М. Александров: Я не вижу какой-то серьезной угрозы, исходящей из Панджшерского ущелья

Версия для печати

Как английский шпион решил дать отпор "Талибану"

Пора уже праздновать победу талибов  в Афганистане, хотя ещё осталась одна из 34 провинций, где воинствующие мужчины с оружием в руках не смогли установить контроль.

Речь идёт о гористом Панджшере, в 120 км к северу от Кабула. Там обосновались местные силы сопротивления, возглавляемые Ахмадом Масудом, сыном покойного национального героя Афганистана Ахмада Шаха Масуда.

Он пообещал, что "никогда никому не отдаст провинцию Панджшер", хотя и выразил надежду на то, что конфликт удастся решить переговорами.

"Талибан"  начал наступление на Панджшер 22 августа, въезды в провинцию были перекрыты. Хотя талибы как бы тоже не были против решения конфликта мирным путем. Но переговоры они стали вести не с Масудом, а с бывшим вице-президентом и главой МВД Амруллой Салехом — после бегства президента Ашрафа Гани он объявил себя и. о. главы республики и обосновался в Панджшере.

Салех написал в Twitter, что "талибы сосредоточили силы у въезда в Панджшер через день после того, как оказались в засаде в соседней долине Андараб и с трудом вышли оттуда целыми. Салангский переход защищен силами сопротивления".

Ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров подчеркнул, что при грамотном военном управлении и подпитке из-за рубежа можно продержаться очень долго. Поскольку это горный район, труднопроходимый, то обороняться довольно легко. Вопрос в другом — как это будет влиять на положение дел в Афганистане в целом.

"Панджшерское ущелье может быть заблокировано талибами, чтобы избежать крупных потерь, они могут и не штурмовать его, достаточно перекрыть туда поставки продовольствия, боеприпасов и всего прочего. Там эти моджахеды, которые борются с талибами, могут бесконечно долго сидеть, но это существенным образом не может повлиять на общую ситуацию в Афганистане. Конечно, это будет раздражающий фактор, но для талибов более важно, какой поддержкой они пользуются в крупных регионах, им с местными племенами надо налаживать отношения. Так что я не вижу какой-то серьезной угрозы, исходящей из Панджшерского ущелья", — отметил эксперт.

Михаил Александров считает, что это все организовано англичанами, поскольку младший Масуд учился в Англии. Наверняка он связан с английскими спецслужбами. Да и сами моджахеды были созданы западными спецслужбами, в том числе ЦРУ и MI-6, для борьбы с советскими войсками в Афганистане. Потом они там захватили власть. А когда талибы их разгромили, они укрылись в Панджшерском ущелье.

"Я считаю, что с нашей стороны это была ошибка, что мы стали поддерживать этих афганских таджиков и узбеков. В советский период, кстати, этого не было. Мы поддерживали Наджибуллу, который был пуштуном. Он опирался на пуштунское большинство. А когда Ельцин к власти пришел, мы стали проводить проамериканскую политику, против талибов свои действия направили. Из-за этого они стали нам вредить, стали чеченских сепаратистов поддерживать. Нам не надо в это лезть. Надо было с талибами тоже вести диалог. Как китайцы делали? Они со всеми договариваются. Но мы под американским влиянием тогда пошли на то, чтобы поддерживать НАТО. И как сейчас выясняется, это было ошибочной линией. И сейчас нам не надо поддерживать этих деятелей в Панджшерском ущелье", — уверен эксперт.

Масуд — козырная карта Запада против талибов

Ахмад Масуд — моджахед, который воевал с советскими войсками в Афганистане. Талибам он проиграл. Теперь же Запад раздувает его авторитет. Цель их понятна: дестабилизировать Афганистан. Американцы проиграли, но они никак не успокоятся и будут дальше вредить Афганистану, теперь используя Масуда, английского шпиона.

Ахмад Масуд недавно обратился к странам Запада, в частности, к Франции, с просьбой поставить региону оружие. Возможно, они и помогут, без официальной огласки. Ведь те же США и ИГИЛ поддерживали, сбрасывали им в Сирии оружие, боеприпасы, якобы по ошибке. И Масуду будут помогать.

Источник: Правда.ру

 

25.08.2021
  • Экспертное мнение
  • Органы управления
  • Сухопутные войска
  • Азия
  • XXI век