции, получившие статус ассоциированных членов[3]. 
 
Активизация деятельности ЗЕС произошла только после подписания Маастрихтского договора о Европейском союзе (вступил в силу в 1993 г.), заложившим основы Общей внешней политики и политики в области безопасности (ОВПБ), а также ее оперативной составляющей - Европейской политики в области безопасности и обороны (ЕПБО). Позднее данные положения были развиты в Амстердамском договоре (1997 г.) В части ЕПБО это подразумевало передачу Евросоюзу функций Западноевропейского союза (ЗЕС) по всему спектру кризисного регулирования, в том числе вышеупомянутых "петерсбергских миссий" (проведение гуманитарных и миротворческих операций). В данных учредительных договорах ЕС содержится оговорка, что в перспективе усилия стран ЕС в этой области могут привести к созданию коллективной обороны, если "соответствующее решение на этот счет примет Европейский совет", основой которой все же призвана оставаться НАТО. Тематика ЕПБО относится к сфере компетенции Совета ЕС, где решения принимаются странами-участницами по принципу консенсуса, т.е. на основе межгосударственного взаимодействия. Комиссия Европейских сообществ лишь принимает участие в проработке отдельных вопросов. 
 
Амстердамский договор 1997 года сделал Западноевропейский союз "неотъемлемой частью развития Союза", предоставив ему оперативные полномочия в сфере обороны. Вместе с тем, несмотря на долгие переговоры, реализация ОВПБ так и не попала в механизм продвинутого сотрудничества (когда более готовые к интеграции государства при желании могут продвинуться в той или иной области сотрудничества без согласия других государств ЕС). 
 
На Европейском совете в Кельне (июнь 1999 г.) государства-члены поддержали идею о слиянии ЗЕС и Европейского союза. Ниццкий договор (2000 г.) сделал возможным применение продвинутого сотрудничества в рамках ОВПБ, но, тем не менее, только при проведении Совместных действий и реализации Общих позиций. Во время иракского кризиса в 2003 г. в результате расхождения позиции Германия, Франция, Бельгия и Люксембурга, с одной стороны, и США и Великобритании, с другой стороны, выступили с инициативой создать Европейский союз безопасности и обороны (ЕСБО), в основе которого могла бы лежать концепция продвинутого сотрудничества. Данное предложение выявило противников европейской интеграции в оборонном секторе, против выступили даже такие нейтральные страны Австрия, Ирландия, Финляндия и Швеция. Вместе с тем, к моменту подписания Лиссабонского Договора, страны ЕС уже были в большей степени готовы к более тесному военному сотрудничеству, и согласились на введение в действие механизма постоянного структурного сотрудничества" (permanent structured cooperation). Согласно положениям Договора, государства-члены ЕС, которые "имеют более высокий военный потенциал и приняли на себя более жесткие обязательства с целью выполнения максимально сложных миссий" имеют право на продвинутое военное сотрудничество[4]. Вместе с тем, данный механизм имеет ряд трудностей в реализации, в том числе: отсутствие четкого ограничения числа участников, которое может быть минимальным; сами критерии участия в данном механизме недостаточно четко прописаны; продвинутое сотрудничество предусматривает возможность выхода из структурного сотрудничества (например, если новый президент или глава правительства придерживается другого внешнеполитического курса), что делает его не в полной мере эффективным. 
 
После вступления в силу Лиссабонского договора (о реформировании институтов Евросоюза и наделении Европейского союза правосубъектностью), по крайней мере юридически скрепившего обязательство членов ЕС о совместной помощи и обороне (согласно Договору, общая политика безопасности и обороны "приведет к совместной обороне", когда Европейский совет примет об этом единогласное решение), функции ЗЕС перешли к ЕС и его существование перестало быть оправданным[5]. В конце марта 2011г. его члены обнародовали Совместное заявление, извещающее о закрытии ЗЕС. Согласно заявлению на официальном сайте Западноевропейского союза, официально он прекратил существование 30 июня 2011 г. 
 
После слияния ЗЕС и ЕС важными этапами в развитии ЕПБО стали заседания Европейского совета в Хельсинки (декабрь 1999 г.), Фейре (июнь 2000 г.), на которых были сформулированы конкретные задачи в этой области, Ницце (декабрь 2000 г.), где были подведены некоторые итоги уже проделанной работы, и в Копенгагене (декабрь 2002 г.), где были формализованы принципы взаимоотношений ЕС и НАТО. 
 
Кроме того, для анализа современных особенностей военно-промышленной кооперации ЕС особое значение имеет стратегия безопасности ЕС "Безопасная Европа в меняющемся к лучшему мире"[6], обнародованная в выступлении Генерального секретаря Совета ЕС Х.Соланы на заседании Европейского совета в Салониках (Греция) в июне 2003 г. Согласно данному документу, ключевым элементом международной системы в будущем ЕС видит трансатлантическое партнерство, связи с США, в котором важная роль по-прежнему отводится НАТО. В укреплении мировой системы управления важную роль ЕС отводит региональным организациям, в частности, таким как ОБСЕ и Совет Европы, а также партнерству с такими организациям из других регионов, как АСЕАН, МЕРКОСУР и Африканский союз. ЕС намерен и дальше содействовать укреплению ООН, способствовать дальнейшему развитию таких старых организаций, как ВТО, и новых, как МУС. Добросовестному управлению государств ЕС будет содействовать путем формирования обусловленных программ помощи, а также целевых торговых мер, которые должны стать важным элементом его стратегии безопасности. В отношении ОВПБ и ЕПБО подчеркивается, что ЕС только выигрывает от совместных действий. Отмечается также важность единого командования. Для повышения эффективности инструментов безопасности и обороны ЕС намерен выделять больше ресурсов на оборону, избегать дублирования потенциалов обороны в рамках ЕС, добиваться повышения эффективности использования гражданского потенциала в кризисных и посткризисных ситуациях, наращивать дипломатический потенциал, улучшать обмен разведанными среди государств-членов, а также со странами-партнерами. 
 
Вместе с тем, в контексте произошедших с 2003 г значительных изменений на глобальной мировой арене, а также с учетом трансформации самого Евросоюза Стратегия безопасности ЕС уже не отвечает современным реалиям Евросоюза, и многие европейские эксперты и политики считают необходимым принять решение о ее пересмотре[7]. 
 
Европейская оборонная идентичность получила наибольшую практическую реализацию в следующих нижеперечисленных измерениях. 
 
Создание Европейских сил быстрого реагирования 
 
На саммите ЕС в Хельсинки в декабре 1999 г. была объявлена "ключевая цель" (Headline goal) ЕПБО - формирование к 2003 г. европейских сил быстрого реагирования (ЕСБР) численностью до корпуса (50-60 тыс.чел.) и двукратного по размеру резерва, способных к мобилизации в срок до шестидесяти дней с возможностью поддержания боеготовности в течение года. Одновременно поставлены задачи совершенствования всего спектра военно-промышленного потенциала стран ЕС, создания интегрированной европейской оборонной промышленности. На состоявшейся в ноябре 2000 г. в Брюсселе Конференции по вкладам сил и средств государств-членов ЕС в будущие ЕСБР были объявлены решения национальных правительств стран-членов ЕС, а также подключившихся к этому процессу стран-кандидатов на вступление в ЕС о выделении на эти цели порядка 100 тыс. чел. личного состава, 400 боевых самолетов и 100 военных судов, включая авианосные группы. Данные силы и средства не меняют своей национальной подчиненности. На заседании Совета ЕС в составе министров обороны в мае 2003 года в Брюсселе было объявлено о завершении работы по созданию ЕСБР. В принятом Европейским Советом в 2004 г. документе "Основополагающая цель"[8] формирование собственного военного антикризисного потенциала было выделено в качестве одной из ключевых оборонных инициатив ЕС. 
 
Собственные боевые группы сформировали Германия, Франция, Италия, Испания и Великобритания. Кроме того, смешанные подразделения формируются в составе таких стран как: 
 
1. Германия, Голландия, Финляндия;
2. Польша, Словакия, Литва, Латвия и Германия;
3. Италия, Венгрия, Словения.
4. Италия, Испания, Греция, Португалия.
5. Швеция, Финляндия, Норвегия, Эстония.
6. Великобритания, Голландия[9]. 
 
Вместе с тем, эксперты достаточно критично относятся к составу подобных сил. Многие приписанные туда подразделения не обладают оперативной совместимостью друг с другом и не подкреплены возможностью транспортной переброски в места потенциального совместного использования. При этом среди выявленных ЕС "пробелов" в области оперативного реагирования на кризисы надо отметить отсутствие дальней транспортной авиации, сил и средств тактической и стратегической разведки, систем оперативного управления и связи, современных систем высокоточного оружия, включая крылатые ракеты[10]. По состоянию на 2012 г., у европейских стран НАТО в совокупности в регулярных вооруженных силах состоит около 2 млн. военнослужащих, вместе с тем, только 3-5% из них могут быть размещены на стратегическом удалении от ЕС для участия в операциях по стабилизации и в миротворческих миссиях[11]. 
 
Гражданская составляющая ЕПБО. Неотъемлемой частью реализации ЕПБО провозглашалась ее гражданская составляющая, предусматривающая координацию действий ЕС в четырех приоритетных областях: полиция, верховенство закона, гражданское администрирование и гражданская защита. Кроме того, к гражданской составляющей также относится выполнение срочных гуманитарных миссий в кризисных ситуациях, включая аварийно-спасательные работы. 
 
Полиция. Составлен список из более 5000 офицеров полиции, в т.ч. 1400 чел. в рамках СБР (13 полицейских подразделений быстрого развертывания, каждая состоящая из 60-110 человек). Руководство осуществляет работающая в Генсекретариате Совета ЕС группа из 8 человек. 
 
Верховенство закона. Предусматривалось формирование группы из 282 экспертов (судьи, прокуроры, административный персонал и сотрудники исправительных учреждений), часть которых была бы способна приступить к работе в течение 30 дней. Составлен список примерно из 300 чел., в т.ч. 60 чел. в рамках СБР. 
 
Гражданское администрирование. В задачу входило создание списка экспертов, а также передовых групп в рамках СБР. Была создана база данных требуемых специалистов. 
 
Гражданская защита и выполнение срочных гуманитарных миссий в кризисных ситуациях. Согласно Лиссабонской декларации Западноевропейского союза, принятой 15 Май 1995, Испания, Франция и Италия приняли решение о создании сухопутных (ЕВРОФОР, EUROFOR)[12] и морских антикризисных войск (ЕВРОМАФОР, EUROMAFOR)[13], которые могут принимать участие в миротворческих операциях. Государства-члены ЕС создали 3 группы (по 10 экспертов в каждой), формируемых в течение 24 часов и способных приступить к действиям в течение 3-7 дней для проведения оценки и координации действий, а также групп "вмешательства" численностью до 2000 чел. и специальных ресурсов, развертываемых в течение 2-7 дней. Координацию работы осуществляет Комитет по руководству гражданскими аспектами кризисного урегулирования. 
 
Поддержание мира и безопасности осуществляется в рамках Общей внешней политики и политики безопасности (ОВПБ) и Единой политики безопасности и обороны (ЕПБО). В реализации политики поддержания мира и безопасности задействованы как Директорат по развитию и сотрудничеству "ЭропЭйд", так и Европейская служба внешних связей. В 2007-2013 гг. поддержание мира и безопасности, как одно из направлений европейской помощи развитию, финансируется ЕС из двух основных источников: 
 
1.Инструменты финансирования по географическому принципу, в том числе: Европейский фонд развития (в странах Африки, Карибского и Тихоокеанского бассейнов), Инструмент сотрудничества в области развития (в Латинской Америке, Азии и Южной Африке), и Инструменты Европейского Соседства и Партнерства - "Восток" и "Запад". 
 
2. Инструмент Стабильности, состоящий из двух компонентов: краткосрочные меры, предусматривающие быстрое реагирование на кризисные ситуации, и долгосрочные меры, которые предпринимаются в относительно стабильных условиях. 
 
Кроме того, поддержание мира и безопасности частично реализуется по линии запущенного в 2004 г. механизма "Атена" (Athena), который дает возможность управлять совместными расходами государств-членов ЕС по обеспечению военных или оборонительно-политических операций. Финансирование данного механизма осуществляется всеми странами-членами Европейского Союза (за исключением Дании) пропорционально размеру национальных ВВП. По состоянию на 2012 г. за счет механизма "Атена" финансируется участие ЕС в трех операциях: 
 
- "Алтея" (Босния и Герциговина), реализуется военными силами Европейского союза (European Union Force Althea, EUFOR ALTHEA); 
 
- "Аталанта" (Сомали), реализуется военно-морскими силами Европейского союза (European Union Naval Force, EUNAVFOR ATALANTA); 
 
- Ливия, реализуется военными силами Европейского союза (European Union Force Libya, EUFOR Libya) . 
 
В общей сложности, на 2012 г. Евросоюз инициировал и осуществляет более двух десятков операций миротворческого спектра на трех континентах, включая военные, в которых задействованы многонациональные европейские оперативно-тактические боевые группы[14]. 
 
Правовые основы и организационная структура 
 
Регулирование широкого спектра вопросов, связанных с реализацией оборонной политики, обеспечением безопасности в ЕС, а также с формированием единого оборонного сектора Европейского союза осуществляется в рамках как первичного права, так и вторичного права Европейского союза. В рамках первичного права Сообщества, данные вопросы регулируются положениями учредительных договоров ЕС (прежде всего, Маастрихтского договора[15], Амстердамского договора[16], Ниццкого договора[17], Лиссабонского договора[18]). Кроме того, положения первичного права получили развитие в источниках вторичного права - директивах и регламентах институтов и органов Европейского союза (прежде всего Совета ЕС, Комиссии ЕС, Европейского оборонного агентства). Военная сфера ЕС также частично регулируется наиболее важными документы ЕС, относящимися к гражданской сфере ЕС. К числу необходимо отнести: "Стратегия 2020" - принята в развитие Лиссабонской стратегии (2010 г.)[19], План развития технологий новых источников энергии (СЕТ План) (2010 г.)[20], План послекризисного восстановления экономики (2011 г.)[21], а также план мероприятий по реализации "Стратегии 2020" - Европейский инновационный план[22]. В рамках "Стратегии 2020" выделено 7 ключевых инициатив, реализация которых будет способствовать инновационному развитию ЕС, в том числе в сфере промышленности: "Инновационный союз", "Молодежь в движении", "Электронная стратегия", "Европа эффективных ресурсов", "Промышленная политика эры глобализации", "Стратегия новых специальностей и рабочих мест", "Европейская платформа против бедности". 
 
Амстердамским договором был введен пост Верховного представителя по общей иностранной политике и политике безопасности (High Representative for Common Foreign and Security Policy), который наделяется полномочиями основного координатора и представителя Общей внешней политики и политики безопасности Европейского союза. В соответствии с Лиссабонским Договором, данный должность получила название Верховный представитель Союза по иностранным делам и политике безопасности (High Representative of the Union for Foreign Affairs and Security Policy) , Верховный представитель также стал обладателем места в Комиссии ЕС и председателем в Совете по иностранным делам. 
 
Институциональная структура военного управления ЕС представляет собой многофункциональный механизм, ключевыми элементами которой являются: 
 
- Европейское оборонное Агентство (European Defence Agency) - действует с 2004 г., занимается развитием обороноспособности ЕС, в том числе формированием европейского оборонного рынка, разрабатывает нормативно-правовые акты в области регулирования оборонных исследований, разработки и закупок вооружений ; 
 
- Комитет по политике и безопасности (The Political and Security Committee, PSC) - структурное подразделение Совета ЕС, создан в 2001 г. как орган для предварительной проработки военных решений, состоит из послов стран-членов ЕС; занимается управлением реализации ОВПБ и ЕПБО, осуществляет стратегическое управлению кризисными операциями; 
 
- Военный комитет (The European Union Military Committee, EUMC) - основное структурное подразделение Совета ЕС, ответственное за ведение военных операций, создан в 2001 г. , включает начальников генеральных штабов 27 стран-членов ЕС, которые, в свою очередь, назначают своих постоянных представителей. Военный комитет разрабатывает рекомендации по военным вопросам для комитета по политике и безопасности. Председатель комитета является военным советником Верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности и осуществляет руководство военными операциями ЕС; 
 
- Военный штаб ЕС (The European Union Military Staff, EUMS ) - структурное подразделение Генерального секретариата Совета ЕС, занимается стратегическим планированием, военной экспертизой (включая наблюдение и раннее прогнозирование кризисных ситуаций, а также их оценку), организацией сотрудничества между военными штабами государств-членов ЕС, а также взаимодействует со штабными структурами НАТО; 
 
- Гражданская-военная ячейка Военного штаба ЕС (Civil-Military Cell) - создана в 2005 г. для самостоятельного управления военными операциями и достижения большей эффективности от применения гражданских и военных инструментов ; 
 
- Оперативный центр ЕС (EU Operations Centre ) - создан для руководства конкретными операциями ЕС. 
 
