П. Сондерс: Конфликт вокруг Украины будет ключевым препятствием к сближению России и США

Версия для печати

Глава вашингтонского Центра национальных интересов о приоритетах Дональда Трампа

Новый президент США Дональд Трамп сделал ряд заявлений, которые многие в Москве восприняли с недоумением и даже разочарованием. В частности, он допустил, что реакция его предшественника на присоединение Крыма к России была слишком мягкой, и дал понять, что заключенный в 2010 году Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3) нуждается в пересмотре. О том, как понимать эти заявления и что может помешать Дональду Трампу заключить с Москвой "большую сделку", корреспонденту "Ъ" Елене Черненко рассказал директор близкого к Республиканской партии вашингтонского Центра национальных интересов Пол Сондерс.

— Заявления по Крыму и СНВ — свидетельство пересмотра президентом США планов на российском направлении?

— Не думаю, что речь идет о пересмотре планов. Во время предвыборной кампании президент Трамп неоднократно говорил, что внешняя политика Барака Обамы была слабой. Кроме того, он много раз отмечал, что некоторые торговые сделки, соглашение по иранской ядерной программе и целый ряд других международных договоренностей были заключены таким образом, что они в недостаточной степени защищают и продвигают национальные интересы США. Последними заявлениями — про Крым и СНВ — президент Трамп лишь уточнил свое отношение к некоторым аспектам внешней политики своего предшественника.

— Американские СМИ и политические оппоненты нового главы Белого дома называют его чуть ли не пророссийским политиком, утверждая, что он может пойти на уступки Москве.

— Президент Трамп, на мой взгляд, не говорил ничего такого, что позволило бы назвать его пророссийским политиком. Наоборот, его кампания во многом строилась на лозунге "Америка прежде всего", то есть на активном и беззастенчивом продвижении именно американских интересов. Касаясь России, он лишь сказал, что для США было бы хорошо вместе с нею решать общие для наших двух стран проблемы, такие как угроза, исходящая от "Исламского государства" (террористическая группировка, запрещенная в РФ.— "Ъ"). При этом он подчеркнул, что надеется на успех, но не уверен, что все сложится должным образом. На мой взгляд, президент Трамп достаточно открыто и реалистично подошел к этой теме. Но некоторые СМИ в США сделали неподкрепленные серьезными фактами и аналитикой выводы о его отношении к России. А СМИ ряда других стран распространили эту информацию, также не обратившись к фактам.

— О каких сферах сотрудничества с Россией может гипотетически идти речь при новой администрации США?

— Прежде всего, это, конечно, борьба против "Исламского государства". И власти обеих стран уже выразили готовность сотрудничать в этой сфере. Кроме того, возможно взаимодействие по предотвращению инцидентов между вооруженными силами двух стран в воздухе и на море, прежде всего в Европейском регионе. Выйти за рамки этих двух сфер будет в краткосрочной перспективе непросто.

Конфликт вокруг Украины, где у США и России тоже не сходятся интересы, будет оставаться ключевым препятствием к сближению двух стран. С другой стороны, этот конфликт, являясь наглядной иллюстрацией того, чем чревато для безопасности Европы отсутствие функционирующих отношений и реального взаимопонимания между Вашингтоном и Москвой, может стать стимулом для их движения навстречу друг другу.

— В Европе и Киеве опасаются, что если Россия и США заключат некую "большую сделку", то Вашингтон признает Украину зоной влияния Москвы. Такое может быть?

— Во-первых, "большие сделки" — это редкость для международной политики. Их очень трудно заключать и еще сложнее реализовывать. А во-вторых, Конгресс захочет, несомненно, сказать свое слово по поводу любой подобной сделки. Администрации нового президента США надо действовать очень осторожно, поскольку Конгресс может в любой момент попытаться кодифицировать введенные Бараком Обамой санкции в отношении России. На данный момент они имеют статус президентских указов и могут быть отменены главой государства в любое время, но если они обретут статус закона, то снять их будет гораздо сложнее. Это может связать администрации руки и стать серьезным препятствием на пути к сближению двух стран.

— Что еще может помешать сближению сторон?

— Возможные разногласия Сирии и Ирана, включая роль самого Ирана в сирийском конфликте. Украина. Разные подходы ко многим аспектам стратегической стабильности — от стратегических и тактических вооружений до противоракетной обороны. И, конечно, просто само по себе отсутствие доверия между Москвой и Вашингтоном.

— А насколько стабильными являются позиции новой администрации? Она столкнулась с серьезными вызовами, и некоторые критики уже говорят о возможном импичменте.

— Об этом говорят только радикальные политические оппоненты нового президента. Что же касается некоторых шероховатостей в работе администрации, то при смене власти всегда происходит определенная притирка, а у нынешнего президента, ко всему, нет опыта в политике. Более того, он выступал с критикой устоявшихся политических институтов, обещая реформировать их. Кроме того, часть нынешних трудностей объясняется и резко негативной реакцией на победу Дональда Трампа со стороны средств массовой информации и сотрудников некоторых государственных структур. Так что то, что переход власти на этот раз будет более непростым, было ожидаемо.

Автор: Елена Черненко, Источник: “Коммерсантъ”

27.02.2017
  • Экспертное мнение
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • США
  • XXI век