Стоит ли сейчас продлевать договор СНВ-3?

Версия для печати
Ведущий эксперт Центра военно-политических исследований В.П.Козин — о перспективах продления договора СНВ-3.
 
Администрация президента Дональда Трампа не торопится продлевать срок действия Договора СНВ-3, заключенного между Россией и США в апреле 2010 года в Праге, считая, что до окончания этого срока в феврале 2021 года имеется еще достаточно времени, чтобы окончательно определиться с этим вопросом. У Вашингтона есть и другая причина, не связанная с фактором времени. Дело в том, что и в период проведения предвыборной кампании, и после вступления в должность главы государства Дональд Трамп неоднократно подвергал этот договор жесткой критике на том основании, что он, мол, оказался более выгодным для России, чем для Соединенных Штатов.
 
Тем временем заинтересованные американские министерства и ведомства получили указание подготовить специальный межведомственный доклад, который должен взвесить все за и против продления срока отмеченного договора и включить по итогам проведенного анализа определенные практические рекомендации.
 
Основными исполнителями этого доклада являются Министерство обороны, Государственный департамент и Национальное управление по ядерной безопасности США. Сроки представления такого доклада не определены, но в американском внешнеполитическом ведомстве считают, что преждевременное продление Пражского договора не поможет урегулировать другие проблемы, существующие в сфере контроля над вооружениями между двумя странами.
 
Американские эксперты, выступающие против продления Договора СНВ-3, оперируют аргументами, что в этом случае он, дескать, утратит возможность контролирования уровня стратегических ядерных боезарядов России и США, которые по состоянию на 5 февраля 2018 года вышли на контрольные показатели названного договорного акта по боезарядам и носителям, не превысив их. Второй аргумент американских контрагентов в этом контексте заключается в том, что Россия, мол, нарушает несколько двусторонних договоров, подписанных ранее с Соединенными Штатами в области контроля над вооружениями, и по этой причине отказ от продления Договора СНВ-3 с Москвой, дескать, не заставит ее соблюдать другие договорные акты названной категории.
 
Используя концепцию увязок, Палата представителей американского Конгресса приняла в прошлом году решение не выделять средства на продление Договора СНВ-3, если Москва будет «продолжать уклоняться от выполнения Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности», заключенного еще в 1987 году. Такое решение было отражено в законопроекте о военном бюджете Соединенных Штатов на 2018 финансовый год. Но в финальной версии этого законопроекта, подписанного Дональдом Трампом в декабре прошлого года, указанное положение было изъято.
 
Другая группа американских специалистов, вступающая за то, чтобы этот договор просуществовал еще пять лет после окончания его установленного предельного срока, указывает на то, что в случае его продления до 2026 года Российской Федерации будет сложно создавать новые виды ядерных вооружений стратегического назначения, поскольку она будет связана верхними лимитами Пражского договора как по боезарядам (1550 единиц), так и по их оперативно развернутым носителям (700 единиц).
 
Решение проблемы продления или непродления срока действия Пражского договора с США в 2018 году не может считаться каким-то срочным вопросом. До февраля 2021 года еще есть время для размышлений. На сегодняшний день наиболее актуальная задача на этом направлении — урегулирование проблем, имеющихся в контексте выполнения действующего Договора СНВ-3. Эти проблемы связаны с односторонним выводом американской стороной из засчета по нему части своих СНВ, которые они объявляют «переоборудованными». Пока этот вопрос не будет решен надлежащим образом американскими визави, говорить о каких-либо дальнейших шагах на этом направлении представляется преждевременным.
 
При решении вопроса о дальнейшей судьбе Договора СНВ-3 или о целесообразности заключения нового Договора СНВ-4 после 2021 года, вероятно, надо принимать во внимание два обстоятельства принципиального характера. Обстоятельство первое: наличие шестнадцати нерешенных проблем в области контроля над вооружениями между Москвой и Вашингтоном по вине и инициативе последнего. Например, фактор бесконтрольного развертывания системы ПРО США в глобальных масштабах или факт продолжающегося размещения их тактического ядерного оружия, способного решать стратегические задачи, в Европе. Или планы Пентагона о размещении ударных космических вооружений.
 
Обстоятельство второе: нарушение Соединенными Штатами целого ряда двусторонних и международных договоров и соглашений в аналогичной сфере, отказ от ратификации нескольких из них и выход из них в одностороннем порядке. В суммарном виде в таком списке значатся десять договорных актов большого международного значения. Только по одному Договору о ликвидации РСМД за последние 17 лет американская сторона допустила 93 нарушения, а из Договора по ПРО вышла в инициативном порядке ради создания глобальной системы перехвата баллистических и крылатых ракет.
 
Но пока готовность Вашингтона исправить столь заметные упущения с его стороны не просматривается.
 
Источник: Портал МГИМО
10.05.2018
  • Экспертное мнение
  • Военно-политическая
  • Россия
  • США

На эту тему: