А. Подберезкин: Структуру и характер ВМС определяет морская доктрина

Версия для печати

Директор Центра военно-политических исследований МГИМО высказал свою точку зрения на сравнение ВМФ России и США.

Бывший командующий Черноморским флотом России, адмирал Владимир Комоедов в эфире НСН прокомментировал статью в издании The National Interest, посвященную сравнению ВМФ России и США.

Ранее The National Interest опубликовал материал, в котором говорилось, что флоты России и США представляют собой "противоположности": Вашингтон предпочитает крупные корабли, способные преодолевать большие расстояния, в то время как Москва пошла по пути строительства небольших кораблей.

Адмирал напомнил, что исторические и географические особенности лишили Россию прямых выходов к океанам, за исключением Тихого. Учитывая данный фактор, руководство ВМФ приняло решение пойти по пути строительства небольших и мобильных кораблей и подлодок, пояснил он.

"А американцы пошли по другому пути. Они строили емкие корабли, на которых можно было перебрасывать не только людей, но и авиацию. И вместе с Японией пошли по пути строительства авианосцев", – отметил Комоедов. По его словам, это стало возможным благодаря наличию у этих стран прямых выходов в Тихий и Атлантический океаны.

Перед советским флотом стояла задача противодействовать силам иностранных флотов, в связи с чем страна шла по пути создания ракетоносных кораблей – эсминцев, крейсеров, подлодок, пояснил он.

"Мы разрабатывали эффективные операции против авианосных групп", – заключил Комоедов.

В эфире радио Sputnik директор Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор исторических наук Алексей Подберезкин объяснил различие между флотами США и России, прежде всего, разными политическими задачами, которые ставят перед собой Вашингтон и Москва.

"Структуру и характер вооруженных сил, в том числе и ВМС, определяет военная или морская доктрина, то есть политические задачи, которые стоят перед государством. У США разветвленная сеть баз по всему миру, они заявляют о том, что их интересы глобальны. Исходя из этого, выстроена и структура Военно-морских сил Соединенных Штатов. Она опирается на 10 авианосных ударных группировок. Каждая из них – это фактически маленький флот, способный выполнять самостоятельную задачу – не только оперативную, но и стратегическую. Такие авианосные группировки постоянно находятся в различных регионах, удаленных от США – там, где, предположительно, нужно будет использовать военную силу. Просто сама по себе проекция этой военной силы во многом обеспечивает американскую политику силового принуждения. Для России ситуация другая", – сказал Алексей Подберезкин.

Он пояснил свою мысль.

"Во многом она связана с тем, что политические амбиции России носят ограниченный характер, и ресурсные возможности значительно меньше, чем у американцев. Наш флот – это как бы зеркальное отражение от американского. Если у американцев 75% военно-морских судов, тоннажа и мощности сконцентрировано на крупных судах и только 25% – на мелких, типа корвета, и ракетных катерах прибрежной зоны, то в России все наоборот. Акцент сделан на развитие небольших судов, которые должны обеспечить безопасность границ и прибрежной зоны – достаточно близкой от границ России территории. Хотя походы наших судов в дальние моря показывают, что эта проекция может быть значительно расширена, но это не носит глобальный характер", – отметил эксперт.

Источник: Sputnik

19.08.2019
  • Экспертное мнение
  • Вооружения и военная техника
  • Военно-морской флот
  • Россия
  • США
  • XXI век