Важное значение в промышленной консолидации оборонного сектора Европейского союза имеет учрежденная по инициативе Франции и Германии в 1996 г. OCCAR (Организация по сотрудничеству в сфере совместных вооружений, от франц. Organisation de Cooperation Conjointe en Matiere d"Armement), позже в OCCAR вступили Великобритания, Италия, Бельгия и Испания[23]. В январе 2001 г. была подписана Конвенция OCCAR, которая предоставила организации официальный статус и юридически закрепила ее полномочия по менеджменту и координации общеевропейских оборонных программ и инициатив. В проектах OCCAR в качестве ассоцированных членов также принимают участие Польша, Финляндия, Люксембург, Нидерланды, Швеция, Турция. Штаб квартира организации находится в Германии (г.Бонн). По состоянию на 2012г к компетенции OCCAR относится выполнение следующих совместных европейских проектов[24]: 
 
A 400 M (Tactical and Strategic Airlifter, боевые транспортные самолеты). Период действия 2003-2024, объем финансирования -20, 878 млн. евро, государства-участники - Бельгия, Франция, Германия, Испания, Великобртания, Нидерланды, Турция. Среди текущих целей - создание 170 самолетов: 53- для Германии, 50 - для Франции, 27 - Испания, 10 - Турция, 22- Великобритания, 7- Бельгия, 1- Люксембург. Генподрядчиком проекта выступает консорциум Airbas, проект координируется Францией; 
 
BOXER (Multi role armoured vehicles, многоцелевая бронетехника). Период действия: разработка 1999-2013, производство двигателей - 2009-2016. Среди текущих целей - создание 272 единиц бронетехники для Германии и 200 единиц техники для Нидерландов. Объем финансирования - 1,444 млн.евро, государства-участники - Германия, Нидерланды. Генподрядчиком проекта выступает консорциум ARTEC, проект координируется Германией. 
 
COBRA (COunter Battery RAdar, радиолокационные станции). Период действия: производство-1998-2010, эксплуатация 2004-2015. Объем финансирования - 793 млн.евро, государства-участники-Франция, Германия, Великобритания, Турция. Генподрядчиком проекта выступает консорциум EURO-ART, проект координируется Германией. 
 
ESSOR (European secure software defined radio, программно-определяемые радио-системы безопасности). Период действия: 2009-2013. Объем финансирования - 106,3 млн.евро, государства-участники - Франция, Италия, Испания, Швеция, Польша, Финляндия. Генподрядчиком проекта выступает компания a4ESSOR SAS, проект координируется Францией. 
 
FREMM (Future multi-mission frigates, фрегаты многоцелевого назначения). Период действия: 2006-2022. Объем финансирования - 10,638 млн.евро. Среди текущих целей - строительство 21 суда, 11 - для Франции, 10 - для Италии. Государства-участники - Франция, Италия. Генподрядчиком проекта выступает группа компаний DCNS, проект координируется Францией. 
 
FSAF (Famille des syst?mes Surface-Air Futurs, противоракетные системы). Период действия: 2003-2016. Объем финансирования - 2,859 млн.евро. Государства-участники - Франция, Италия, Англия. 
 
MUSIS (Multinational Space -based Imaging System, межнациональная программа космической разведки). Период действия: 2011-2013. Объем финансирования - 1,6 млн.евро (первый год). Государства-участники - Франция, Италия. 
 
TIGER (боевые вертолеты). Период действия: 1988-2015,. Объем финансирования - 7,3 млн.евро, государства-участники - Франция, Германия, Испания. Проект реализуется на базе группы Eurocopter, cборка осуществляется на заводах на трех заводах во Франции, Германии и Испании. 
 
Среди потенциальных проектов в рамках OCCAR планируется запуск следующих программ: 
 
DIRCM (Directed Infrared Counter Measures, инфракрасные счетчики для) - инициатива по инфракрасным противоминным детекторам. Государства-участники - Франция, Великобритания. 
 
ESSOR 2 (Secure Software Defined Radio (SSDR) Programme, 2 этап программно-определяемых радио-систем безопасности). Государства-участники - Франция, Италия, Испания, Швеция, Польша, Финляндия. 
 
BIO EDEP (Biological Equipment Development and Enhancement Programme - технологии обнаружения, идентифицкации и защиты от химического, биологического, радиологического и ядерного оружия. Развитие. Государства-участники - Франция, Италия, Испания, Германия, Нидерланды, Болгария, Швеция, Польша, Норвегия. 
 
Европейское оборонное агентство 
 
В соответствии с механизмом продвинутого сотрудничества в сфере ОВПБ, относительно полно получившем отражение в Ниццком договоре, в 2004 г. Совет ЕС учредил Европейское оборонное агентство (ЕОА), главной целью которого было содействие развитию ЕПБО. Европейское оборонное агентство является продолжением ЗЕС. Агентство принимало участие в передаче функций от Западноевропейского союза Европейскому союзу. В качестве его основных направлений декларировалось развитие оборонного потенциала, содействие европейскому сотрудничеству в области вооружения; создание конкурентоспособного европейского рынка военного оборудования; повышение эффективности европейских оборонных исследований и технологий[25]. К первоочередным задачам ЕОА относятся вопросы стратегических средств доставки, системы управления и связи, а также военные аспекты научно-исследовательской деятельности в области космоса и беспилотных летательных аппаратов. 
 
В рамках ЕОА сформировано 4 директората: 1) по потенциалам; 2) по исследованиям и технологиям; 3) по вооружениям; 4) по оборонной промышленности и рынкам. Бюджет ЕОА формируется на трехлетней основе. Первый полный цикл был запущен с 2006 г. Предусмотрена возможность формирования заинтересованными государствами ЕС ad hoc фондов (помимо взносов в бюджет ЕОА) на конкретные проекты и программы, по итогам 2012 г. общий объем привлеченных средств в аd hoc составил свыше 100 млн.евро[26]. В отношениях с натовскими органами ЕОА исходит из принципа уважения установленных рамок сотрудничества и консультаций между ЕС и НАТО, а также взаимной транспарентности и взаимодополняемого воздействия на развитие военных возможностей. 
 
В структуре ЕОА действует Консультативный комитет, задача которого - поддержание и развитие диалога с "третьими" странами по вопросам, представляющим взаимный интерес. Все страны-члены ЕС имеют право присоединиться к Европейскому оборонному агентству или покинуть его. Главный действующий принцип - "гибкая интеграция", позволяющий заинтересованным государствам-членам ЕС более тесно сотрудничать между собой и без препятствий со стороны других членов Агентства (направлен на реализацию концепций "Европа разных скоростей", "Европа меняющейся геометрии", "Европа a` la carte")[27]. Реализуемые Агентством интеграционные проекты можно разделить на две группы: проекты "opt-in" (две и более страны инициируют совместную деятельность) и "opt-out" (государства участвуют в проекте, до тех пор, пока не примут решения о выходе). Агентство финансируется входящими в него государствами пропорционально к их валовому национальному доходу. 
 
Агентство управляется институциональными структурами: 
 
- Глава агентства: ответственен за общую организацию и функционирование, обеспечивает выполнение руководящих принципов и решений, возглавляет совещания министров Руководящего совета; 
- Руководящий совет: орган принятия решений, состоящий из министров обороны участвующих государств, а также представитель Европейской комиссии. 
- Исполнительный директор: руководитель аппарата. 
 
По итогам 2012 г. бюджет ЕОА составил 30,53 млн.евро, количество сотрудников - 118 человек[28]. 
 
В качестве основных ключевых принятых документов ЕОА можно выделить следующие: 
 
Кодекс поведения для военных закупок, 2005 г.. (The Code of Conduct on Defence Procurement of the EU Member States Participating in the European Defence Agency)[29]- первый базовый документ на пути к созданию Европейского рынка оборонной продукции (European Defence Equipment Market, EDEM), устанавливающий межправительственный добровольный режим для разработки и производства вооружений и военной техники; 
 
Кодекс передовых практик производственных цепочек оборонной продукции, 2006 г., (The Code of Best Practice in the Supply Chain: Approved by the Aerospace and Defence Industries Association of Europe (ASD) on 27 April 2006 and agreed by the EU Member States participating in the European Defence Agency of 15 May 2006)[30] - направлен на стимулирование принципов конкуренции и создание справедливых возможностей для всех поставщиков оборонной продукции и продукции двойного назначения, в том числе представителей малого и среднего бизнеса; 
 
Кодекс поведения по офсетным соглашениям, 2008 г. (The Code of Conduct on Offsets of 24 October 2008)[31] - устанавливает правовые рамки офсетных соглашений в целях развития Европейского рынка оборонной продукции; 
 
Рамочное соглашение по обеспечению срочных поставок продукции военного назначения между странами-участницами, 2006 г. (Framework Arrangement for Security of Supply between Subscribing Member States (sMS) in Circumstance of Operational Urgency of 20 September 2006)[32] - ориентировано на разработку принципов срочных поставок оборонной продукции и продукции двойного назначения в контексте развития Европейского рынка оборонной продукции с учетом действующих норм национального, европейского и международного права; 
 
Совместные минимальные стандарты о безопасности информации между странами-участницами, 2006 г. (Common minimum standards on industrial security.Security of Information Between Subscribing Member States (sMS) of 20 September 2006)[33] - определяет минимальные стандарты, гарантирующие безопасность обмена информацией между ключевыми участниками оборонного рынка Европейского союза; 
 
Стратегия относительно Европейской военно-технической и военно-промышленной базы, 2007 г. (Strategy for the European Defence Technological and Industrial Base of 14 May 2007)[34] - ключевой документ, регулирующий формирование ресурсной базы оборонного рынка ЕС, включая оценку существующих активов и унификацию процесса разработки, производства и закупки вооружений и военной техники; 
 
Европейская стратегия по оборонным научным исследованиям и обмену научно-технической информацией, 2008г. (European Defence Research & Technology Strategy of 10 November 2008)[35] - устанавливает стратегические приоритеты развития НИОКР в области оборонной промышленности Европейского союза; 
 
Европейская стратегия военно-технического сотрудничества, 2008 г. (European Armaments Cooperation Strategy of 15 October 2008)[36]- призвана сбалансировать потребности вооруженных сил Евросоюза и возможности создаваемой европейской промышленно-технологической базой; 
 
План развития Вооружений и военной техники (Capability Development Plan of 8 July 2008) [37] - направлен на выработку структурированного подхода к построению ресурсной базы оборонного рынка Европейского союза, а также на оказание помощи странам-членам ЕС в разработке государственных планов и программ в области оборонной промышленности. 
 
