М. Александров: Для прибалтийских государств русский элемент является раздражителем

Версия для печати

Власти Эстонии боятся, что Евросоюз заставит их отказаться от дискриминации русскоязычных

Заявление президента Эстонии Керсти Кальюлайд о том, что страна должна самостоятельно разговаривать с Россией, без посредников в лице других государств Евросоюза, вовсе не сигнал к смене антироссийской риторики Таллина. В этом убежден ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров.

В эфире эстонского канала ETV Кальюлайд прокомментировала складывающуюся в Европе тенденцию на улучшение отношений с Москвой. В частности, взятую на себя президентом Франции Эммануэлем Макроном роль посредника Запада в переговорах с Россией.

«Сегодня я чувствую, что поскольку я и сама внесла свой вклад в то, чтобы понять, что происходит в России и что там думают, то у меня улучшился доступ к этой информации, и я могу высказывать наши мнения — французам или кому угодно — с заметно усиленных позиций», — сказала Кальюлайд, имея в виду свой визит в Москву в апреле 2019 года и встречу с президентом Владимиром Путиным. 

Кальюлайд не поддержала предложение Макрона идти на уступки с Россией, несмотря на ситуацию с Крымом.

«Мы должны говорить всем своим партнерам и союзникам, что здесь мы не станем им подыгрывать даже из желания показать, что вот как мы успешны и результативны в ситуации, когда россияне делают пару шагов, а мы затем двадцать, так как нам нравится делать вид, мол, вот какой прогресс и потому есть повод вернуться к обычным отношениям», — заявила Кальюлайд.

Однако Украина и Крым -  второстепенные вопросы для Эстонии, уверен эксперт МГИМО Михаил Александров. В этих вопросах прибалтийская республика будет соответствовать линии Евросоюза. На самом деле заявление Кальюлайд берет начало из проблемы русскоязычного меньшинства в Эстонии.

«Эстонцы хотят создать моноэтническое государство. Но такой курс не популярен в Западной Европе. Я не исключаю, что Макрон и другие западно-европейские лидеры будут настаивать на том, чтобы этот момент смягчить или вообще его ликвидировать. По крайне мере, такие настроения есть. Я общался в Шотландии с представителями научного сообщества и для них дико, какие методы используются в Эстонии по отношению к русским. Эстония не уверена, куда ее будут подталкивать, если она согласиться на посредничество Франции и других стран»,  — комментирует Михаил Александров.

В этническом вопросе —  принципиальная разница между Эстонией и соседней Финляндии, к которой есть некая зависть у Таллина. Финляндия, будучи в составе ЕС, ведет более независимую от позиции Брюсселя политику с Россией. Например, до последнего времени действовали особые условия получения финской визы для жителей приграничных территорий РФ. 

«Финляндия ведет мудрую линию,  — отмечает Михаил Александров.  —  Но там нет проблем этнического русского меньшинства. И она не проводит политику дискриминации национальных меньшинств. тех же шведов. Прибалтийские же государства болезненно относятся к этнической независимости. Русский элемент для них является раздражителем, занозой. Они делают основой политики избавление от этого элемента».

В марте 2019 года на выборах в эстонский парламент победила Партия реформ Эстонии (ПР), которая выступает за закрытие русскоязычных школ, а также активно борется с советским наследием. Именно ПР инициировала перенос памятника солдату Красной Армии из центра Таллина на Военное кладбище. На тех же выборах значительно укрепила свои позиции ультраправая Консервативная народная партия (EKRE), лозунг которой: «Эстония для эстонцев». Лидер партии Мартин Хельме публично называл Россию «заклятым врагом», а русских в Эстонии – «пятой колонной». К слову, в Эстонии с населением в 1,3 миллиона человек проживают около 300 тысяч русскоязычных.

Александров уверен, что занимать недружественную позицию по отношении к России Эстонии выгодно еще и с экономической точки зрения.

«Таллину надо постоянно работать на обострение отношений  с Россией. Это решает две задачи. С одной стороны позволяет дискриминировать русское  население. С другой —  позволяет требовать преференции от ЕС, от НАТО, различные гранты, дотации. Пока успешно. Но что будет дальше с учетом выходы Британии из ЕС и сокращения общего бюджета ЕС? Эта помощь истечет, от американцев ничего особо не получишь, кроме символической военной помощи. Поэтому тут у Эстонии сложное положение. Но отказаться от своей антироссийской политики она не будет»,  —  заявил эксперт МГИМО.

 Автор: Мария Владимирова, Источник:  ИА «Политика сегодня»

 

 

18.09.2019
  • Экспертное мнение
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • Европа
  • XXI век