М. Александров: Никакого военно-промышленного сотрудничества между Россией и Украиной нет и быть не может

Версия для печати

Украинский ВПК в лице России потерял единственный рынок сбыта

Украинский вице-премьер, министр по вопросам стратегических отраслей промышленности Олег Уруский заявил, что военно-технического сотрудничества между Украиной и Российской Федерацией нет и быть не может.

Данный украинский чиновник был назначен на этот пост Верховной радой в текущем месяце, причем кроме «Слуги народа» его кандидатуру поддержала ОПЗЖ, которая считается на Украине «пророссийской» политической силой.

Уруский действительно является компетентным специалистом, который начиная с девяностых годов работал на ответственных должностях и отвечал в Киеве за ВПК Украины. При «новой власти» Урсуляк возглавлял Государственное космическое агентство Украины и инжиниринговую компанию «Прогресстех-Украина», работающую в области авиастроения.

Интересно, что конечным бенефициаром «Прогресстех-Украины» называют российского бизнесмена Владимира Кульчицкого.

Заявление Уруского о разрыве связей российского и украинского ВПК является высказыванием «Капитана Очевидность», считает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров.

«Никакого сотрудничества между Россией и Украиной в военно-промышленности области нет и быть не может. Уруский заявляет о таких вещах, когда двусторонние отношения между Москвой и Киевом находятся на самом низком уровне, который только возможен между государствами», - заключает Александров.

В 2014 году правительство Арсения Яценюка взяло целенаправленный курс на разрыв экономических связей с Россией, который затем был симметрично подтвержден Москвой. Для России это принесло убытки, но основные потери понесла Украина.

Украина производила комплектующие для российских предприятий, с которыми они были интегрированы в единую производственную цепочку еще во времена СССР. Поэтому результатом данного разрыва стала потеря украинскими предприятиями рынка сбыта.

«Между нашими государствами разве что военные действия не идут, поэтому странно в такой ситуации ожидать сотрудничества в сфере ВПК. Нет смысла постоянно повторять об этом – это не первое заявление украинцев», - констатирует Александров.

Украинцы сами себя подстегивают такой риторикой, которая напомнила Михаилу Владимировичу африканские боевые танцы у костра, преследующие аналогичные цели.

«Африканские воины танцуют, бьют себя в грудь, издают воинственные звуки, настраиваются на боевой лад – украинцы занимаются тем же самым, только в более современном виде. Что касается России, то она вышла из состояния зависимости от Украины, пусть мы не смогли у себя все полностью восстановить», - резюмирует Александров.

Без связей с Россией у украинского ВПК нет будущего

У нас есть проблемы с двигателями для самолетов и вертолетов, но вопрос решается, а производство в России постепенно развивается.

Бывший министр экономики Украины Виктор Суслов подтверждает, что разрыв связей больше ударил по украинскому ВПК, поскольку Россия смогла за прошедшие шесть лет создать собственные отрасли производства корабельных и вертолетных двигателей. Ранее эти компоненты Россия в значительной степени закупала у украинских предприятий.

«Процесс не стоит на месте, на это выделены деньги, люди работают, поэтому результат будет. Просто мы попали в дурацкую ситуацию из-за того, что хотели быть добренькими после развала СССР и сохранили свои связи с Украиной. Тогда это считалось правильным – так мы втягивали Украину в общий рынок и увеличивали зависимость ее предприятий от российской экономики», - заключает Александров.

Это должно было привязать Украину к общему рынку, из которого Киев не захотел бы выходить, но эти надежды не оправдались.

«Националистические концепции оказались сильнее любых прагматических соображений, и в этом заключается типичная ошибка экономоцентричного марксистского подхода, который до сих пор в России присутствует. У нас руководители выросли на марксизме и тезисе, что экономика все определяет, но это оказалось не так», - констатирует Александров.

После того, как украинская националистическая верхушка замыслила отделиться и минимизировать свои связи с Россией, в Киеве начали проводить эту линию, невзирая на огромные экономические потери.

«Экономика зависима от националистических представлений, от ценностей, а в РФ этот момент не учитывают», - резюмирует Александров.

После разрыва экономических связей с Украиной ситуация для российского ОПК не является идеальной, но мы стянули практически все производство, которое было в других республиках бывшего СССР, и это сделало нас независимыми от внешних поставщиков.

«Украинский ВПК был тесно интегрирован с российским, и без него он существовать не может. Украинцам не нужен был собственный ВПК, поскольку они получили после развала СССР огромное количество военной техники», - заключает Александров.

На украинской территории находилось три военных округа с огромными запасами оружия, которое Украина продолжает распродавать. С 1992 года содержимое складов бывшей Советской армии позволяло Украине периодически быть в пятерке мировых экспортеров оружия.

«Украинцы распродали большую часть советского оружия, остатки задействовали в Донбассе, а целей и ресурсов восстановить свой ВПК у них нет, поэтому они занимаются попрошайничеством у США и других государств», - констатирует Александров.

Автор: Дмитрий Сикорский. Источник: “Экономика сегодня”

 

30.07.2020
  • Экспертное мнение
  • Вооружения и военная техника
  • Органы управления
  • Россия
  • СНГ
  • XXI век