Кодекс Поведения "Объединяя и распределяя" (Сode of conduct on Pooling & sharing, 19 November 2012) [38] - устанавливает новые принципы участия стран-участниц ЕОА в военно-техническом обеспечении оборонного сектора Евросоюза, закрепляя за каждой страной свою специализацию во избежание дублирования и лишних расходов. Данный принцип будет основополагающим при развитии приоритетных направлений военно-промышленной кооперации ЕС до 2020г.[39] 
 

2. Система оборонных заказов Европейского союза 

 
Сдерживающие факторы 
 
Оборонный рынок ЕС существенно отличается от наднациональных рынков гражданского сектора промышленности Евросоюза. В частности, государства ЕС играют гораздо более важную роль в оборонном секторе, чем в любой другой отрасли национальной промышленности. Они обладают монополией на спрос, а также выступают в качестве главных регуляторов рынка. 
 
Оборонный сектор ЕС долгое время был практически полностью исключен из провозглашенного в 1992 г. единого рынка ЕС, предусматривающего свободное перемещение товаров и услуг внутри Европейского союза. Это объясняется стремлением государств-членов защитить национальный суверенитет и поддержать отечественный оборонно-промышленный потенциал. Зачастую подобная политика протекционизма позволяла национальным правительствам в полной мере регулировать политику гособоронзаказа в интересах отечественной оборонной промышленности[40]. Вместе с тем, подобные защитные меры способствовали фрагментации оборонного рынка ЕС и его стран-членов. Это в свою очередь привело к неэффективности общееевропейских расходов на оборону в силу дублирования оборонных инициатив в разных странах ЕС, недостаточной гармонизации этого рынка на наднациональном уровне и, как следствие, невозможности применения эффекта масштаба и общему снижению конкурентоспособности национальной оборонной промышленности[41]. Согласно оценкам экспертов, снятие ограничений внутри оборонного рынка ЕС для государств-членов Евросоюза позволит снизить до 9 % объема общеевропейских оборонных закупок и до 11% в случае предоставления возможности участия в тендерах ЕС компаниям из третьих стран (экономия могла бы составить от 3,2 до 3,9 млрд. евро для всех стран ЕС)[42]. Однако попытки открытия Европейского оборонного рынка требуют серьезных политических и правовых реформ. 
 
К основным сдерживающим регуляторам Европейского рынка оборонной продукции можно отнести экспортные ограничения, деятельность общественных организаций, а также инициативы правительств государств-членов по защите национальных рынков оборонной продукции. 
 
Практика применения офсетов, предполагающая получение компенсаций в качестве условия для приобретения оборонной продукции, искажает конкурентную среду на европейском оборонном рынке и влечет дополнительные расходы (на офсеты приходится 1-2 % расходов на европейский рынок оборонной продукции, несмотря на то, что Франция и Германия, представляющие страны с наибольшими расходами на оборону, не участвуют в практике офсетов)[43]. Для ЕС характерны как прямые офсеты, (предусматривают привлечение оборонной промышленности страны-импортера к производству импортированной продукции - субподряды, прямые инвестиции), так и непрямые (косвенные) офсеты (не имеют непосредственного отношения к производству импортированной продукции, однако реализуются в сфере оборонного производства)[44]. Формы офсетных компенсаций на оборонном рынке ЕС могут быть различными: совместное производство, лицензионное производство, субподряды, прямые инвестиции, финансовая помощь, закупки, передача технологий, техническая помощь предприятиям, организация обучения - обучение персонала страны-покупателя для использования и обслуживания проданной продукции[45]. 
 
К основным преимуществам применения офсетных транзакций государства-члены ЕС относят привлечение иностранных инвестиций и высоких технологий в промышленность. Тем не менее, фактические выгоды, получаемые от применения офсетов на оборонном рынке ЕС, зачастую может быть снижены такими факторами, как неготовность национальной промышленности к внедрению передаваемой технологии, снижение занятости, нарушение принципов справедливой конкуренции вследствие необходимости выполнения офсетных обязательств. 
 
Существенным ограничением для военно-промышленной интеграции оборонного рынка Европейского союза является широко применяемый ЕС принцип "справедливого оборота" (juste retour), согласно которому, процент заказов, который получают оборонные предприятия определенной страны в каком-нибудь общем проекте, должен быть равен объему общей оборонной продукции, заказанной правительством этой страны в рамках одного проекта. В соответствии с данным подходом, если государство хочет большей загрузки для своего ВПК - она должна больше заказывать, увеличивая свою долю в совместных оборонных проектах. Таким образом, участники оборонного рынка ЕС невольно делятся на поставщиков и покупателей вооружений, при этом налогоплательщики одной страны обеспечивают создание рабочих мест другой, не получая за это обратных инвестиций, что ведет к рыночным искажениям и неэффективности, препятствуя оборонной интеграции. 
 
Практика применения национальных экспортных лицензий при осуществлении трансграничных трансферов продукции оборонного назначения является еще одним серьезным барьером консолидации оборонного рынка Европейского союза. По некоторым оценкам, транзакционные издержки, связанные с бюрократическими процедурами проведения трансграничных трансферов на оборонном рынке ЕС составляют от 400 млн. евро до 3 млрд. евро ежегодно[46]. При этом, подобные сделки в любом случае в 100 % случаях получают одобрение национальных правительств, поэтому введение дополнительных барьеров ощутимо не влияет на безопасность Европейского союза[47]. Более того, эта практика искажает общеевропейский рынок оборонных закупок вследствие возможных задержек получения необходимых экспортных лицензий. 
 
Государственный контроль представляет собой еще один фактор, препятствующий военно-промышленной интеграции в ЕС. Некоторые формы государственного контроля над оборонными предприятиями государств-членов ЕС достаточно оправданы, поскольку помогают предотвратить потерю стратегических ноу-хау и технологий и обеспечивают безопасность поставок оборонной продукции. Форма и механизмы государственного вмешательства различаются в разных государствах ЕС, в том числе прямое владение (полное или частичное), нормативные ограничения на пределы иностранной собственности, или владение золотыми акциями, предоставлявшее правительствам право вето на стратегические сделки. Наличие государственной собственности в оборонных предприятиях государств-членов ЕС может сделать компании менее привлекательными для частных инвесторов и, следовательно, уменьшает их возможности доступа к иностранному капиталу. Государственное владение может также создать препятствия для компаний, выходящих на внешние рынки, поскольку принимающие государства не всегда готовы открыть национальный рынок для иностранных компаний с государственным участием[48]. Наконец, государственное участие препятствует рационализации бизнес-процессов, в том числе консолидации. Пример EADS свидетельствует, как государственные интересы превалируют над экономическими мотивами географического размещения производственных мощностей. Фактор государственного участия также имел определяющую роль в причинах срыва сделки по слиянию EADS и BAE в 2012г[49]. Подобные рыночные искажения, возникающие вследствие государственного вмешательства снижают конкурентоспособность европейской оборонной промышленности, усиливая дублирование расходов и приводя к неэффективности европейского оборонно-промышленного сектора. 
 
Консолидированные договоры Евросоюза юридически закрепляют фрагментацию европейского оборонного рынка, исключая оборонное производство из исключительной наднациональной компетенции. Так, статья 296 Договора об основании ЕС[50] и статья 346 Лиссабонского договора[51] дает право странам-членам принимать все необходимые меры для защиты своих национальных интересах, в вопросах, связанных с производством, торговлей оружием, боеприпасами и военными материалами (к статье прилагается конфиденциальный список подобной продукции, который был впервые утвержден Советом ЕС в 1958 (Решение N255/98, регулярно обновляется[52]). 
 
