А. Подберезкин: Американцы рассматривают свое доминирование в мире, как уходящее

Версия для печати

Едва успел начаться новый 2020-й год, как на Москву буквально посыпались русофобские стрелы из-за океана. О вызове, который Россия на пару с Китаем бросает США, в Вашингтоне, наверное, не сказал только ленивый.

Угроза российского влияния настолько велика, что будет стоить американскому бюджету в 2021-м финансовом году более 700 миллионов долларов – именно такую сумму чиновники администрации президента Дональда Трампа хотят выделить на "укрепление союзников США", чтобы вместе противостоять России. Более того, уже совсем скоро американские военные подгонят свои "Абрамсы" к российским границам в Восточной Европе, где намерены демонстративно репетировать войну в рамках учений Defender Europe 2020.

Теперь в тренд вписались американские контрразведчики. В документе, который обнародовал Национальный центр контрразведки и безопасности США, прямо говорится, что у Америки есть две беды – Китай и Россия. Разумеется, без внимания не оставлены и такие "кости в горле", как Иран, КНДР, Куба и радикальные исламистские группировки "Хезболла", "Аль–Каида", "Исламское государство" (запрещены в РФ), но приоритет все же отдается Пекину и Москве.

В СМИ обычно принято рассматривать такие, мягко говоря, недружественные проявления внешней политики США, как отдельные антироссийские и антикитайские выпады. Однако если взглянуть на них в целом, то можно сделать вывод, что все эти элементы являются частью одной большой военно-технической стратегии Вашингтона. Речь идет о так называемой "Третьей стратегии компенсации" (СК-3). Впрочем, обо всем – по порядку.

Что за новая стратегия у контрразведки США

Для начала стоит рассмотреть содержание документа, который представил Национальный центр контрразведки и безопасности США.

"Число игроков, нацеленных на Соединенные Штаты, растет. Россия и Китай действуют по всему миру, используют все инструменты национальной мощи против Соединенных Штатов и располагают широким спектром современных разведывательных возможностей", – пишут американские контрразведчики.

Сам документ состоит из трех пунктов, которые описывают наиболее характерные, с точки зрения его авторов, проявления угроз. Далее следуют пять главных задач, которые в связи с этим контрразведке предстоит решить.

Первый пункт, как уже говорилось выше, обозначает "основных игроков", которые действуют против Штатов. Второй – какие технические возможности они используют для ведения разведки. В их числе – биометрические устройства, автономные системы, изображения высокого разрешения, продвинутые механизмы шифрования и наблюдения, а также анализа данных.

"Эти технологии открыли новые возможности для оппонентов в использовании информации как стратегического ресурса в достижении их целей в сфере экономической безопасности и оказания давления на их конкурентов", — говорится в стратегии.

Третий пункт устанавливает цель использования этих средств органами иностранной разведки. Это получение доступа к министерствам, агентствам, лабораториям, финансовому сектору, промышленным и научным учреждениям США, а также срыв функционирования критически важной инфраструктуры и военных объектов в случае кризиса.

По словам авторов, все вышеперечисленное угрожает подорвать военное преимущество США, в том числе в космосе, а также "пошатнуть цельность, авторитетность и аутентичность американской продукции и услуг".

Дабы предотвратить это, перед контрразведчиками ставится пять целей: защищать критически важную инфраструктуру; снижать число угроз основным цепочкам снабжения; противодействовать эксплуатации американской экономики; оберегать американскую демократию от иностранного влияния; противодействовать кибер- и техническим действиям иностранных разведок.

 

Цель – удержать влияние

"Такая риторика присутствует во всех ежегодных докладах, причем они строго иерархично выстроены – сначала идет доклад о национальной безопасности США, потом доклад о военной безопасности, затем доклад о ядерном планировании. Комитет разведки, как и другие виды вооруженных сил, делает свой доклад, где они конкретизируют общий посыл администрации, который сделан в докладе по национальной безопасности", – рассказал директор Центра военно-политических исследований (ЦВПИ) МГИМО Алексей Подберезкин.

