А. Подберезкин: В рядах НАТО постоянно возникают противоречия

Версия для печати

Французский лидер Эммануэль Макрон назвал доказательством «смерти мозга» Североатлантического альянса инцидент с французским фрегатом Courbet у берегов Ливии. Париж утверждает, что 10 июня корабль ВМС Франции был трижды взят турецкими судами на прицел из-за попыток досмотреть грузовое судно, которое, предположительно, нарушало оружейное эмбарго в отношении Ливии. Анкара эти обвинения отвергла. По мнению экспертов, инцидент с Courbet демонстрирует отсутствие единства в рядах альянса и неспособность военного блока улаживать споры между государствами-членами.

Президент Франции Эммануэль Макрон назвал произошедший недавно в Средиземном море инцидент между флотом Пятой республики и турецкими ВМС доказательством «смерти мозга» НАТО. Такое заявление он сделал после переговоров в Елисейском дворце с тунисским коллегой Каисом Саидом.

«Я считаю, что сегодня Турция в Ливии играет в опасную игру и её действия идут вразрез со всеми обязательствами, которые она взяла на себя во время конференции в Берлине (состоялась в январе 2020 года. — RT)», — сказал Макрон.

22 июня в телефонной беседе с президентом США Дональдом Трампом французский лидер также акцентировал внимание на неприемлемости, с его точки зрения, односторонних действий в Ливии.

10 июня у берегов Ливии в рамках миссии Североатлантического альянса Sea Guardian французский фрегат Courbet попытался досмотреть турецкое грузовое судно. Моряки подозревали, что оно могло перевозить оружие в республику. Однако находившийся неподалёку военный корабль ВМС Турции трижды взял Courbet на прицел, помешав французам перейти на борт турецкого судна.

Об этом инциденте стало известно только на прошлой неделе. Во Франции поведение Военно-морских сил Турции расценили как «исключительно враждебные и агрессивные действия».

Также Париж обвинил Анкару во вмешательстве в ливийский конфликт и в воспрепятствовании соблюдению режима оружейного эмбарго, которое формально действует с 2011 года и регламентировано резолюцией 1970 Совета Безопасности ООН.

В Анкаре крайне негативно отреагировали на претензии Парижа. Пресс-секретарь МИД Турции Хами Аксой отверг обвинения Франции и объяснил «помутнением рассудка» слова Макрона об «опасной игре».

«Не имея побережья в Восточном Средиземноморье, Франция ведёт себя как прибрежная страна, однако ей пора понять, что она не имеет полномочий принимать решения по региональным вопросам. Позиция Франции, которая игнорирует законные права Турции в регионе, ещё больше усиливает напряжённость в Восточном Средиземноморье», — говорится в заявлении Аксоя.

Противоположные интересы

В середине января в Берлине состоялась международная конференция по урегулированию ситуации в Ливии, в которой приняли участие лидеры РФ, Франции, ФРГ, Великобритании, Турции, Египта, представители ООН, ЕС и США. Стороны договорились о невмешательстве в гражданскую войну, которая продолжается в Ливии с 2011 года, и сохранении режима оружейного эмбарго.

Сегодня за соблюдением эмбарго следят экспертная группа ООН и корабли стран — членов Евросоюза в рамках запущенной в апреле миссии IRINI. Операция НАТО Sea Guardian, как следует из материалов на сайте военного блока, проводится в Средиземном море в целях соблюдения безопасности и борьбы с терроризмом. Руководство миссии возложено на командование ВМС альянса, расположенное в британском Нортвуде.

В ООН полагают, что, несмотря на предпринимаемые усилия, ливийское оружейное эмбарго нарушается. По информации всемирной организации, военная техника и боеприпасы в республику доставляются как по воздуху, так и по суше и морю.

23 июня в интервью РИА Новости директор департамента международных организаций МИД РФ Пётр Ильичев назвал ангажированным подход экспертов ООН по мониторингу соблюдения ливийского оружейного эмбарго. Дипломат отметил, что ситуация в стране осложняется в том числе «накачкой» вооружениями извне.

Как отмечают эксперты, Франция и Турция достаточно глубоко вовлечены во внутренний ливийский конфликт, поддерживая при этом противоборствующие силы. Париж симпатизирует командующему Ливийской национальной армией (ЛНА) маршалу Халифе Хафтару, а Анкара — правительству национального согласия (ПНС).

В феврале турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган назвал Хафтара «проплаченным легионером», намекая на его военно-политическую зависимость от Парижа. А месяцем ранее лидер Турции официально объявил о переброске военнослужащих в Ливию с целью «обеспечения безопасности легитимного правительства».

«Северная Африка — традиционная сфера влияния Франции, при этом Турция претендует на роль лидера исламского мира, в том числе в этом регионе. Не думаю, что ВМС Франции и Турции могут вступить в бой, но вероятность повторения спорных инцидентов в море велика. В Ливии Париж и Анкара преследуют противоположные интересы», — рассказал в беседе с RT директор Центра военно-политических исследований МГИМО Алексей Подберёзкин.

Дистанцироваться от политической «удавки»

С подачи министра обороны Франции Флоренс Парли инцидент с фрегатом Courbet стал одной из тем переговоров министров обороны стран — членов НАТО, прошедших в виртуальном формате 17—18 июня. При этом изначально данный вопрос не планировалось выносить на повестку дня видеоконференции.

Генеральный секретарь Североатлантического альянса Йенс Столтенберг пообещал провести расследование инцидента с фрегатом. Однако, как отмечает французская газета Le Figaro, военный блок не способен вводить какие-либо санкции против одного из участников.

Также журналисты обратили внимание на то, что обеспокоенность Парижа действиями Турции не нашла широкой поддержки в рядах НАТО. Позиция Франции получила положительный отклик со стороны только восьми членов организации из 30.

Эксперты считают, что противоречия между Францией и Турцией по Ливии являются очередным свидетельством усугубляющегося кризиса единства Североатлантического альянса. Они напомнили, что в период острой фазы пандемии коронавируса каждая из стран НАТО справлялась с последствиями разгула COVID-19 самостоятельно.

Причём Италии, которая в марте — апреле оказалась в критической ситуации из-за эпидемии, существенную помощь оказали только Китай и Россия.

Алексей Подберёзкин подчеркнул, что в рядах НАТО постоянно возникают противоречия. Помимо спорной ситуации между Анкарой и Парижем, в настоящее время напряжённые отношения сохраняются между Эрдоганом и Трампом. Определённый раздор вносит и политика США, которые привыкли «достаточно бесцеремонно» обращаться со своими союзниками, рассуждает эксперт.

Авторы: Алексей Заквасин, Елизавета Комарова; Источник: RT

 

24.06.2020
  • Экспертное мнение
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • НАТО
  • XXI век