Перспективы либерализации оборонного рынка ЕС 
 
В целях преодоления фрагментарности европейского оборонного агентства и укрепления европейской оборонной идентичности был принят целый ряд нормативно-правовых актов. Так, еще в 1998 г. решением Совета ЕС был принят Кодекс поведения в отношении экспорта вооружений (European Union code of conduct on arms exports)[53], установившего минимальные требования к торговле вооружениями, но не обладавшего юридической силой. В том же году в 1998 шестью ключевыми производящими оружие странами ЕС (Франция, Германия, Италия, Испания, Великобритания, Швеция) было принято Письмо о намерениях (The Letter of Intent)[54], преобразованное в 2000 г. в Рамочный Договор (Framework Agreement Treaty)[55], в соответствии с которым страны ЕС приняли решение о формировании политической и правовой основы Европейской военно-технической и военно-промышленной базы. Документ устанавливал создание ряда комитетов по преодолению фрагментарности оборонного сектора Европейского союза, в том числе по обеспечению безопасности поставок, экспортным процедурам, информационной безопасности. С созданием в 2004 г. Европейского оборонного агентства, усилия по либерализации оборонного рынка активизировались, был принят Кодекс поведения для военных закупок, 2005 г.. (The Code of Conduct on Defence Procurement of the EU Member States Participating in the European Defence Agency) и также Кодекс поведения по офсетным соглашениям, 2008 г. (The Code of Conduct on Offsets of 24 October 2008). Вместе с тем, положения данных документов не обладают юридической силой. В 2008 г. основные положения Кодекса поведения для военных закупок были интегрированы в Общую позицию Совета ЕС 2008/944/ОВПБ[56], определяющую основные правила регулирования экспорта военных технологий и оборудования, и стали частью второй опоры Европейского союза. 
 
В 2009 г. Комиссия ЕС приняла две ключевые директивы, направленные на укрепление европейского рынка вооружений путём правового урегулирования вопросов, которые могут быть отнесены к наднациональной компетенции ЕС. Так, первая Директива 2009/81/EC (DIRECTIVE 2009/81/EC) об оборонных закупках призвана открыть возможность размещения оборонных заказов хозяйствующими субъектами из третьих стран на недискриминационных условиях, с учетом разумного соотношения цены и качества и обязательного выбора как минимум из трех подрядчиков. Согласно документу, государства-члены должны были интегрировать его положения в свое национальное законодательство к августу 2011 г., при этом вводятся следующие пороговые значения, на которые распространяется действие Директивы: минимальный объем оборонного заказа составляет 400 000 евро на контракты на поставку и и 5 млн. евро на договоры подряда. Директива предусматривает трехуровневую закупочную процедуру и определяет руководящие принципы для субподрядных организаций[57]. Директива также имела целью преодоление негативных последствий практики применения офсетов на рынке ЕС. Несмотря на то, что Директива напрямую не запрещает применение офсетов, она устанавливает жесткие требования к условиям заключения и выполнения договора, тем самым ограничивая количество офсетных сделок. Кроме того, Комиссия ЕС опубликовала в 2010 г. cемь Руководящих принципов (Guidance Note) по конкретным проблемным сферам применения Директивы 2009/81/EC[58]. Согласно одному из принципов практика применения офсетов противоречит нормам права Европейского союза. Положения руководящих принципов не являются юридически обязательными, тем не менее они уточняют позицию Комиссии ЕС в применению офсетов. Таким образом, Директива 2009/81/EC, допускает офсетные сделки только в рамках вышеупомянутой статьи 346 Лиссабонского Договора. Вместе с тем, Директива не распространяется на любые совместные программы закупок стран-членов ЕС и третьих стран, на проекты, заказчиками в которых выступает НАТО или Организация по сотрудничеству в сфере совместных вооружений (OCCAR). Кроме того, из поля действия исключаются некоторые аспекты, затрагивающие безопасность и стратегические национальные оборонные интересы, в том числе разведывательная деятельность, контракты с организациями третьих странах в рамках программ по развертыванию войск или контракты по линии совместных научных исследований между странами-членами ЕС. 
 
Таким образом, решение о допуске компаний из третьих стран на национальный оборонный рынок оставлено на усмотрение соответствующего государства-члена, но юридические препятствия (экспортные ограничения, лицензии) на пути перемещения оборонных технологий на территории ЕС сводят такую возможность практически к нулю, что явно противоречит заявленной цели Директивы.[59] 
 
Вторая Директива 2009/43/EC (Directive 2009/43/EC)[60] касается упрощения условий перемещения оборонной продукции по территории ЕС путем введения инструмента общих (general) и глобальных (global) лицензий и распространения на подобные товары принципа свободы передвижения товаров внутри государств-членов ЕС. Полный перечень оборонной продукции, подпадающей под действие Директивы, приведен в ее Приложении. 
 
После введения Директивы, все действующие в ЕС лицензии продукции оборонного назначения подразделяются на 3 вида: индивидуальные, глобальные, общие (генеральные). 
 
Индивидуальные лицензии применяются в следующих случаях: 
 
- разовых трансфертов; 
 
- защиты стратегических национальных интересов безопасности; 
 
- в соответствии с международными обязательствами; 
 
- в случае наличия у государств-членов серьезных доказательств о нарушении норм для рассмотрения вопроса о несоответствии нормам ЕС. 
 
Глобальные лицензии применяются в следующих случаях: 
 
- сопутствующих товаров оборонного назначения; 
 
- групп уполномоченных получателей; 
 
- 3-х летнего периода действия. 
 
Наконец, (Общие) генеральные лицензии применяются для следующих случаев: 
 
- вооружённых сил других государств-членов; 
 
- сертифицированных компаний; 
 
- оборудования для демонстраций и выставок; 
 
- оборудования для ремонта и обслуживания; 
 
- правительственного сотрудничества с другими государствами-членами; 
 
- бессрочного действия. 
 
Директива вступила в силу в 2009 г. и государства-члены должны были интегрировать ее положения в национальное законодательство к июню 2011 года и принять соответствующие меры к июню 2012. Инструмент введенных новых типов лицензий - глобальных и генеральных - позволяет получить всего одну лицензию на несколько видов трансферов. Данные лицензии распространяются на большинство трансферов внутри ЕС, при этом для большинства из них отменена необходимость получения индивидуальных лицензий[61]. Введенная система обладает высокой степенью стабильности и предсказуемости с точки зрения осуществления европейских трансферов и сокращает бюрократические процедуры. 
 
Принятие Директивы 2009/81/EC и Директивы 2009/43/EC представляет собой важнейшую нормативную реформу на пути к более справедливому и эффективному оборонному рынку ЕС, снижая препятствия для оборота оборонной продукции внутри ЕС, а также открывая доступ компаниям из третьих стран.. Вместе с тем, даже по прошествии более двух лет после истечения срока по имплементации Директив в национальное законодательство, данная работа не была завершена. 
 
В 2012 г. Комиссия ЕС опубликовала отчет о применении государствами-членами ЕС Директивы 2009/43/EC[62], в соответствии с которым 19 государств-членов полностью транспонировали Директиву в национальное законодательство и 1 государство-член - частично. В качестве дополнительного шага реализации Директивы, Комиссия ЕС создала единую наднациональную базу CERTIDER (Certified Defence-related Enterprises)[63], содержащую сведения о компаниях (классифицированных по видам вооружений), сертифицированных в соответствие с Директивой 2009/43/EC, информацию обо всех выданных сертификатах и перечнем соответствующих национальных национально-правовых актов. 
 
Имплементация Директивы 2009/81/EC вызывает еще большие трудности. В соответствии с докладом Комиссии ЕС в октябре 2012, только 4 государства-члена ЕС подтвердили, что они внедрили положения Директивы в национальное законодательство. В отношении остальных 23 государств начата процедура рассмотрения нарушения предписаний Комиссии ЕС, в том числе через Суд ЕС. 
 
После принятия двух упомянутых ключевых Директив, основные усилия Комиссии ЕС направлены на инструменты и механизм их внедрения, оценку и контроль реализации. Определяющее значение имеет созданная Комиссией ЕС Рабочая группа по оборонной промышленности и рынкам (European Commission Task Force on Defence Industries and Markets), которая будет проводить мониторинг выполнением обеих директив и оценки необходимости принятия дополнительных актов по укреплению внутреннего европейского оборонного рынка[64]. Рабочая группа также принимает активное участие в разработке направлений реструктуризации Европейской военно-технической и военно-промышленной базы в целях смягчения негативного воздействия сокращения оборонных расходов на НИОКР[65]. 
 
Принятые ЕС в 2011 г. концепция "Объединяя и распределяя" (Poolling and Sharing (P&S)), предполагающей рациональное использование военных потенциалов стран ЕС на основе строгой промышленной специализации, как и инициатива НАТО "Умная оборона" (Smart Defense), становятся ключевыми принципами дальнейшего развития оборонно-промышленного потенциала Евросоюза, представляя собой попытки консолидации спроса и предложения на оборонную продукцию на наднациональном уровне. 
 
