Аналитики МИД Германии: Quo vadis, NATO? Цели Чикагского саммита НАТО провалены, роль альянса непонятна

Германское правительство провело силами министерства иностранных дел конфиденциальный анализ выполнения Германией и европейскими странами-членами НАТО решений майского 2012 года чикагского саммита этой организации. В докладе детально перечислены вызовы, перед которыми стоит альянс, от сотрудничества в области создания европейской противоракетной обороны до скудных фондов, выделяемых для обеспечения "эффективной политики безопасности". Главный вывод германских аналитиков - решения майского 2012 года саммита не выполняются европейскими участниками НАТО. Авторы доклада делают вывод о том, что прогресс после Чикагского саммита идет "черепашьими шагами". Документ констатирует: "Не было никакой возможности достигнуть любого консенсуса в ключевых областях". За прошедшее после саммита время партнеры по НАТО с трудом находили взаимопонимания по важнейшим вопросам, считают германские аналитики. Как пример приводится план европейской системы противоракетной обороны. США, Турция и прибалтийские страны заинтересованы в основном в обсуждении оперативных вопросов. Другие страны, такие как Франция, Германия и Италия, на первый план выдвигают политическую сторону проблемы, касающейся критической позиции России в отношении этого проекта. Дискуссия идет, по существу, вокруг вопроса, как страны, не принадлежащие к блоку НАТО, могут быть интегрированы в этот проект. "Прогресс в сфере противоракетной обороны, как одного из ведущих вопросов в Чикаго, не был достигнут", - констатирует доклад германского министерства иностранных дел. Каждый делает свое дело, не принимая во внимание других. Стороны оси подозревают друг друга: американцы европейцев в том, что они не желают нести совместную ношу. Европейцы американцев в том, что те теряют интерес к Европе и переориентируются на Тихоокеанский регион.

Состоявшийся в мае 2012 года саммит НАТО выдвинул программу широких реформ в рамках военного союза. Итоговые решения майского саммита рассматривались ни много ни мало, как начало "новой эры сотрудничества" в рамках военного союза. На саммите в Чикаго лидеры НАТО объявили основные цели, главной из которых стало зафиксированное в коммюнике положение о необходимости расширения сотрудничества НАТО с Европейским Союзом. В интересах оптимизации военных расходов государства-члены НАТО брали на себя обязательства улучшить координацию своих оборонных проектов. Европейцы тем самым обещали совершенствовать свой военный потенциал. В главном, европейские члены НАТО согласны с тем, что сокращение финансирования оборонных статей следует компенсировать более тесной кооперацией в различных сферах оборонной политики, в частности, это касается военной техники и технологий. Не каждой стране необходимо иметь собственные танки, истребители-бомбардировщики или подводные лодки, но при этом необходимо создавать общие военные потенциалы с разделением ролей так, чтобы в кризисной ситуации военная техника досталась тем, кто ее не имеет в мирное время. Одна из главных целей обновленной оборонной политики Северо-Атлантического альянса - сбалансированность военных расходов между США и европейскими участниками НАТО.

Но все это осталось пустыми обещаниями. Когда министры обороны стран НАТО встретились 21 февраля 2013 года в Брюсселе для запуска главных инициатив Чикагского саммита, они не смогли даже договориться о ключевых базовых документах. В итоге "Чикагский оборонный пакет" был положен на днях под сукно.

Германский доклад демонстрирует, что в Берлине обвиняют других, только не самих себя, в саботаже исполнения решений Чикагского саммита из-за "кажущейся несовместимости позиций ключевых наций". Проблемными странами в деле исполнения оборонного сотрудничества по программе Чикаго германское министерство иностранных дел считает Францию и Турцию. У французов, например, есть концептуальные проблемы с планируемой НАТО (т. е. американцами) системой противоракетной обороны. По мнению авторов анализа германского МИДа, французское правительство делает в этом вопросе слишком "сильный акцент на национальном суверенитете", что является признаком того, что Париж не заинтересован в консенсусе по этому проекту. Государство-нация важнее для Парижа, чем совместные усилия в области обороны, полагают в Берлине.

То же самое относится и к Турции. По данным немецкого доклада, ключевой проблемой является отказ турок от "конструктивной поддержки концепции партнерства". Анкара отказывается от сотрудничества с партнером НАТО Израилем и игнорирует сотрудничество с Европейским Союзом из-за конфликта вокруг Кипра. Именно по этой причине турецкий представитель блокировал конструктивную работу на встрече министров обороны стран НАТО на прошлой неделе. Турецкое представительство при штаб-квартире НАТО информировало союзников, что "фундаментальные различия делают невозможным достижение соглашения в настоящий момент".

