Реальная ценность F-35 - доктор Роббин Лэйрд

Чтобы понять, какова реальная ценность F-35, необходимо рассматривать его в составе боевого формирования, а не как отдельный самолет.

Сложно обсуждать F-35, не зная, что представляет собой этот самолет, и как группы таких машин могут изменить характер боя. Именно с этим и связано подавляющее большинство негативных отзывов об F-35, которых становится все больше -  с незнанием.

Более того, об этом самолете пятого поколения известно очень мало и из-за того, что таких машин построено немного, а также из-за того, что министр обороны Роберт Гейтс и Президент Барак Обама раскритиковали его, назвав оружием холодной войны. Примечательно, что когда разгорелся последний кризис на Корейском полуострове, главная опора холодной войны – самолеты F-22 и B-2 (последний состоит на вооружении уже более 20 лет) сразу же были направлены в зону конфликта. Кроме того, ВВС США начали учения с увеличением численности боевых вылетов в районе Гавайев и арктические учения на Аляске, наращивая группировку F-22, способную экстренно приступить к боевым действиям в тихоокеанском регионе.

Мне довелось в течение нескольких лет брать интервью у большого числа летчиков F-22 и F-35, техников, конструкторов, а также поставщиков узлов и агрегатов для F-35. Значительная часть боевых возможностей самолета, включая многочисленные встроенные боевые системы, представляют собой важный шаг вперед в развитии авиации. Прорывом  считаются также системы малого риска, включая активную фазированную антенную решетку (АФАР), созданную корпорацией Northrop Grumman специально для F-35.

В F-35 совершенно новой чертой стала система синтеза данных в кабине самолета и формирование новых возможностей принятия решения для машины, действующей в составе эскадрильи. Самолет позволяет принимать решение в привязке к конкретной ситуации, а не просто оценивать ситуацию. Это самолет с системой C5ISR (управление, контроль, связь, компьютерное оборудование, боевые системы, сбор данных, наблюдение и разведка), позволяющей одним только силам морской пехоты заменить три старых машины, включая оснащенные электроникой боевые самолеты, на один F-35B. Именно поэтому в Сингапуре машину F-35B назвали «экономичной».

Однако, чтобы понять реальную ценность F-35, нужно рассматривать его в боевых действиях в составе соединения, а не как отдельный самолет. F-22  был создан как самолет, летающий в составе группы из 2 и 4 машин, однако в отличие от F-15, у этих самолетов ведомый находится в нескольких километрах позади, и его нельзя обнаружить визуально. Один пилот сказал мне так: «Мы видим друг друга на взлете. Следующий раз мы уже видим друг друга только при посадке».

Самолеты F-35 также обладают способностью действовать на удалении нескольких километров друг от друга, однако здесь есть одно существенное отличие. Отдельные самолеты связаны друг с другом и действуют в операционной зоне в 360 градусов. При этом машины передают данные по сети. Каждый самолет в отдельности может иметь большое расстояние  кругового обзора на 360 градусов, что вызывает потребность в  создании вооружений нового поколения, поскольку существующие системы, такие как усовершенствованные управляемые ракеты класса воздух-воздух средней дальности (AMRAAM), действуют лишь в пределах половины того расстояния, на котором способен видеть F-35.

При действии авиационного формирования используется система C5ISR. Она дополняется также способностью использовать внебортовые системы вооружения, что являет собой новый шаг вперед. Захват целей теперь могут осуществлять не только  имеющиеся на борту самолета вооружения. Это означает, что граница между классическими тактическими истребителями непосредственной авиационной поддержки, самолетами, обеспечивающими превосходство в воздухе, и машинами противовоздушной обороны стала размытой. Боевое авиационное формирование как единое целое определяет цели для различных наборов задач и способно применять находящееся на любом из ее составных элементов вооружение по различным целям. Таким образом, ключевым параметром действий такого формирования становятся пределы его досягаемости в целом, а не радиус действия отдельного самолета.

Командующий боевой авиацией генерал Хостедж в своем интервью в декабре прошлого года сообщил мне и генерал-лейтенанту в отставке Дептуле  следующее: «Способность самолетов взаимодействовать друг с другом в пределах общего контролируемого пространства является основой, на которой должен строиться воздушный бой. Преимущество F-35 заключается в характере действий боевого формирования таких машин. F-35 союзников и наши самолеты, находящиеся на вооружении  ВВС, ВМС и морской пехоты, могут поддерживать связь друг с другом и формировать рассредоточенную боевую систему. Такие изменения могут привести к появлению существенных новшеств в создании рассредоточенной авиационной группировки, оказывающей авиационную поддержку общевойсковым частям и соединениям».