Заключенный в 2010 г. Договор о сотрудничестве по обороне и безопасности между Францией и Великобритания[66] основан на аналогичных принципах промышленной специализации, но направлен на достижение еще более амбициозных целей в области совместной обороны и безопасности. Вместе с тем, подобное продвинутое сотрудничество между Францией и Великобританией имеет объективную критику, нарушая принципы рационализации оборонного рынка ЕС. 
 
Несмотря на декларируемы цели обеспечения справедливого доступа на рынок Европейского союза, новые правовые нормы ЕС не создают равные условия для оборонных компаний ЕС и компаний из третьих стран, регулируя преимущественно только особенности доступа компаний, созданных на территории ЕС. Вместе с тем, хотя данные правовые инициативы не имеют прямого воздействия на компании из третьих стран, они значительно затрагивают сферу их деятельности. Это связано с тем, что европейский оборонный рынок плотно интегрирован в глобальный рынок вооружений и международные цепочки стоимости оборонной продукции. Таким образом, введенные ЕС нормы либерализации оказывают косвенное воздействие на глобальный рынок вооружений. 
 
Ряд положений новых директив, связанных, например, с безопасностью поставок, обеспечивают компаниям ЕС косвенные преимущества по сравнению с компаниями из третьих стран. Некоторые подобные искажения возникают из-за несовместимости правовых норм трансферов внутри ЕС и экспортных режимов третьих стран (как, например, в случае Руководства США по международной торговле оружием (ITAR, International Traffic in Arms Regulations[67], ограничивающего американских поставщиков участвовать в сделках в рамках оборонных трансферов внутри ЕС). 
 
Таким образом, инициируемые Комиссией ЕС с 2009 г. реформы в области либерализации оборонного рынка ЕС могут кардинально его изменить. Вместе с тем, государства-члены стремятся сохранить преференциальный режим национального оборонного рынка. Во многом эффективность реформ будет зависеть от готовности и способности Комиссии ЕС и созданной ей Рабочей группы по оборонной промышленности и рынкам контролировать соблюдение положений новых директив и применять санкции в случае их нарушения государствами-членами ЕС. В случае полной имплементации и соблюдения данных норм государствами-членами ЕС оборонный рынок ЕС станет менее фрагментированным, условия для доступа малого и среднего бизнеса станут более справедливыми и конкурентными. 
 

3. Новые вызовы в условиях кризиса. Возможности для России 

Глобальный финансовый кризис обострил экономические противоречия между ЕС и НАТО. Так, в 2012 г. США отказались от продолжения совместной со странами ЕС программы МЕАДС (Medium Extended Air Defense System, MEADS) по разработке систем для поражения воздушных целей, которые могли бы придти на замену ПЗРК "Пэтриот", не желая финансировать последний год разработки системы в размере 400,9 млн. долл. США в связи с бюджетными ограничениями. В программе с 2005 г. участвовали США (58% финансирования, компания "Lockhead Martin"), ФРГ (25% финансирования, компания EADS) и Италия (17% финансирования, компания Alenia Marconi). На программу было истрачено более 4 млрд. долл. США, в рамках нее одновременно работало до 2 тыс. человек[68]. 
 
С 2009 до 2012 гг. военные бюджеты 26-ти стран-участниц Европейского оборонного агентства сократились на 30 млрд. евро. Если расходы США на оборону (как главного донора НАТО) составляют 4% ВВП, то только четыре европейских союзника (Франция, Великобритания, Греция и Албания) тратят более 2% ВВП, остальные - еще меньше. Недовольство США недостаточным вкладом государств ЕС в военно-промышленный потенциал НАТО стало стимулом для новых попыток европейских интеграционных оборонных инициатив. В декабре 2010 года министры обороны "Веймарского треугольника" (Германия, Франция и Польша) в официальном обращении к Высокому представителю ЕС по ОВПБ Кэтрин Эштон призвали к укреплению совместных оборонных действий в рамках ОВПБ[69]. В 2011 г. к ним присоединились Италия и Испания, предложившие создание совместных постоянных структур оперативного планирования и управления. В 2011 г. также вступил в силу договор между Францией и Великобританией о сотрудничестве в области обороны и безопасности[70]. Оборонная консолидация становится одним из центральных измерений европейской интеграции, обсуждается возможность учреждения объединенного фонда развития европейского оперативного потенциала и направления в него 5% национальных оборонных бюджетов[71]. 
 
В условиях кризиса на заседании министров обороны стран Евросоюза в Генте в 2010 г. была подчеркнута необходимость сплочения и концентрации собственных военных ресурсов ЕС. Принятая Гентская инициатива заложила основу новой концепции Poolling and Sharing (P&S) - "Объединяя и распределяя", предполагающей рациональное использование военных потенциалов стран ЕС на основе строгой промышленной специализации. Данный принцип был официально закреплен в принятом в ноябре 2012 г. Кодексе Поведения "Объединяя и распределяя" и является основополагающим в приоритетах развития Европейского оборонного агентства до 2020 г. 
 
Четко выраженное стремление ЕС укреплять собственный оборонно-промышленный потенциал повышает заинтересованность Евросоюза в стратегическом сотрудничестве с Россией. В свою очередь, со стороны России кооперация с Европейским союзом имеет особое значение в контексте усилий, предпринимаемых РФ по формированию Европейской системы коллективной безопасности. Идея о новой европейской архитектуре безопасности регулярно поднимается на встречах на высшем уровне с участием представителей России и западноевропейских стран (прежде всего, Саммитах Россия-ЕС, советах Россия-НАТО, в рамках ОБСЕ, Совета Безопасности ООН). 
 
В условиях трансформации архитектуры европейской безопасности к наиболее перспективным направлениям сближения России и ЕС в военной сфере можно отнести следующие: 
 
1. Вхождение российских компаний в капитал европейских компаний, производящих продукцию двойного назначения (доля гражданской продукции которых превышает 50%). Сделки в данных отраслях не затрагивают напрямую военно-стратегические интересы европейских компаний и имеют больше возможностей быть реализованными. 
 
2. Создание совместных (с участием России и ведущих стран-членов ЕС) конструкторских бюро по разработке перспективных образцов военной техники, в которых заинтересованы страны ЕС и Россия (в первую очередь, военно-морская техника, авиастроение, зенитно-ракетные комплексы, системы ПВО и ПРО)[72]. Подобные структуры необходимо формировать, прежде всего, на территории России, что будет обеспечивать трансфер технологий и повышение конкурентоспособности российского ОПК. 
 
3. Активизация участия России в командно-штабных учениях Европейского союза и антикризисных операциях ЕС в третьих странах. Существенным препятствием в этом отношении является отсутствие у России и Евросоюза необходимой правовой базы. Переговоры о заключении Рамочного Соглашения о сотрудничестве в сфере урегулирования кризисных ситуаций между Россией и ЕС ведутся с 2008 г. ЕС не согласен с позицией российской стороны о распространении данного соглашения на возможность участия ЕС в миротворческих операциях России. В феврале 2013 г. Россия была вынуждена отказаться от предложения ЕС принять участие в военной тренировочной миссии в Мали. 
 
Вступление в силу Лиссабонского Договора, а также запуск в 2009 г. инициативы Россия-ЕС "Партнерство для модернизации" открывает новые возможности для укрепления производственной и научно-технической кооперации с Евросоюзом на общеевропейском уровне. Кроме того, опора при принятии решений на наднациональном уровне на союзников из числа традиционных членов ЕС позволит нейтрализовать позицию стран ЦВЕ, скептически относящихся к подобной кооперации с Россией. Этому также способствует наметившаяся дифференциация членов Евросоюза в процессе принятия решений Совета ЕС. 
 
Библиография 
 
1. Антипов В.. Бобрович В., Мыскин Р. Значимость офсета растет. Военно-промышленный курьер. N 8 (476) 27 февраля -05.03. 2013. 
 
2. Дегтерева Е.А. Особенности промышленной консолидации в ВПК США и оборонном секторе Европейского союза// Вестник Концерна ПВО "Алмаз-Антей". 2013. N1. С.9-10. 
 
3. Дегтерева Е.А. Особенности военно-политических решений при угрозе национальной безопасности США (на примере кризиса на рынке редкоземельных металлов) // США и Канада: экономика, политика, культура. 2012. N 8.C.111-112. 
 
4. Подберезкин А.И. Евразийская воздушно-космическая оборона идея и проект // Вестник МГИМО-Университета. 2012. N 6. С. 61-67. 
 
5. Подберезкин А.И. Национальный человеческий капиталъ. В 5 т. М.: МГИМО-Университет, 2007-2012. 
 
6. Budgets, regulatory frameworks, and the industrial base. December 2012. A report of the CSIS defense-industrial initiatives group European Defense Trends 2012. 
 
7. Commission of the European Communities, Defence Procurement: Green Paper from the Commission, COM (2004) 608 final, September 2004, pp. 3-7. 
 
