М. Александров: Поставки американских вооружений ставят Канберру в зависимость от Вашингтона

Версия для печати

«В русле американской политики»: зачем Австралия наращивает свой оборонный потенциал

Власти Австралии потратят 1 млрд австралийских долларов ($770 млн) на первый этап разработки новейших ракет для ВМФ. Как заявила министр обороны страны Линда Рейнольдс, современные вооружения позволят «создать сильный и надёжный сдерживающий фактор» в регионе. Ранее Канберра уже анонсировала многомиллиардные инвестиции в модернизацию военно-морского флота. На этом фоне ухудшаются отношения между Австралией и Китаем. По мнению экспертов, говоря о «сдерживании», глава австралийского оборонного ведомства подразумевала именно Пекин. Аналитики подчёркивают, что Австралия действует в русле американской политики по созданию антикитайской коалиции в Тихом океане.

Правительство Австралии направит 1 млрд австралийских долларов ($770 млн) на первую фазу работ по созданию новейших управляемых вооружений для ВМФ страны. Об этом сообщается на сайте министра обороны Австралии Линды Рейнольдс.

«Правительство Скотта Моррисона (премьер-министр Австралии. — RT) планирует инвестировать миллиард долларов в запуск первого этапа разработки продвинутого управляемого вооружения в целях укрепления морской безопасности Австралии», — говорится в сообщении.

В рамках модернизации планируется обеспечить ВМФ страны новейшими противокорабельными ракетами большой дальности, ракетами класса «земля — воздух», торпедами и другим вооружением.

«Новые возможности позволят создать сильный и надёжный сдерживающий фактор, который обеспечит стабильность и безопасность в регионе», — заявила министр Рейнольдс.

Уточняется, что эти инвестиции станут частью правительственного плана в сфере военно-морского судостроения. Стратегия предполагает суммарные инвестиции в отрасль в размере 183 млрд австралийских долларов ($141,4 млрд).

План был опубликован в 2017 году. В нём намечено крупнейшее с времён Второй мировой войны обновление военно-морских сил Австралии. Документ имеет долгосрочный характер и предусматривает сотрудничество с Францией. Для этого Канберра подписала межправительственное соглашение с Парижем.

«Сдерживание агрессии»

Австралийские власти давно прилагают усилия для развития оборонной промышленности. Так, в начале 2018 года премьер-министр Австралии (тогда этот пост занимал Малколм Тёрнбулл. — RT) сообщил о планах правительства увеличить выпуск и поставки на мировой рынок продукции ВПК. Канберра задалась целью войти в десятку ведущих мировых экспортёров вооружений, отметил министр.

Ради этого австралийское правительство предусмотрело кредитную программу с государственной поддержкой для отечественных производителей оружия.

По итогам 2015—2019 годов Австралия заняла 19-е место в списке мировых поставщиков вооружений. Такие данные приводил Стокгольмский институт исследований проблем мира (SIPRI). За тот же период страна заняла четвёртое место в списке основных покупателей военной техники, пропустив вперёд Саудовскую Аравию, Индию и Египет.

Как отмечают эксперты, Австралия сейчас действительно нуждается в восстановлении оборонного потенциала.

«Так, оборонная промышленность, которая была в стране в 1970-е и 1980-е годы, сейчас разрушена. Например, Австралия не производит собственную авиацию, лишь только отдельные компоненты. В плане выпуска комплектующих Австралия сильна, но она не может производить полноценные вооружения», — отметил в беседе с RT ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров.

По словам эксперта, сейчас страна полагается на поставки американских вооружений, что ставит Канберру в зависимость от Вашингтона.

«Что касается конкретных планов по созданию управляемого оружия, то австралийцы совершенно правильно расценили, что сейчас ключевую роль играют не авианосные группы, а дальность применения ракетного оружия», — добавил эксперт.

На сегодняшний день в планы Канберры, помимо модернизации военно-морского флота, входит также совместная с американскими коллегами разработка гиперзвукового оружия. Стороны подписали новое соглашение о сотрудничестве по разработке и испытанию экспериментальных образцов гиперзвуковых крылатых ракет. Об этом в декабре 2020 года сообщили в Минобороны Австралии.

Комментируя новость, министр обороны Линда Рейнольдс заявила, что Канберра намерена сдерживать «агрессию», направленную против интересов страны.

«Именно поэтому мы продолжим финансировать наращивание потенциала, чтобы расширить возможности войск ПВО по сдерживанию агрессии, направленной против интересов Австралии», — заявила она.

Роль в американской стратегии

Оборонная политика Австралии активизируется одновременно с ростом геополитических амбиций государства. В Белой книге по внешней политике за 2017 год говорилось, что Австралия является региональной державой с глобальными интересами.

Как пояснил впоследствии бывший посол Австралии в России Питер Теш, под глобальными интересами Канберра подразумевает укрепление глобальных экономических институтов, а также решение таких проблем, как терроризм, кибербезопасность, безопасность в космосе и т. д.

При этом в последнее время отмечается явный рост противоречий между Австралией и КНР, отмечают эксперты. Так, Канберра следит за ситуацией вокруг Тайваня. 25 января министр обороны Австралии Линда Рейнольдс заявила, что «правительство Австралии продолжает очень внимательно наблюдать за ситуацией в Тайваньском проливе». Заявление прозвучало после появления над проливом самолётов ВВС КНР.

«Мы призываем все стороны к мирному урегулированию споров в рамках международного права. Также мы призываем их учитывать пожелания людей по обе стороны пролива», — заявила Рейнольдс.

Ранее руководитель Тайваня Цай Инвэнь заявила, что в последние годы правительство Австралии «адаптировало свою региональную стратегию, чтобы соответствовать темпу происходящих в регионе изменений».

«Австралия стала более дальновидной в области национальной безопасности. Мы глубоко впечатлены оперативными шагами, на которые пошла Австралия, чтобы обеспечить защиту не только своей страны, но и региона в целом», — говорилось в заявлении тайваньского лидера.

По мнению экспертов, то внимание, которое уделяет Канберра ситуации вокруг Тайваня, — дополнительный вызов для Пекина.

«У Австралии и Китая сейчас напряжённые отношения. И это при том, что Австралия экономически зависит от торговли с КНР. Однако именно Китай рассматривается сейчас австралийскими властями в качестве главной внешней угрозы и объекта сдерживания. Кроме того, в качестве потенциальной угрозы рассматривается Индонезия», — пояснил Михаил Александров.

По словам эксперта, Канберру беспокоит растущая мощь Китая, который, возможно, станет скоро доминирующей силой в акватории Тихого океана.

Политические противоречия уже заметно отразились на торгово-экономической сфере. В декабре австралийский министр по торговле, инвестициям и туризму Саймон Бирмингем сообщил, что Канберра подаст в ВТО жалобу на ограничение КНР импорта ячменя из Австралии.

Ранее, в ноябре 2020 года, власти Китая объявили о повышении ввозных пошлин для австралийских вин от 107 до 212%.

Эксперты объясняют усиление враждебности между КНР и Австралией американским влиянием.

«Австралия действует в русле американской политики по созданию антикитайской коалиции в Тихом океане. Плюс Канберра и сама опасается роста китайской мощи», — пояснил Михаил Александров.

Авторы: Надежда Алексеева, Елизавета Комарова. Источник: RT

 

26.01.2021
  • Экспертное мнение
  • Военно-политическая
  • Вооружения и военная техника
  • Органы управления
  • Военно-морской флот
  • XXI век