М. Александров: Трампу надо что-то сказать, но у него нет детальных предложений

Версия для печати

Что стоит за внешне заманчивым предложением Трампа «обменять» стратегическое оружие на снятие санкций

Никаких переговоров по ядерной сделке между Россией и Соединенными Штатами в настоящий момент не ведется. Об этом в понедельник, 16 января, сообщилофициальный представитель Кремля Дмитрий Песков.

По словам Пескова, антироссийские санкции — не вопрос российской повестки, в том числе в плане общения с зарубежными партнерами. Кроме того, он напомнил, что Кремль не был инициатором «этих рестрикций», и Россия «не намерена ставить вопрос об этих санкциях в ходе зарубежных контактов».

Ранее председатель комитета Совфеда РФ по международным делам Константин Косачев в интервью РИА Новостям заявил, что отмена санкций для России точно не самоцель и даже не стратегическая цель, ради которой надо чем-то жертвовать, тем более в сфере безопасности. Соглашение о сокращении ядерного оружия между РФ и США должно быть взаимовыгодным, в нем не должно быть перекосов, — заявил зампред комитета Госдумы по международным делам Алексей Чепа.

По мнению первого зампреда комитета по международным делам Госдумы Дмитрия Новикова, сокращение ядерных арсеналов может идти только на равных условиях и при учете ошибок 1990-х годов.

«Сокращение ядерных арсеналов, если они будут идти на паритетных началах, это очень важная, нужная, хорошая вещь. Но тут Россия не должна повторить ошибки 90-х годов, когда фактически происходило одностороннее разоружение страны в то время, как НАТО расширяло зону своих действий», — заявил депутат в комментарии «Ленте.ру».

Напомним, в понедельник, 16 января, избранный президент США Дональд Трампв интервью газетам Times и Bild заявил, что готов согласится на отмену санкций, введенных США против России, если ему удастся договориться с Москвой о значительном сокращении ядерных вооружений. Об этом он заявил «Они ввели санкции против России — давайте посмотрим, можем ли мы заключить какие-нибудь хорошие сделки с Россией, — сказал Трамп. — Я думаю, начнем с того, что ядерное оружие должно быть существенно сокращено».

В декабре 2016 года Дональд Трамп, напротив, высказывал мысль о том, что «США должны значительно усиливать и увеличивать свой ядерный потенциал». Это, по его словам, необходимо делать до тех пор, пока «мир не начнет трезво оценивать значимость ядерных бомб». Кроме того, Трамп заявил, что Америка сможет одолеть любого оппонента в случае начала гонки ядерных вооружений. При этом официальный представитель Трампа Джейсон Миллер пояснил, что избранный президент в своем высказывании о расширении ядерных возможностей США имел в виду необходимость предотвращения распространения атомного оружия.

Вопрос об отношении Трампа к ядерному оружию неоднократно поднимался во время предвыборной кампании в США. В одном из интервью эксперт телеканала MSNBC Джо Скарборо заявил, что беседовал с советником Трампа по внешней политике, и тот рассказал, что республиканца постоянно интересовал вопрос, почему США не используют ядерное оружие, если оно у страны есть. Во время одного из выступлений на том же MSNBC Трамп не исключил использования ядерного оружия против ИГИЛ. На замечание о том, что избиратели не хотели бы услышать нечто подобное из уст президента США, Трамп ответил, что в этом случае не понимает, зачем Америка в принципе производит ядерное оружие.

Напомним, что 5 февраля 2011 года глава МИД РФ Сергей Лавров и глава госдепартамента США Хиллари Клинтон обменялись в Мюнхене ратификационными грамотами Договора об ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ), и он вступил в силу.

По мнению ведущего эксперта Центра военно-политических исследований МГИМО Михаила Александрова, это пока не предложение, а всего лишь размышления.