8. Anders Eriksson et al. Study on the effects of offsets on the Development of a European Defence Industry and Market. http://www.eda.europa.eu/docs/documents/EDA_06-DIM-022_Study_on_the_effects_of_offsets_on_the_Development_of_a_European_Defence_Industry_and_Market.pdf. 
 
 
10. Clark N. Executives` Missteps Doomed Aerospace Merger. The New York Times. October 11, 2012.т http://www.nytimes.com/2012/10/12/business/global/missteps-doomed-merger-of-eads-and-bae-news-analysis.html?pagewanted=all. 
 
11. COUNCIL COMMON POSITION 2008/944/CFSP of 8 December 2008 defining common rules governing control of exports of military technology and equipment. http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=OJ:L:2008:335:0099:0099:EN:PDF. 
 
12. DIRECTIVE 2009/81/EC OF THE EUROPEAN PARLIAMENT AND OF THE COUNCIL of 13 July 2009 on the coordination of procedures for the award of certain works contracts, supply contracts and service contracts by contracting authorities or entities in the fields of defence and security. http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=OJ:L:2009:216:0076:0136:en:PDF. 
 
13. DIRECTIVE 2009/43/EC OF THE EUROPEAN PARLIAMENT AND OF THE COUNCIL of 6 May 2009 simplifying terms and conditions of transfers of defence-related products within the Community. http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=OJ:L:2009:146:0001:0036:en:PDF. 
 
 
15. Erkki Aalto, Daniel Keohane, Christian M?lling, and Sophie de Vaucorbeil, Towards a European Defence Market, Chaillot Paper no. 113, European Union Institute for Security Studies, November 2008. http://www.iss.europa.eu/uploads/media/cp113.pdf, p. 6. 
 
 
17. European Union code of conduct on arms exports. 8675/2/98. Brussels, 5 June 1998. http://www.consilium.europa.eu/uedocs/cmsUpload/08675r2en8.pdf. 
 
18. Extract of the Council Decision 255/58 of 15 April 1958. ttp://register.consilium.europa.eu/pdf/en/8/st14/st14538-re04.en08.pdf. 
 
19. Keith Hartley, The Future of European Defence Policy: An Economic Perspective,? Defence and Peace Economics 14, no. 2 (2003): 112. 
 
20. Maelcamp Isabelle. May 19, 2011. Recent EU developments in Defense Procurement & Reform of Arms Transfer Licenses. http://www.naita.org/docs/Isabelle%20Maelcamp%20NATO%20Pres%20May%202011.pdf. 
 
21. Guidance notes on the most important aspects of Directive 2009/81/EC on defence and security procurement. http://ec.europa.eu/internal_market/publicprocurement/docs/defence/guide-research_en.pdf. 
 
22. Letter of Intent between 6 Defence Ministers on Measures to facilitate the Restructuring of the European Defence Industry. 6 July 1998. http://data.grip.org/documents/200904230933.pdf. 
 
23. Letter of Intent (LoI) Framework Agreement Treaty, 27 July 2000. https://www.gov.uk/letter-of-intent-restructuring-the-european-defence-industry. 
 
24. Maelcamp Isabelle. Recent EU developments in Defense Procurement & Reform of Arms Transfer Licenses. Huntsville, Alabama. May 19, 2011. http://www.naita.org/docs/Isabelle%20Maelcamp%20NATO%20Pres%20May%202011.pdf. 
 
25. Report from the Commission to the European Parliament and the Council,? June 29, 2012. http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=COM:2012:0359:FIN:EN:PDF.Towards an EU Defence Equipment Policy. European Comission, 2003. http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=COM:2003:0113:FIN:EN:PDF. 
 
 
27. Treaty of Lisbon amending the Treaty on European Union and the Treaty establishing the European Community, http://europa.eu/lisbon_treaty/index_en.htm. 
 
28. Calleja-Crespo Daniel, Delsaux Pierre. Defending European defence: The Commission`s role. Bureau of European Policy Advisers Monthly Brief. http://ec.europa.eu/enterprise/sectors/defence/files/article_defending_european_defence_en.pdf. 
 
29. Treaty between the United Kingdom of Great Britain and Northern Ireland and the French Republic for defence and security co-operation: london, 02 November 2010. http://www.official-documents.gov.uk/document/cm79/7976/7976.asp. 
 
 
 
Об авторе 
 
Дегтерева Екатерина Андреевна 
 
Эксперт Центра военно-политических исследований, доцент кафедры мировой экономики МГИМО (У) МИД России, кафедры маркетинга РУДН, кандидат экономических наук 
 
Сфера научных интересов: ВПК ЕС, ОВПБ и ЕПБО. 
 
Автор более 40 публикаций, неоднократно принимала участие в качестве руководителя и исполнителя в выполнении НИР по заказам ведущих министерств и ведомств, в том числе Минобразования, Минпромторговли, и др. 
 
В 2003 г. закончила факультет международных экономических отношений МГИМО (У) МИД России (специальность - экономика), в 2005 г. - магистратуру Института Европейского права МГИМО (У) МИД России (специальность - юриспруденция, специализация - международное и европейское право), 
в 2008 г. - защитила диссертацию в МГИМО (У) МИД России на соискание ученой степени к.э.н. (специальность - 08.00.14 - мировая экономика). 
 
В 2002 г. проходила стажировку во Франции (Университет Р.Шумана, г.Страсбург). Имеет диплом Торгово-промышленной палаты Парижа DFA. В 2003 - 2005 гг. - работала в Департаменте Общеевропейского сотрудничества МИД России. 
 
 
Владеет французским, английским, немецким языками. 
 
 
 
_______________ 
 
 
[2]Западноевропейский союз. http://www.weu.int/. 
 
[3] Бабынина. Л. Дифференциация в рамках ОВПБ/ЕПБО Евросоюза // Обозреватель-Observer, N 4, 2010, с.65. 
 
[4] Treaty of Lisbon amending the Treaty on European Union and the Treaty establishing the European Community, http://europa.eu/lisbon_treaty/index_en.htm. 
 
[5]Данилов Д. ЕС на пути к европейской обороне. Российский Совет по международным делам, 23.12.2013..http://russiancouncil.ru/. 
 
[6]A secure Europe in a better world European Security Strategy. Brussels, 12 September 2003. http://www.consilium.europa.eu/uedocs/cmsUpload/78367.pdf. 
 
[7] Данилов Д. ЕС на пути к европейской обороне. Российский Совет по международным делам, 23.12.2013..http://russiancouncil.ru/; The European Security Strategy: Reinvigorate, Revise or Reinvent? // UI Occasional Papers. 2011, N 7. 
 
[8] Headline Goal 2010 approved by General Affairs and External Relations Council on 17 May 2004 endorsed by the European Council of 17 and 18 June 2004. http://ue.eu.int/uedocs/cmsUpload/2010%20Headline%20Goal.pdf. 
 
[9] Myrto Hatzigeorgopoulos, The Role of EU Battlegroups In European Defence. European security review.June 2012. http://www.isis-europe.eu/sites/default/files/publications-downloads/esr56_EUBattlegroups-June2012%20MH_2.pdf. 
 
[10] Шишацкий М. В. Оперативная совместимость в условиях многосторонних операций: миф или реальность?// Мировая экономика и международные отношения. 2012г., N 10. C.21-29. 
 
[11] Арбатова Н.К. Влияние кризиса на внешнюю и оборонную политику Европейского Союза, 30 января 2012 г. http://www.imemo.ru/ru/sc/2013/300113_tez.pdf. 
 
[12] ЕВРОФОР, www.eurofor.it. 
 
[13] ЕВРОМАФОР, www.euromarfor.org 
 
[14] EU operations, http://consilium.europa.eu/eeas/security-defence/eu-operations?lang=en; Данилов Д. ЕС на пути к европейской обороне. Российский Совет по международным делам, 23.12.2013..http://russiancouncil.ru/. 
 
 
[16] Treaty of Amsterdam amending the Treaty on European Union, the Treaties Establishing the European Communities, http://eur-lex.europa.eu/en/treaties/dat/11997D/htm/11997D.html. 
 
[17] Treaty of Nice amending the Treaty on European Union, the Treaties establishing the European Communities and certain related acts, http://eur-lex.europa.eu/en/treaties/dat/12001C/htm/12001C.html. 
 
[18] Treaty of Lisbon amending the Treaty on European Union and the Treaty establishing the European Community, http://europa.eu/lisbon_treaty/index_en.htm. 
 
[19] Europe 2020: Europe`s growth strategy, http://ec.europa.eu/europe2020/index_en.htm. 
 
[20] The European Strategic Energy Technology Plan, http://ec.europa.eu/energy/technology/set_plan/set_plan_en.htm. 
 
[21] An Action Plan for Europe 2020: Strategic Advice for the Post-Crisis World. 
 
[22] European Innovation Action Plan http://ec.europa.eu/environment/ecoap/index_en.htm. 
 