Поскольку многие наши союзники из тихоокеанского региона уже пообещали закупать F-35, а ВВС США и корпус морской пехоты намереваются разместить там свои новые машины F-35 в ближайшие пару лет, в зоне Тихого океана  появится целый флот этих самолетов, которые будут определять характер боя и боевые возможности находящихся в регионе стран и наших вооруженных сил в следующем десятилетии и далее.

Как говорят в ВМС США, обмен данными между составными элементами этого флота машин F-35 положит начало созданию «большого голубого покрывала» 21-го века, подобного тому, которым был накрыт Тихий океан в годы Второй мировой войны. Естественно, самостоятельно Соединенные Штаты с такой задачей не справятся, поскольку сил и средств им на это не хватит; но с появлением взаимосвязанных боевых формирований из разных стран такое устремление станет ближе к реальности.

А вместе с ним реальнее станет и шанс на создание такой наступательно-оборонительной структуры, которая поможет справляться с угрозами, возникающими в тихоокеанском регионе, а также с попытками Китая ослабить роль главного звена, которую США играют в Тихом океане.

Неотъемлемая характеристика многих новых систем заключается в  том, что они призваны создать военное присутствие в оперативном районе, и сформировать там основу вышеупомянутого покрывала, а поэтому могут использоваться для поддержки при нанесении ударов или для обороны комплексно, в составе других сил и средств. В 20-м веке наращивание сил и средств производилось по сигналам. Сначала в заданный район направлялась авианосная ударная группа, группа десантно-высадочных средств постоянной готовности или экспедиционное авиакрыло. Они играли роль указателя, сигнализирующего противнику о своем военном присутствии и о намерениях. В зависимости от реакции противника далее в заданный район могли быть направлены дополнительные силы для наращивания группировки и демонстрации повышенной угрозы.

С появлением новых, многоцелевых систем вооружений, способных выполнять целый комплекс задач (например, самолеты пятого поколения и системы «Иджис») ключевым моментом стало присутствие и интеграция, обеспечивающие наступательные и оборонительные возможности одновременно. Сейчас противник уже не может быть уверен в том, что вы просто подаете сигнал о намерениях.

Бывший министр ВВС США Майкл Уинн (Michael Wynne) называет это наступательно-оборонительным предприятием. В стратегическом плане цель интеграции современных систем заключается в создании комплексной сети силового воздействия, которая способна действовать в регионе как безотказное единое целое, и одновременно вести наступательные и оборонительные действия. Создать такое предприятие позволило постепенное развитие и совершенствование C5ISR. Именно по этой причине Уинн вот уже более десяти лет подчеркивает, что самолеты пятого поколения это не просто замена находящихся на вооружении систем, а абсолютно новый подход к интеграции обороны и наступления.

А когда и другие игроки могут получить ударные и оборонительные системы, в первую очередь, ракеты и аппаратуру обнаружения типа «Иджис» на борту кораблей, то эти системы «Иджис», как сказал бывший летчик-истребитель Эд Тимперлейк (Ed Timperlake), можно рассматривать в качестве ведомого F-35.

На самом деле, способность F-35 передового развертывания отыскивать цели для надводных кораблей может привести к новому повышению ударной роли таких кораблей. Иными словами, как я говорил в начале прошлого года, это может увеличить зону досягаемости систем «Иджис». Программа создания F-35 носит глобальный характер, и в процессе ее реализации самым уникальным образом используется промышленный и технологический потенциал союзников США. Ранее программа «Иджис» заложила основу для такого подхода, а сегодня почти 25% имеющихся систем принадлежат другим странам. Это позволило мне еще много лет назад создать термин «глобальное предприятие «Иджис»». Сочетание наступательных и оборонительных возможностей этих двух систем полностью изменит правила игры.

Такие наступательно-оборонительные комплексы в составе F-35 и «Иджис» можно развернуть по всему Тихому океану, чтобы усилить потенциал отдельных государств. Они представляют собой важный пример того, как силы и средства одной страны можно использовать  для усиления потенциала и зоны досягаемости другой, создавая на этой основе варьируемую «сотовую» структуру.

В целом это предприятие закладывает основу глобального потенциала противоракетной обороны морского базирования, а также фундамент для защиты развернутых сил и проецирования силы. Такие возможности приобретают все более существенное значение для обеспечения свободы действий, что крайне необходимо действующим во всем мире ВС США и нашим партнерам по коалиции.