По словам эксперта, такая позиция была обозначена еще до прихода к власти в США Дональда Трампа его предшественником Бараком Обамой – через запятую обозначена главная угроза. Таким образом, приоритетность выставляется в следующем порядке: Китай, Россия, Иран, КНДР. Он отметил, что иногда меняются местами Иран и КНДР, но Россия, как правило, присутствует на втором месте, а Китай – на первом.

"Так происходит, потому что американцы рассматривают свое доминирование в мире, как уходящее. Они прекрасно понимают, что быстрорастущая мощь Китая, Индии и других государств объективно снижает удельный вес и влияние США. Точнее, лишает этот вес абсолютного значения", – подчеркнул Подберезкин.

Глава ЦВПИ напомнил, что, когда США производили половину мировой продукции, обладали 80 процентами золотого запаса и самыми мощными вооруженными силами, никто их лидерство не ставил под сомнение.

"Сейчас же по первым двум показателям они стали вполне сопоставимы с другими. Китай сейчас, например, по ВВП, с учетом покупательной способности (ППС), обогнал США. Индия, видимо, в ближайшие семь-десять лет тоже их обгонит, потому что ее экономический, демографический и интеллектуальный потенциал растет стремительными темпами", – добавил эксперт.

По его мнению, американцы это понимают и опираются на те три инструмента, которые у них есть: военную мощь – по военным расходам, численности и оснащенности вооруженных сил американская армия, безусловно, занимает первое место в мире; информационное превосходство – еще Обама говорил, что американцы контролируют 95 процентов всех мировых СМИ; и – сохранение позиций американского доллара в качестве основной мировой валюты.

Что такое СК-3

Теперь – о главном. Зачем США так нужны враги или хотя бы образы врагов в лице Китая и России? Суть в том, что их наличие – это краеугольный камень новой военно-технической концепции, называемой "Третья стратегия компенсации" США (Third Offset Strategy).

Причины возникновения СК-3 на самом деле довольно банальны –в 2000-х годах США потеряли свое военное превосходство, увязнув в Ираке и Афганистане. Более того – их методы ведения войны и уникальные технологии стали открыты для анализа и изучения буквально всему миру.

Этим успешно воспользовался Китай, буквально "по ниточкам" разобрав все американские технологии, которые относились к предыдущей стратегии – СК-2. Что касается, России, то ей также существенно удалось нарастить военную мощь, пока США были заняты Ближним Востоком и не отвлекались на "политику сдерживания".

Первым обратил внимание на такое "безобразие" экс-министр обороны Роберт Гейтс. Именно его идеи легли в основу новой стратегии, которая в 2014-м году уже при его преемниках получила название " Третья стратегия компенсации".

Основной целью этой программы является обеспечить превосходство США в высокотехнологичной конвенциональной войне против равных противников и их сдерживание с помощью ассиметричных мер.  А достичь этого сдерживания или "обесценивания" можно как раз с помощью создания дополнительных преимуществ США в разных военно-политических конфликтных ситуациях, в том числе гибридных войнах разного масштаба.

Как раз реализацию именно этой стратегии мы сейчас наблюдаем, глядя на документы, подобные докладу Национального центра контрразведки и безопасности США и многим другим. Также становится понятно желание Штатов укрепить свою мощь в Европе.

При этом важно обратить внимание на то, что ни в одном из положений СК-3 речь не идет о какой-либо защите или процветании стран Восточной Европы. Дело касается только лидерства и процветания самих США. А их восточноевропейским сателлитам, таким, как страны Балтии и Польша, определена роль тех, кто это лидерство обязан им обеспечить. Причем написано это чуть ли не открытым текстом.

В заключение стоит сказать, что реализацию СК-3 США отрабатывают в целом успешно – достаточно посмотреть на недавно принятый военный бюджет США. У России и Китая, безусловно, есть свои планы и стратегии, которых они придерживаются, отстаивая внешнеполитические интересы. Что касается Прибалтики – мы лишь очередной раз убеждаемся, что руководство этих республик вполне устраивает роль не суверенных государств со своими интересами, а просто инструментов реализации очередной военной стратегии США.

Автор: Алиса Чирко, Источик: Baltnews

 

17.02.2020
  • Экспертное мнение
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • США
  • XXI век