[23]Organisation de Cooperation Conjointe en Matiere d"Armement.- http://www.occar.int. 
 
[24]OCCAR Programmes. - http://www.occar.int/programmes. 
 
[25] Council Joint Action of 12 July 2004. On the establishment of the European Defence Agency // Official Journal of the European Union L 245/17. - 2004/551/CFSP. - Article 1-5. 
 
 
[27] Кавешников Н. Гибкая интеграция в Европейском союзе //Международные процессы. Том 9, N 2(26). Май-август 2011. 
 
 
[29] The Code of Conduct on Defence Procurement of the EU Member States Participating in the European Defence Agency of 21 November 2005. - Mode of access: http://www.eda.europa.eu/docs/documents/CoC_1.pdf. 
 
[30]The Code of Best Practice in the Supply Chain: Approved by the Aerospace and Defence Industries Association of Europe (ASD) on 27 April 2006 and agreed by the EU Member States participating in the European Defence Agency of 15 May 2006. - Mode of access: http://www.eda.europa.eu/docs/documents/CoBPSC_final.pdf. 
 
[31] The Code of Conduct on Offsets of 24 October 2008. - Mode of access: http://www.eda.europa.eu/migrate-pages/Otheractivities/CoCOffsets. 
 
[32] Framework Arrangement for Security of Supply between Subscribing Member States (sMS) in Circumstance of Operational Urgency of 20 September 2006. Mode of access: http://eda.europa.eu/SOSWeb/Libraries/Library/Framework_Arrangement_for_Security_of_Supply_between_subscribing_Member_States.sflb.ashx; 
 
[33] Common minimum standards on industrial security. Security of Information Between Subscribing Member States (sMS) of 20 September 2006. Mode of access: http://www.eda.europa.eu/docs/documents/common-minimum-standards-on-industrial-security-.pdf. 
 
[34] Strategy for the European Defence Technological and Industrial Base of 14 May 2007. Mode of access: http://www.eda.europa.eu/docs/documents/EDA_-_Strategy_for_the_European_Defence_Technological_and_Industrial_Base.pdf. 
 
[35] European Defence Research & Technology Strategy of 10 November 2008. Mode of access: http://www.eda.europa.eu/aboutus/whatwedo/eda-strategies/ResearchandTechnology. 
 
[36] European Armaments Cooperation Strategy of 15 October 2008. Mode of access: http://www.eda.europa.eu/docs/news/European_Armaments_Cooperation_Strategy.pdf. 
 
[37]. Capability Development Plan of 8 July 2008. Mode of access: http://eda.europa.eu/docs/documents/CDP_brochure.pdf. 
 
[38] Code of conduct on pooling & sharing, 19 November 2012. Mode of acces: http://www.eda.europa.eu/docs/news/code-of-conduct.pdf. 
 
[39] EDA`s Pooling & Sharing. Factsheet, 30.01.2013. 
 
[40] Commission of the European Communities, -Defence Procurement: Green Paper from the Commission,? 
 
COM (2004) 608 final, September 2004, pp. 3-7. 
 
[41] Erkki Aalto, Daniel Keohane, Christian M?lling, and Sophie de Vaucorbeil, Towards a European 
 
Defence Market, Chaillot Paper no. 113, European Union Institute for Security Studies, November 2008. 
 
 
[42] Keith Hartley, -The Future of European Defence Policy: An Economic Perspective,? Defence and Peace Economics 14, no. 2 (2003): 112. 
 
[43] Anders Eriksson et al. Study on the effects of offsets on the Development of a European Defence Industry and Market. http://www.eda.europa.eu/docs/documents/EDA_06-DIM-022_Study_on_the_effects_of_offsets_on_the_Development_of_a_European_Defence_Industry_and_Market.pdf. 
 
[44] Антипов В.. Бобрович В., Мыскин Р. Значимость офсета растет. Военно-промышленный курьер. N 8 (476) 27 февраля -05.03. 2013. 
 
[45] Towards an EU Defence Equipment Policy. European Comission, 2003. http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=COM:2003:0113:FIN:EN:PDF. 
 
[46] Budgets, regulatory frameworks, and the industrial base. December 2012. A report of the CSIS defense-industrial initiatives group European Defense Trends 2012. 
 
[47] Maelcamp Isabelle. May 19, 2011. Recent EU developments in Defense Procurement & Reform of Arms Transfer Licenses. http://www.naita.org/docs/Isabelle%20Maelcamp%20NATO%20Pres%20May%202011.pdf. 
 
[48] Barysch Katinka, O`Donnell Clara Marina. Sovereign investments in sensitive sectors: the case of defence industries, Finmeccanica Research Department: Occasional Paper, March 2010. http://www.finmeccanica.it/EN/Common/files/Corporate/Ufficio_Studi/ufficio_studi_suddivisi_xargomento/01_PUBBLICAZIONI/Occasional_Paper/OP_Barysh_ODonnel_eng.pdf.
 
[49] Clark N. Executives` Missteps Doomed Aerospace Merger. The New York Times. October 11, 2012. http://www.nytimes.com/2012/10/12/business/global/missteps-doomed-merger-of-eads-and-bae-news-analysis.html?pagewanted=all. 
 
 
[51] Treaty of Lisbon amending the Treaty on European Union and the Treaty establishing the European Community, http://europa.eu/lisbon_treaty/index_en.htm. 
 
[52] Extract of the Council Decision 255/58 of 15 April 1958. ttp://register.consilium.europa.eu/pdf/en/08/st14/st14538-re04.en08.pdf. 
 
[53] European Union code of conduct on arms exports. 8675/2/98. Brussels, 5 June 1998. http://www.consilium.europa.eu/uedocs/cmsUpload/08675r2en8.pdf. 
 
[54] Letter of Intent between 6 Defence Ministers on Measures to facilitate the Restructuring of the European Defence Industry. 6 July 1998. http://data.grip.org/documents/200904230933.pdf. 
 
[55] The Letter of Intent (LoI) Framework Agreement Treaty, 27 July 2000. https://www.gov.uk/letter-of-intent-restructuring-the-european-defence-industry. 
 
[56] COUNCIL COMMON POSITION 2008/944/CFSP of 8 December 2008 defining common rules governing control of exports of military technology and equipment. http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=OJ:L:2008:335:0099:0099:EN:PDF. 
 
[57] DIRECTIVE 2009/81/EC OF THE EUROPEAN PARLIAMENT AND OF THE COUNCIL of 13 July 2009 on the coordination of procedures for the award of certain works contracts, supply contracts and service contracts by contracting authorities or entities in the fields of defence and security. http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=OJ:L:2009:216:0076:0136:en:PDF. 
 
[58]Guidance notes on the most important aspects of Directive 2009/81/EC on defence and security procurement. http://ec.europa.eu/internal_market/publicprocurement/docs/defence/guide-research_en.pdf. 
 
[59]Burkard Schmitt. Adoption of New Directive Brings Defence and Security Procurement into the Single Market, 
 
 
[60] DIRECTIVE 2009/43/EC OF THE EUROPEAN PARLIAMENT AND OF THE COUNCIL of 6 May 2009 
 
simplifying terms and conditions of transfers of defence-related products within the Community. http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=OJ:L:2009:146:0001:0036:en:PDF. 
 
[61] Maelcamp Isabelle. Recent EU developments in Defense Procurement & Reform of Arms Transfer Licenses. Huntsville, Alabama. May 19, 2011. http://www.naita.org/docs/Isabelle%20Maelcamp%20NATO%20Pres%20May%202011.pdf. 
 
[62] Report from the Commission to the European Parliament and the Council,? June 29, 
 
 
 
 
[65] Calleja-Crespo Daniel, Delsaux Pierre. Defending European defence: The Commission`s role. Bureau of 
 
 
[66] Treaty between the United Kingdom of Great Britain and Northern Ireland and the French Republic for defence and security co-operation: london, 02 November 2010. http://www.official-documents.gov.uk/document/cm79/7976/7976.asp. 
 
 
[68] Десять лет без договора по ПРО. Проблема противоракетной обороны в российско-американских отношениях: науч. докл. / [Рогов С.М. и др.]. - М.: Спецкнига, 2012. 80 с. 
 
 
[70] Treaty between the United Kingdom of Great Britain and Northern Ireland and the French Republic for Defence and Security Co-operation. Entered into force on 1 July 2011. http://www.official-documents.gov.uk/document/cm81/8174/8174.pdf. 
 
[71] Данилов Д. ЕС на пути к европейской обороне. Российский Совет по международным делам, 23.12.2013..http://russiancouncil.ru/. 
 
[72] Военно-техническое сотрудничество России с иностранными государствами: основы, проблемы и перспективы / Под редакцией Н.И.Калининой. М.:ИМЭМО РАН, 2010.
  • Эксклюзив
  • Аналитика
  • Проблематика
  • Военно-политическая
  • Глобально
  • Россия
  • НАТО
  • США