М. Александров: Это попытка обвести Россию вокруг пальца

Версия для печати

Почему Эстония отказалась от “территориальных претензий” к России

Власти Эстонии заявили, что у страны нет территориальных претензий к России. Местные националисты обвинили президента в том, что она в угоду Москве отказывается от Тартуского мирного договора, по которому ряд территорий современной России в 1920 году переходил независимой Эстонии. Тысячи человек прошли по центру Таллина с факелами в руках в поддержку этого соглашения. В последнее время Эстония стала смягчать резкую риторику в адрес России, руководствуясь экономическими интересами. Подробности — в материале «Известий».

Без претензий

«У Эстонии нет территориальных претензий к соседним государствам, в том числе к России. Эстонии, как и многим другим европейским государствам в послевоенный период, надо идти вперед в границах, отличных от тех, что существовали до Второй мировой войны (…) Да, у нас до сих пор еще не ратифицирован пограничный договор [с Россией], и мы должны упорно работать, чтобы этот шаг все-таки был сделан» — с таким заявлением обратилась к нации президент страны Керсти Кальюлад по случаю 102-й годовщины независимости республики.

Несмотря на то что глава государства заверила эстонцев — «это вовсе не означает отказа от Тартуского мирного договора», ее слова спровоцировали в балтийской республике нешуточные споры. Подлил масла в огонь и госсекретарь США Майк Помпео, отправивший Эстонии поздравление с праздником. «Как Тартуский мирный договор, так и Декларация независимости США говорят о духе самоопределения, о праве наций положить конец иностранному правлению на своей территории и достичь своей независимости — как говорится в нашей Декларации, обеспечить определенные неотъемлемые права, в том числе жизни, свободы и счастья», — заявил глава американского Госдепа, добавив, что эти ценности — «неотъемлемая часть идентичности Эстонии и США».

Вопрос о ратификации пограничного договора с Россией и приверженности Тартускому мирному соглашению стал костью в горле многих эстонских политиков. Так, председатель парламента (рийгикогу) Хенн Пыллуаас ранее заявлял, что правящая коалиция приняла решение пока не ратифицировать пограндоговор с Москвой, поскольку это могло бы вывести страну на «исключительно опасный путь». Он также говорил о необходимости потребовать от России возврата Печор и правого берега реки Нарвы, утверждая, что «Россия аннексировала 5% территории Эстонии». «У Эстонии нет никаких территориальных притязаний к России. Мы не хотим ни одного квадратного метра российской территории. Мы хотим только вернуть свое», — писал он на своей странице в Facebook. К слову, в российском МИДе такие заявления назвали «провокационными и абсурдными». На сайте парламента появилось сообщение о том, что слова спикера о договоре «являются его личным мнением, а не позицией рийгикогу».

Затяжное обсуждение

Москва и Таллин согласовали линию российско-эстонской границы и подписали пограндоговор еще в 2005 году. Этому предшествовали 11 лет интенсивных переговоров. Однако после того как его внесли на ратификацию в парламент балтийской страны, депутаты включили в него упоминание о Тартуском мире 1920 года. Москва свою подпись отозвала, а соглашение на время так и повисло в воздухе.

К переговорам вернулись в конце 2012 года. В результате в феврале 2014-го министры иностранных дел двух стран подписали еще один договор. В документ внесли два изменения: у сторон нет территориальных претензий друг к другу и договор касается решения только пограничных вопросов. В итоге линия границы не изменилась.

В Эстонии многие политики раскритиковали решение властей уступить требованиям Москвы и вообще не упоминать Тартуский договор в связи с новым документом о границе. В правительстве тем временем уверены, что этот «договор о границе без упоминания договора 1920 года стратегически выгоднее, чем отсутствие документа вообще».

Для того чтобы он вступил в силу, его должны ратифицировать парламенты обоих государств. В парламенте Эстонии первое чтение прошло в 2016-м. Дальнейшие шаги были приостановлены, поскольку депутаты ожидали аналогичных действий с российской стороны. В Госдуму закон о ратификации договора был внесен еще в 2015 году, однако до сих пор его не рассмотрели даже в первом чтении.