Иными словами, создание группировки F-35 в зоне Тихого океана  является частью плана по преобразованию боевого потенциала вооруженных сил США и их союзников для выполнения стратегических задач 21-го века. А к таким стратегическим задачам можно отнести сдерживание Китая, Кореи, действия в Арктике, обеспечение бесперебойных поставок товаров и грузов по морю и защиту морских коммуникаций.

Но на этом влияние F-35 на будущее не заканчивается. Другой ключевой аспект – это воздействие F-35 как «глобального предприятия» на мировые инвестиции в военно-воздушные силы и в наращивание их возможностей. Это обширная тема, и рассказать о ней полностью в рамках одной статьи невозможно, в связи с  чем я лишь выделю три ключевых момента.

Во-первых,  мы зачастую не осознаем роль компании Lockheed Martin как «головного подрядчика», стоящего на вершине глобальной цепочки поставок и обеспечивающего их на 30%. Эта цепочка поставок включает множество самых лучших в мире поставщиков и субподрядчиков. Даже сегодня в рамках этой глобальной цепочки поставок иностранные производители создают более 20% этого самолета.

Такая система позволяет эффективно использовать  возможности, имеющиеся у отдельных стран, и задействовать их потенциал для поддержания и обеспечения глобальных коалиций. Поучителен в этом плане пример Японии, поскольку участие японцев в изготовлении деталей для F-35, означает, что они делают их не только для своей страны, но и для глобальной коалиции.

Во-вторых, F-35 создается по модели глобального технического обеспечения. Это значит, что обслуживать сингапурские F-35B будут сингапурцы, которые смогут также обслуживать и F-35B американской морской пехоты. Возможность создавать центры и учебные полигоны в зоне Тихого океана  в таких странах как Канада, Австралия, Япония, Южная Корея и Сингапур, а также на Аляске, на Гавайях и на Гуаме, позволяет кардинально изменить общемировой подход к вопросам обслуживания, обучения и ремонта.

В-третьих, Япония, как и Италия, строит сборочное предприятие F-35, где также будет осуществляться их окончательная проверка. Там также смогут обслуживать и ремонтировать свои самолеты союзники. Хотя итальянцы и японцы создают такие предприятия для собственных нужд, на них можно будет проводить обслуживание и ремонт машин из состава американских ВВС, ВМС и корпуса морской пехоты. Таким образом,  появятся технические объекты в двух ключевых регионах, которые чрезвычайно  важны для американских интересов.

В-четвертых, революция в области вооружений, которые должны соответствовать самолетам пятого поколения, может стать областью вложений не только американских, но и зарубежных инвестиций. Хотя главным конструктором и создателем самолета являются Соединенные Штаты, использоваться флот этих машин будет не только и, пожалуй, не столько американцами. Самые разные зарубежные поставщики вооружений – европейские, израильские, азиатские – будут пытаться обеспечить совместимость своей продукции с F-35. А с установкой их систем на одном типе самолета появятся возможности для их установки и на других типах.

Мы полностью упускаем из виду такой аспект боевого самолета как сопряжение его оружейных систем. Программная интеграция вооружений на одном типе машин будет доступна для всех самолетов F-35.

А это значит, что страны Азии смогут напрямую покупать для своих самолетов то оружие, что будет установлено на F-35 с программным обеспечением Block 4. А к этому оружию относятся управляемые ракеты класса «воздух-воздух» большой дальности Meteor производства MBDA, противокорабельные ракеты Joint Strike Missile разработки норвежской компании Kongsberg и новые турецкие ракеты. Это и будет глобальным вкладом в боевые возможности самолета F-35.

Короче говоря, F-35 станет важной составляющей в системе обороны США и их союзников в тихоокеанском регионе. Он сблизит Европу и зону Тихого океана  на многие годы вперед в плане совершенствования и вооружения этой машины. Он станет ключевым элементом в разработке новых концепций проведения операций, что крайне важно для обеспечения безопасности Америки и ее союзников в нашем неспокойном мире.

Автор: доктор Роббин Лэйрд, аналитик по вопросам обороны и безопасности, соучредитель вебсайта Second Line of Defense

Источник: ИноСМИ, 26.04.2013

Оригинал источника: The Diplomat, 25.04.2013

  • Новости
  • Военно-политическая
  • Вооружения и военная техника
  • США