М. Александров: Операция в Сирии изначально замышлялась не для того, чтобы позволить Башару Асаду контролировать всю страну

Версия для печати

Россия запускает политический диалог между оппозицией и Дамаском. В среду, 4 ноября, Москву посетил спецпредставитель генсека ООН по Сирии Стаффан де Мистура. По итогам встречи с главой МИД РФ Сергеем Лавровым де Мистура заявил, что в ближайшее время представители оппозиции и правительства президентаБашара Асада встретятся в Женеве.

«В Сирии некоторые оппозиционные группы выразили готовность прислать на переговоры достаточно крупные делегации. Мы готовы провести встречу в Женеве и немедленно начать этот процесс, у нас уже есть четыре рабочие группы для обсуждения женевского коммюнике», — подчеркнул де Мистура.

«И сирийское правительство, и оппозиция должны как можно скорее начать диалог без предварительных условий», — добавил он

Напомним: визиту де Мистуры предшествовали переговоры по сирийскому урегулированию в Вене. На них представители около 20 государств впервые достигли принципиальных договоренностей об установлении режима прекращения огня, а также о проведении в Сирии политической реформы, предполагающей создание «пользующейся доверием системы управления государством».

Со своей стороны, Россия ясно дала понять, что ее военная операция в Сирии будет ограничена сроками наступления правительственной армии на позиции «Исламского государства» *. Об этом заявил заместитель министра обороны РФ Анатолий Антонов.

Однако миссию де Мистуры по подготовке почвы для межсирийского диалога осложняют принципиальные проблемы. По-прежнему остается открытым вопрос о будущем режима в Дамаске и лично Башара Асада. Кроме того, не согласован список сирийской оппозиции, которая должна быть вовлечена в процесс национального примирения.

На активизацию Москвы уже последовала реакция Вашингтона. Как заявил официальный представитель госдепартамента США Джон Кирби, его страна считает проведение встречи властей и оппозиции Сирии преждевременной.

«Оппозиционные группы сказали, что пока не готовы к этому. Но русские собираются делать то, что они хотят. И если это приведет к политической передаче власти — прекрасно», — сказал Джон Кирби.

Он добавил, что у США нет опасений по данной инициативе России, однако отметил, что можно ожидать новых двухсторонних или многосторонних дискуссий по сирийскому вопросу.

Позиция американцев понятна. Несмотря на российскую военную поддержку, войскам президента Башара Асада за три недели боев не удалось добиться впечатляющих успехов. Так, северная провинция Идлиб по-прежнему полностью находится под контролем так называемой оппозиции. Из-за этого правительственные войска не смогли взять под контроль сирийско-турецкую границу. По данным российского Генштаба, сирийская армия освободила около 50 небольших населенных пунктов — и только. Зато исламистам 1 ноября удалось занять стратегически важный город Махин в провинции Хомс.

Словом, аргументов для политического торга у Москвы и Дамаска не так много, как хотелось бы. А значит, у США имеется достаточно ресурсов для блокировки процесса урегулирования.

Удастся ли Москве переиграть Вашингтон на сирийском направлении?

 — Наша операция в Сирии изначально замышлялась не для того, чтобы одержать окончательную победу, и позволить Башару Асаду контролировать всю страну, — отмечает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров.

 

 

— Такая задача выглядела нереальной. Кроме того, изначально было понятно, что процесс в Сирии должен завершиться политическим урегулированием. Российская сторона неоднократно настаивала на этом пункте, в Москву дважды приезжали различные сирийские оппозиционеры для участия в соответствующих конференциях.

Но США и Саудовская Аравия торпедировали этот процесс. Они явно рассчитывали, что ИГИЛ в Сирии все-таки свергнет режим Асада. А потом спонсорская поддержка Запада сирийским боевикам будет свернута, а ряд технических специалистов, которые были направлены на помощь ИГИЛ — отозваны. В итоге, по планам Вашингтона, в Сирию, в роли освободителей от терроризма, должны были войти турки и американцы, и установить там свой режим.

Однако российское вмешательство этот план поломало. Несмотря на то, что мы явно не можем обеспечить абсолютную победу сирийской армии, мы создали условия, при которых и Запад не может обеспечить победу своих ставленников в Сирии.

В результате, возникла патовая ситуация, при которой просто необходимо политическое решение. И то, что Москва демонстрирует готовность договариваться и с сирийской оппозицией, и с курдами, США откровенно напрягает.

— На что рассчитывают Штаты, когда заявляют о якобы «неготовности» сирийской оппозиции к диалогу с Дамаском?

— На то, что ударный потенциал сирийской армии иссякнет, как и потенциал нашей воздушной группировки в Сирии. Плюс, американцы рассчитывают подорвать политическую поддержку российской операции внутри нашей страны. Именно поэтому, в частности, тиражируется версия о том, что к катастрофе A321 в небе над Синаем привел взрыв бомбы, установленной боевиками «Исламского государства». При этом, замечу, никаких следов взрывчатки на обломках самолета не обнаружено.

Показательно, что зарубежные информагентства, озвучивая версию о теракте, ссылаются на источник в американской разведке. На мой взгляд, цель этого вброса очевидна: вызвать недовольство россиян — мол, лайнер взорвали из-за того, что мы ввязались в конфликт в Сирии.

Все эти действия, по расчету Вашингтона, могут привести к свертыванию нашей поддержки режима Асада. И, должен сказать, американцы — упертые ребята. В геополитических спорах они никогда не сдаются, и сражаются за свои позиции до последнего. Не думаю поэтому, что США сейчас пойдут на компромисс по Сирии.

— Состоятся ли в Женеве переговоры, о готовности к которым сигнализирует де Мистура?

— Переговоры будут идти, и самые разные. Другой вопрос, как они будут влиять на позицию ИГИЛ и других террористических группировок в Сирии. Для успеха политического урегулирования необходимо, прежде всего, чтобы Запад прекратил оказывать поддержку сирийской оппозиции, и чтобы ИГИЛ был разгромлен в Ираке — а это зона ответственности США.

На мой взгляд, пока не перекрыты каналы снабжения сирийских террористов вооружениями и живой силой с территории Турции и Ирака, толку от переговоров будет немного…

Автор: Андрей Полунин, Источник: "Свободная пресса"

09.11.2015
  • Экспертное мнение
  • Военно-политическая
  • Россия
  • США
  • Ближний Восток и Северная Африка
  • XXI век