— Трампу надо что-то сказать, но у него нет детальных предложений. Наверняка, он сам еще не думал об этом. Просто ему нужно обосновать восстановление отношений с Москвой, а тут он до этого уже сделал заявление, что санкции при определенных условиях может снять — это тоже нужно обосновывать. Вот его спросили, на каких условиях — он и сказал.

Совершенно понятно, что Россия не будет увязывать вопрос санкций с вопросом ядерного разоружения — это смешно. На самом деле санкции принесли больше пользы, чем вреда. И у российской стороны, за исключением небольших, но влиятельных лоббистских групп прозападных кругов, которые то ли по идеологическим соображениям, то ли из интересов личного бизнеса добиваются того, чтобы санкции быстрее отменили, нет никаких оснований идти на какие-то компромиссы. Просто эти групп имеют влияние на прессу, на среднее управленческое звено и они раздули эту тему, хотя про нее давно надо забыть и просто о ней не упоминать. В конце концов, если Запад хочет снять санкции — пусть сам их и снимает, без всяких условий, а мы еще посмотрим, отменять ли нам контрсанкции, так как они имеют большое значение для того, чтобы защищать наш рынок и содействовать развитию нашей экономики.

— А ожидаете ли вы, что с Трампом вообще будет подписан договор о дальнейшем разоружении на каких-то иных условиях?

— Такого нельзя исключать, но тут должен быть серьезный разговор. В частности, должна быть восстановлена увязка между стратегическими наступательными системами и системами ПРО. Без восстановления этой связки какое-то дальнейшее сокращение ядерных вооружений не является возможным, о чем уже неоднократно говорила российская сторона. Тем более, сегодня сокращение стратегического ядерного вооружения возможно только в случае подключения третьих стран. Потому что мы видим, что НАТО действует как единое целое, а у Франции и Англии еще куча стратегических ядерных зарядов. Это что же получается? Если у нас тысяча с небольшим, у американцев тысяча с небольшим, но на их стороне еще 500 англо-французских зарядов? Тогда получается, что мы должны иметь какие-то ракеты средней дальности, чтобы компенсировать этот диспартитет.

Это сложный вопрос, и нам тут не надо спешить с дальнейшим сокращением — мы итак до минимума сократились. Можно как-то упорядочить, не наращивая. СНВ-3 заканчивается, можно продлить его или новый договор заключить, но только если США откажутся от системы ПРО в Восточной Европе. Если они откажутся, то нас не устраивает тот уровень, который есть, и надо уже наращивать стратегические вооружения. Это серьезный разговор с привлечением экспертов, изучением всей суммы данных, а не то, что «я санкции отменю, а вы…» Это просто заявление для прессы, не более того.

— Насколько тема ядерного вооружения является принципиальной в повестке дня российско-американского диалога? Есть ли «дно» у этого разоружения, или эта тема всегда будет присутствовать в отношениях между нашими странами?

— Эта тема получила какое-то самостоятельное развитие, поскольку возник целый комплекс структур и людей, занимающихся разоружением, в первую очередь, ядерным. Существуют лоббистские структуры, эксперты, которые постоянно начинают эту тему муссировать, потому что это их хлеб. Если этой темой не заниматься, то зачем они нужны? Тогда их надо всех сокращать. Не полностью, но уж точно сокращать им финансирование. И вот эта когорта, причем не только у нас, но и на Западе, постоянно вбрасывает какие-то новые инициативы, им постоянно нужно что-то сокращать, хотя уже все дошло до минимума. У нас минимальное количество стратегических вооружений для того, чтобы решить задачи безопасности страны. А именно, нанести ответный удар, в случае если по нам будет нанесен первый удар. Дальше сокращать нельзя. Поэтому нужно попридержать экспертов, вечно лезущих с подобными инициативами.

Автор: Дмитрий Родионов, Источник: “Свободная пресса”

20.01.2017
  • Экспертное мнение
  • Военно-политическая
  • Ракетные войска стратегического назначения
  • Россия
  • США
  • XXI век