Террористы стоят во главе сирийской оппозиции - Станислав Хатунцев

Версия для печати

В Сирии нет объединенной оппозиции. Самой грозной силой стали террористические группировки, связанные с "Аль-Каидой". Повстанцы, связанные с Западом и внутренняя сирийская оппозиция далеко не так влиятельны и опасны, считает геополитик Станислав Хатунцев

Лидер Национальной коалиции сирийских революционных и оппозиционных сил Муаз аль-Хатыб во второй раз заявил, что покидает пост в связи с бездействием международного сообщества в сирийском вопросе.

Как повлияет его отставка на общую ситуацию в Сирии, рассказал историк, публицист и геополитик Станислав Хатунцев.

- Чего добивается Муаз аль-Хатыб?

- Большого влияния его отставка не окажет. Аль-Хатыб добивается более широкого, активного и действенного участия Запада в войне с президентом Асадом. Надеюсь, что такой поддержки он не получит. Вторая, достаточно истеричная попытка отставки говорит о том, что у оппозиции дела идут не очень-то хорошо. В Дамаске ее атаки отбиты. Недавно были восстановлены коммуникации в северной столице Алеппо, которую боевики занимали достаточно долго. Кроме того, силы оппозиции раздроблены и хотят более внятной и твердой позиции Запада в отношении Сирии. Вряд ли Запад под давлением аль-Хатыба предоставит оппозиционерам тяжелое вооружение, а не только средства связи, и объявит о бесполетном пространстве на севере Сирии, подключит свою авиацию и войска.

Надеюсь, что до этого не дойдет. Запад понимает, что такого рода участие связано с большими материальными и имиджевыми потерями, тем более на фоне того, что происходит сейчас с мире. Террористы, которые составляют ударную силу и основную боевую группировку сирийской оппозиции, отвечают на все заигрывания Запада, на все попытки их поддержать. Недавно Америка получила Бостон. Террористы "адекватно" реагируют на помощь, которую им оказывают.

- Что представляют собой оппозиционные силы в Сирии? У них есть какая-то координация действий, контакты, они могут принимать совместные решения?

- Формально они могут принимать решения. Это делают ограниченные группы, например, западники, условно говоря, такие, как сам аль-Хатыб. У них нет достаточно действенных механизмов влияния на военную ситуацию. На фронте руководят террористы, связанные с "Аль-Каидой", в частности "ан-Нусра" и группировки такого же рода, выступающие под черным знаменем. Они проводят геноцид. Оппозиция, прежде всего связанная с Западом, отступает на второй план. Есть еще внутренняя оппозиция, которая воюет, не проводя массовых карательных акций, не уничтожая иноверцев, не пытаясь любыми средствами внедрить шариат.

- То есть в Сирии есть мирная и воинствующая оппозиция?

- Да. Но даже воинствующая оппозиция сильно разделяется. Все настолько фрагментировано, что говорить о единой оппозиции не приходится. Если будет одержана военная победа над Асадом, то это сделают именно террористы. Они не будут делиться плодами своей победы с мирными, тем более с прозападно настроенными, оппозиционерами. Для них это практически такие же враги, как Асад.

- Это создаст проблемы внутри оппозиции?

- Они уже есть, потому что даже внешняя оппозиция ориентируется на разные силы. Саудовская Аравия и Катар через территорию Турции доставляют оппозиции оружие. Запад на это смотрит сквозь пальцы. Тем не менее, Запад вынужден как-то реагировать, потому что оружие часто попадает в руки террористов. Даже если оно попадает к "умеренным", то все равно оказывается у террористов. Это не может радовать ни Запад в целом, ни США. Благодаря этому поддержка, которую Запад оказывает оппозиции в Сирии, до сих пор не достигла той степени, того "градуса", который мы наблюдали в Ливии.

- Действительно ли международное сообщество бездействует, как утверждает Муаз аль-Хатыб?

- Нет, не бездействует. Оно полностью на стороне противников Асада. За исключением России, Китая (членов Совбеза ООН) и Ирана. Есть и другие страны, второго-третьего плана, которые не порывают с Асадом или, по крайней мере, относятся к нему нейтрально. Например, это Алжир, Ирак, если брать арабский мир. Иракское правительство понимает, что джихадисты в Сирии и джихадисты в Ираке являются если не частями единого целого, то разными фронтами, направленными против Дамаска и Багдада.

Недавно иракские салафиты заявили, что вооруженные салафиты Сирии, в частности "ан-Нусра", являются частью иракской "Аль-Каиды". Правда, "ан-Нусра" это заявление дезавуировала, но это очень знаково. С конца прошлого-начала нынешнего года в Ираке не прекращаются активные волнения салафитов, суннитской части населения. Если это сольется в единый поток, мало не покажется никому.

- Что касается России, то ее позиция с самого начала сирийского конфликта остается неизменной?

- Да, и она достаточно взвешенная. Разумно поддержание какого-то баланса, каких-то вменяемых политических сил в Сирии, но не сумасшедших салафитов.

Источник: Голос России, 22.04.2013, 19:02

  • Новости
  • Военно-политическая
  • Ближний Восток и Северная Африка