Германский анализ затушевывает роль Берлина в отсутствии прогресса, лишь намекая на то, что партнеры Германии по НАТО не верят в ее надежность при чрезвычайных ситуациях. Германский министр иностранных дел Гидо Вестервелле назвал отказ от участия своей страны в ливийской военной операции "культурой военной сдержанности", чем только увеличил скептицизм Великобритании и Франции по отношению к Германии. Каждая военная акция бундесвера должна получать поддержку германских законодателей в Бундестаге, что делает планы привлечения Германии к военным операциям за рубежом непредсказуемыми по результату. Германский министр обороны Томас де Мезьер предлагал изменить порядок использования бундесвера в рамках военных акций НАТО, но не получил поддержки даже в собственном ведомстве.

И потом, прошедший год после Чикагского саммита НАТО продемонстрировал, что европейские союзники вовсе не собираются увеличивать свои военные расходы. Генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен констатировал это в очередной раз в начале февраля этого года. Из его уст опять прозвучало, что европейцы без американской помощи оказались бы не в состоянии провести военную операцию в Ливии в 2011 году. 2 февраля 2013 года на ежегодной конференции по трансатлантической безопасности в Мюнхене Расмуссен заявил, что вслед за Ливией военная кампания в Мали вновь продемонстрировала неспособность Франции самостоятельно без помощи США вести воздушные боевые операции. 31 января 2013 года НАТО опубликовало свой ежегодный политический отчет за минувший 2012 год. Генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен выступил в Брюсселе по этому поводу. "Если текущие тенденции расходов на оборону сохранятся, это будет ограничивать практическую способность европейских стран НАТО работать совместно с их североамериканскими союзниками. Но было бы также риском ослабление политической поддержки нашего альянса в Соединенных Штатах". Расмуссен предупредил, что продолжающееся уклонение европейцев от увеличения финансирования военных расходов приведет к снижению политической поддержки НАТО в Конгрессе США.

В связи с этой проблемой аналитики германского МИДа констатируют: "Обратная связь демонстрирует, что все нации стоят перед лицом значительных проблем, когда дело касается планируемого бремени". В тайне власти в большинстве европейских столиц полагают, что Вашингтон не оставит их в случае какого-либо военного происшествия. Финансирование обороны является ключевой проблемой европейских союзников США по НАТО. С одной стороны, афганская миссия потребовала увеличение расходов на нее. С другой, финансовый кризис в Европе заставляет сокращать военные расходы. Минувшее десятилетие демонстрирует примерно 15% сокращение военных бюджетов европейских стран-членов НАТО. Между тем американцы устами генерального секретаря Расмуссена извещают всех, что доля США в совокупных военных расходах стран НАТО за последние десять лет увеличилась с 63% до 72%. На прошлой неделе президент США Барак Обама показал, что он больше не намерен терпеть подобного поведения своих европейских союзников. На июнь 2013 года планируется проведение саммита НАТО в столице США Вашингтоне. На этом мероприятии Обама рассчитывает добиться от канцлера Германии Ангелы Меркель, президента Франции Франсуа Олланда, британского премьера Дэвида Кэмерона и других европейских лидеров публичных заявлений о необходимости дополнительных военных расходов.

Тем временем, европейцы не имеют намерения увеличивать свои военные расходы. Более того, они надеются сэкономить средства, высвобождающиеся после окончания афганской миссии в 2014 году. Генеральный секретарь НАТО Расмуссен уже потребовал, чтобы эти средства не выводились из оборонных бюджетов. Вероятность того, что его требование будет принято европейцами к исполнению, мала. В Евросоюзе обычными стали национальные военные расходы на уровне менее 1% от ВВП. В существующих условиях принятия решений в ЕС, принципиально изменить что-либо, после чего уровень военных расходов в национальных бюджетах стран ЕС станет расти, невозможно. Поэтому не существует никаких признаков того, что союзники по альянсу смогут добиться каких-либо значимых изменений до 2014 года, когда в отставку уйдет Расмуссен, и будет избрано новое руководство НАТО. А пока в Брюсселе сооружается новая штаб-квартира Североатлантического альянса - здание площадью в 250 тыс. квадратных метров и стоимостью в миллиард евро. Проект выполняется с задержками относительно графика строительства.

И в заключение о самом главном. Германские аналитики в своем докладе пишут: "В особенности, остается еще один вопрос без ответа: Quo vadis, NATO?". Т. е. речь идет об отсутствии общей политической доктрины военной организации Запада. Как определил в свое время первый генеральный секретарь НАТО Лорд Исмей (1952-1957), цель НАТО "держать американцев "в", русских - "вне", а немцев - "внизу". По-видимому, подобного рода установка действует до сих пор. Однако самим германским аналитикам кажется, что подобный подход уже не отвечает современной реальности. Спустя два десятилетия после окончания Холодной войны, считают они, до сих пор официально не определена роль, которую военный альянс собирается играть в изменившемся мире. Американцы тем временем указывают на рост азиатских экономик и связанный с этим военный потенциал, а НАТО плывет по течению и движется без движения по привычной инерции, когда в мире изменяется глобальный баланс силы.

Автор: Дмитрий Семушин - европейский обозреватель ИА REGNUM

Источник: REGNUM28.02.2013, 19:28

  • Новости
  • Военно-политическая
  • НАТО
  • США
  • Европа