М. Александров: Если НАТО не поддержит Турцию, то велика вероятность, что она распадётся

Версия для печати

По мнению экспертов американского журнала Time, Турция больше не является сильной региональной державой, которой была еще пять лет назад. Одной из главных причин стало её вмешательство в сирийский конфликт.

Ключевой целью Анкары в Сирии — помимо намерения свергнуть сирийского президента Башара Асада — является борьба с курдами. Успехи, которые курды в последнее время достигают в войне против «Исламского государства»  пугают президента Реджепа Тайипа Эрдогана. Больше всего Турция опасается, что курды создадут автономию на сирийско-турецкой границе. А это, в свою очередь, станет импульсом для усиления сепаратистских тенденций уже внутри Турции.

Турцию ослабляет борьба с курдским движением и внутри страны. После того, как на этой неделе в Анкаре, а затем в провинции Диярбакыр произошли теракты, турецкий президент поспешил обвинить сирийских курдов, которые действовали при помощи курдов, находящихся на территории Турции. Только за последние семь месяцев в терактах погибли около 150 турецких граждан.

Сирийский конфликт обострил внешнеполитические проблемы Анкары. После атаки на российский бомбардировщик Су-24М отношения с Москвой стали крайне напряженными, порой балансируют на грани военного столкновения. Страны-члены НАТО боятся, что Турция втянет их в прямой конфликт с Россией. Кроме того, Турция своими бомбардировками курдов испортила отношения и с США, которые поддерживают курдские силы в борьбе с ИГ, отмечает Time.

Если Анкара не будет осторожнее, её еще сильнее затянет в сирийский конфликт. В этом случае и без того тяжелая ситуация для Турции усугубится. Речь может пойти о распаде этого государства.

— Аналитики американского журнала правильно обозначили тенденцию, — говорит ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров. — Очевидно, что влияние Турции в регионе ослабло. Как в политическом плане, так и в военном. Что касается военной составляющей, процесс тут начался ещё до вмешательства в сирийский конфликт. Имели место репрессии военачальников, которые, якобы, готовили государственные перевороты. Многие были осуждены, отправлены в отставку. Сократилась численность вооружённых сил и особенно — офицерского состава. Сейчас в турецкой армии служит около полумиллиона человек, это почти в два раза меньше, чем ещё в 80-х годах прошлого века.

Недовольство Эрдоганом существует и в турецком обществе в целом. Да, большинство поддерживает его политику по уходу от светского государства. Но значительную часть общества это не устраивает. Это раскололо турецкую нацию, привело к ослаблению государства.

— А насколько грамотно Эрдоган ведёт внешнюю политику?

— Изначально он декларировал принцип: ноль проблем со всеми соседями. Сейчас уже можно сказать, что вышло по формуле: ноль соседей, с которыми нет проблем. С Арменией отношения урегулировать не удалось. С Ираном они, по-прежнему, очень сложные. С Грецией они всегда были сложные. Проблема Кипра остаётся нерешённой. Раньше были неплохие отношения с Израилем. Теперь Турция и с ним поругалась. После того, как Эрдоган поддержал заговор «Братьев мусульман» против президента Мухаммеда Мурси, отношения испортились и с Египтом. Ну, а про историю со сбитым российским штурмовиком напоминать никому не надо. Испортились отношения с Ираком, куда турки вводили войска. Единственное исключение — Саудовская Аравия, отношения с которой улучшились на почве совместной вражды с режимом Башара Асада. На фоне такой провальной внешней политики и внутренних проблем влияние Турции как региональной державы сильно ослабло.

— Часто говорят о том, что территориальная целостность Турции под вопросом из-за курдов. Нет ли аналогии с событиями Крымской войны, когда в Европе многие политики тоже были уверены в распаде Османской империи?

— Османская империя распадалась около 200 лет. Сейчас Эрдоган загнал страну в такую ситуацию, когда обострились внутренние проблемы, в том числе курдский вопрос.

Борются за своё национальное освобождение турецкие курды. А из-за геополитических процессов, происходящих в Сирии и Ираке, в этих странах формируются этакие полуавтономные курдские общности. В перспективе эти полунезависимые образования наверняка как-то будут влиять на положение курдов в Турции. Вероятность того, что турецкий Курдистан станет независимым от Анкары, имеется. Конечно, сейчас режим Эрдогана способен обеспечить территориальную целостность страны. Но если он начнёт войну против Сирии, которая перерастёт в большую войну с участием нескольких крупных государств, всё будет зависеть от того, кто в этой войне победит.

— Кто против кого может воевать?

— Иран и Сирия могут объединиться против Турции, а Россия будет поддерживать их армии с воздуха. Если НАТО не поддержит Турцию, то велика вероятность, что она распадётся. А вот если НАТО вмешается, то тут ход событий вряд ли возможно предсказать. Важно понять, до какого уровня будет происходить эскалация конфликта.

Автор: Алексей Верхоянцев, Источник: “Свободная пресса”

21.02.2016
  • Экспертное мнение
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Ближний Восток и Северная Африка
  • XXI век