В январе 2018 года посольство России в Эстонии передало слова министра иностранных дел Сергея Лаврова. По его мнению, о продвижении ратификации «говорить не приходится», поскольку Таллин игнорирует главное условие — создание «нормальной неконфронтационной атмосферы в двусторонних отношениях». «Со стороны эстонского правительства русофобская риторика продолжает зашкаливать», — приводили дипломаты слова главы МИДа.

Недовольство националистов

В понедельник, 24 февраля, в стране отмечали 102-ю годовщину независимости республики. По этому поводу националисты (представители Консервативной народной партии и ее молодежного крыла — «Синее пробуждение») в Таллине устроили факельное шествие «За Эстонию!», в котором приняли участие тысячи человек. Такие мероприятия проводятся уже в седьмой раз, при этом число участников стремительно растет. Если в 2018-м его посещали 6 тыс. человек, то в прошлом году — уже 10 тыс.

Среди митингующих было много молодежи. В руках они держали плакаты с портретом спикера парламента, члена Консервативной народной партии Хенна Пыллуааса с надписью «Хенн, ты не один!»

Пыллуаас — один из самых ярых противников заключения пограничного договора с Россией. Он неоднократно выступал с требованиями к Москве вернуть довоенные территории, отошедшие России после вхождения Эстонии в состав Советского Союза.

Россия и Эстония подписали Тартуский договор в 1920 году. Согласно этому документу, РСФСР признавала независимость Эстонии, между странами устанавливалась государственная граница. Эстонии передавались территории Печорского района Псковской области и так называемой Эстонской Ингерманландии (ныне часть Кингисеппского района Ленинградской области), а также правобережье реки Нарвы (сейчас в составе Сланцевского района Ленинградской области).

В настоящее время в России Тартуский мирный договор считается историческим документом, потерявшим юридическую силу еще в 1940 году, когда Эстония вошла в состав Советского Союза, а значит, утратила статус субъекта международного права. После освобождения территории Эстонской ССР от нацистских войск в годы Великой Отечественной войны эти земли были возвращены РСФСР.

Упреки за диалог с Москвой

В прошлом году в Эстонии прошли парламентские выборы, в результате которых в коалиционное правительство попали националисты. Однако несмотря на это обстоятельство, отношения между Таллином и Москвой, казалось, начали теплеть. Речь еще не идет о полноценном улучшении отношений, лишь о желании обсуждать существующие проблемы. Так, президент Эстонии Керсти Кальюлайд в апреле прошлого года прилетала в российскую столицу на встречу с Владимиром Путиным. До нее эстонские лидеры восемь лет — с 2011 года — не посещали Россию. Эстонские парламентарии пригласили депутатов Госдумы приехать с визитом в Таллин.

Помимо этого, Таллин старается наладить экономическое взаимодействие с Москвой. В последние годы Россия активно развивает свои порты, чтобы перевести в них грузооборот из балтийских. Так, например, перевалку угля российские компании теперь осуществляют через отечественные порты. Уход российского транзита больно бьет по экономике Эстонии и Латвии.

«Слова Кальюлад — это такая игра со стороны Таллина, эстонские власти хотят что-то получить от России. В частности, сейчас они озабочены транзитом грузов, увеличением грузопотока. Путина, например, пригласили на фестиваль финно-угорских народов. Эстонцы почувствовали, что российского лидера интересует эта тема, вот и стали на этом спекулировать. Так же и с заявлением президента Эстонии об отсутствии территориальных претензий. Если эстонцы сохраняют приверженность Тартускому договору, значит, у них есть территориальные претензии, что бы они ни заявляли. Это попытка обвести Россию вокруг пальца, усыпить нашу бдительность, чтобы мы пошли у них на поводу в вопросах экономического сотрудничества, а они тем временем продолжили свою русофобскую линию», — рассказал «Известиям» ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров.

Автор: Ксения Логинова, Источник: “Известия”

 

26.02.2020
  • Экспертное мнение
  • Проблематика
  • Россия
  • Европа
  • XXI век