А. Перенджиев: У стран, которые идут на сближение с Россией, «оранжевых революций» не наблюдается

Версия для печати

Интервью c военным политологом, доцентом кафедры политологии и социологии РЭУ (Российского экономического университета) имени Г.В.Плеханова Александром Перенджиевым.

- Как можете оценить действия России в Сирии? Насколько они эффективны в борьбе против ИГИЛ?

- Эффективность – это такая величина, которую можно измерять разными переменными. Отсюда может получаться различная ее степень. Россия в качестве переменных выбрала такие, как точность наносимых ударов с воздуха, уничтожение пунктов управления армии ИГИЛ, складов оружия и боеприпасов, пунктов материально-технического снабжения боевиков, скопления военной техники и личного состава исламистов. При этом в понятие такой точности входит недопустимость нанесения ущерба мирному населению Сирии. Кроме этого, важным элементом для складывания эффективности является минимизация потерь среди личного состава российских воинских подразделений. Полагаю, что учитывая эти переменные, Россия весьма эффективно действует против ИГИЛ.

Ведь в результате действий России в Сирии правительственная армия этой арабской страны, наконец-то, после долгого периода перешла от оборонительных к наступательным действиям. Начался, пусть и нелегкий, процесс освобождения территории страны от разного рода террористов и других международно-криминальных элементов. А это главный результат действий ВКС РФ против ИГИЛ.

Полагаю, что цель освобождения Сирии и установления в стране мира будет достигнута. Сирийский народ приступит к налаживанию мирной жизни, восстановлению своей экономической и социальной инфраструктуры, разрушенной в результате боевых и карательно-вандальных действий со стороны террористов-исламистов. А в ходе мирного восстановительного процесса будет решаться и вопрос власти Сирии. Но уже путем демократических процедур, а не с помощью вооруженного противоборства.

- Поток беженцев в Европу не стихает. Скажите, чем это может грозить Европе в ближайшей и отдаленной перспективе?

- В любом случае в Европе наступил неизбежный процесс переформатирования населения, введения более жестких правил въезда в страны ЕС для иностранцев, прежде всего, представителей Африки, Ближнего и Среднего Востока. Уверен, что это приведет, в конечном итоге, к разрушению не только Шенгенской зоны, но самого Европейского Союза. От интеграционной системы, пожалуй, европейские страны не откажутся. Но будут существовать более мелкие «евросоюзы» – западный, восточный, северный и южный.

- Как можете оценить на сегодня отношения Москвы и Вашингтона? Как сильно, по-вашему, противостояние РФ и США сказывается на отношениях этих стран с Азербайджаном?

- Я бы оценил как противоречивые, конфликтные, но с неизбежным взаимодействием и сотрудничеством. В настоящее время действия официальной Москвы в Сирии вызывают уважение не только в мире в целом, но в США в частности. Американский истеблишмент по-новому увидел Россию. У него стало появляться понимание пересмотра своего отношения к нашей стране, как к государству с все возрастающей ролью и укрепляющему свои позиции в современном мире.

Но противоречивость отношений между официальными Москвой и Вашингтоном проявляется и на примере Азербайджана. Официальный Баку ранее склонялся к вектору западной политики. Однако в последнее время  Баку приходится снова и снова пересматривать свою внешнеполитическую позицию.

Связано это с тем, что практически все государства постсоветского или постсоциалистического (например, Черногория и Македония) пространства при сближении с Западом столкнулись с вызовом в форме «цветных» революций, а по сути подогреваемых извне государственных переворотов с помощью антиправительственных выступлений. А вот у стран, которые идут на сближение с Россией, таких процессов не наблюдается.

- Разговоры, которые мы слышим, о возможном вступлении Азербайджана в ЕАЭС на условиях возврата хотя бы части оккупированных Арменией азербайджанских районов - они, по-вашему, безосновательны или, напротив, не лишены логики?

- Все разговоры на международном уровне, в особенности, когда они касаются урегулирования территориальных конфликтов, если остаются только разговорами, практически всегда являются безосновательными. Но вот когда различные переговоры, предложения и обмены мнениями трансформируются в конкретные договоренности на бумаге с подписями и печатями, вот тогда мы можем утверждать, что в этом действительно есть разумный смысл.

В политике нет ничего невозможного, и я допускаю вариант возврата хотя бы части земель Азербайджану, в случае его вхождения в ЕАЭС. При этом, на мой взгляд, речь, прежде всего, должна идти о семи районах, которые входили в состав Азербайджанской ССР и не были составной частью Нагорно-Карабахской АССР.

- Напряжение в нашем регионе, в регионе Южного Кавказа, в ближайшее время будет расти или, напротив, снижаться?

- Все будет происходить в зависимости от обстановки. Если официальный Баку продолжит курс на сближение с официальной Москвой и вхождение в региональные структуры на постсоветском пространстве (ШОС, ЕАЭС, а может и ОДКБ), куда входит и Россия, то напряжение на линии огня со временем исчезнет, как впрочем, и сама линия огня.

Все-таки я уверен, что в конечном итоге в регионе наступит мир. Будет меняться и международная обстановка, и обстановка на Кавказе, и в лучшую сторону. Возможно, что первые серьезные ростки улучшения обстановки в регионе мы уже увидим после 2019 года.

Автор: Гамид Гамидов, Источник: 1news.az

09.11.2015
  • Экспертное мнение
  • Военно-политическая
  • Россия
  • СНГ
  • XXI век