М. Александров: Визит Си Цзиньпина на Ближний Восток планировался давно

Версия для печати

Глава КНР Си Цзиньпин собирается посетить один из наиболее важных и, одновременно, пожалуй, самый нестабильный в геополитическом плане регион мира — Ближний Восток.

На следующей неделе китайский лидер посетит Иран, Саудовскую Аравию и Египет. Нельзя не отметить, что визит будет происходить на фоне обострения саудовско-иранских противоречий, а также — частичного снятия санкций с Ирана.

Принято считать, что Китай на Ближнем Востоке интересуют только углеводороды. Однако не так давно в СМИ прошла информация, якобы полученная от источников среди китайских военных, что Поднебесная всерьёз рассматривает возможность своего участия в военной операции против «Исламского Государства» * в коалиции в первую очередь с Россией. Руководство Китая давно тревожит рост числа китайских граждан-мусульман в рядах исламских боевиков.

Ясно, что вернувшись в Синьцзян-Уйгурский автономный округ, где и без того сохраняется непростая обстановка, эти боевики способны доставить множество неприятностей китайским властям.

Со временем Поднебесная, увеличивая своё экономическое и политическое влияние, оказывается вовлеченной в многосторонние международные сюжеты. В том числе на Ближнем Востоке. Пекин давно уже перерос формат просто крупнейшего покупателя сырья. Китай принимал участие в переговорах по иранской ядерной программе, участвует в переговорах по Сирии.

Как может измениться ситуация на Ближнем Востоке, если Китай активно вмешается в неё?

— Визит Си Цзиньпина на Ближний Восток планировался давно, — говорит ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров.

— Он напрямую никак не связан с конфликтом Ирана и Саудовской Аравии и даже с операцией Воздушно-космических сил России против «Исламского государства».

 

Скорее, можно увидеть связь со снятием части санкций с Ирана. В своё время именно из-за этих санкций Китай сильно нарастил закупки нефти у Саудовской Аравии. Сейчас у Поднебесной, по всей видимости, задача заключить новые контракты с Ираном, но при этом не обидеть и Саудовскую Аравию.

— Стоит ли ждать, что Китай тем или иным способом будет влиять на ближневосточные конфликты?

— Опыт показывает, что Китай вмешивается в конфликты, тем более военные, только тогда, когда его интересы задеты очень серьёзно. Даже во время агрессии Запада против Ливии, где у Китая были достаточно серьёзные инвестиции, он не стал вмешиваться. И в итоге фактически потерял эти средства.

Конечно, в Сирии ему сейчас легче было бы вступить в игру, поскольку пришлось бы действовать не в одиночку, а в связке с Россией. Но в Сирии, опять же, серьёзно интересы Китая не затронуты. Поэтому Поднебесная теоретически может вмешаться в случае, например, если «Исламское государство» начнёт экспансию в сторону Центральной Азии. В частности, Китай не сможет равнодушно смотреть на войну в Туркмении, откуда он получает газ. Но и даже серьёзное повреждение газопровода не приведёт автоматически к каким-то операциям армии КНР. Скорей всего, в Поднебесной будут заявлять о необходимости борьбы с ИГ. И попытаются возложить бремя поддержания стабильности в Центральной Азии целиком на Россию. С точки зрения китайцев, это очень разумная политика — зачем рисковать, если можно спихнуть опасную обязанность на других?!

— Однако, как аргумент за участие Китая в операции против ИГ приводилось обеспокоенность руководства Поднебесной ростом числа китайских граждан-мусульман в рядах боевиков ИГ.

— На самом деле, точной информации о том, сколько граждан Китая воюет в рядах исламистов, нет. Не исключаю, что подобные «гипотезы» распространяются не без участия российских спецслужб. Ведь наша страна заинтересована в том, чтобы «подтянуть» Китай к борьбе с исламистами. Но китайцы традиционно не любят таскать каштаны из огня даже для себя.

Если начнутся серьёзные волнения, скажем в Уйгурском автономном округе КНР на границе с Афганистаном, тогда они вмешаются, возможно, даже проведут спецоперацию на сопредельных территориях.

Другое дело, что Китай внимательно следит за ходом международной политики. В частности, в Поднебесной отмечают, что Турция поддерживает «Исламское государство». Турция также опирается на тюркские общины по всему миру, в том числе в Китае. Она в данном случае используется Западом как инструмент для нагнетания нестабильности в Китае, да и на всём Евразийском пространстве.

Автор: Алексей Верхоянцев, Источник: “Свободная пресса”

19.01.2016
  • Экспертное мнение
  • Военно-политическая
  • Китай
  • Ближний Восток и Северная Африка
  • XXI век