Кто или что влияет на ход «Часов Судного дня»?

Версия для печати

Их виртуальный циферблат показывает, как близко ядерный апокалипсис.

Владимир Козин, член-корреспондент РАЕН, профессор РАВН, ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО МИД России

24 января 2019 года в Вашингтоне по поручению группы ряда Нобелевских лауреатов руководство американского журнала «Бюллетень ученых-атомщиков» на специально организованной пресс-конференции объявило о том, что в начале текущего года минутная стрелка так называемых «часов Судного дня» с 23 часов 57 минут и 30 секунд до полуночи, установленная два года тому назад, переводится еще на 30 секунд вперед.
 
«Часы Судного дня» или на английском языке  «The Doomsday Clock» – это графическое изображение на условном циферблате того, насколько близко человечество  подошло к опасной черте – к 12 часам ночи – рубежу наступления апокалипсиса, который по представлению разработчиков такой идеи может возникнуть в двух случаях. Во-первых, в результате применения ядерного оружия и, во-вторых, после мощных природных катаклизмов.
 
Такие «часы» впервые появились в 1947 году как раз на страницах этого названного чикагского издания. Авторами такой идеи  стали американские ученые, которые участвовали в Манхэттенском проекте – грандиозной программе создания ядерного оружия.
 
Первоначально 72 года назад минутная стрелка названных часов была установлена в положение «без семи минут до полуночи».
 
Ученые-атомщики не раз резко переводили эту стрелку вперед к часу наступления апокалипсиса – даже «без двух минут двенадцать».
 
Это произошло в 1953 году после того, как США и Советский Союз испытали термоядерное оружие.
 
Это случилось в 1962 году в период «Карибского кризиса», который был инициирован не СССР, а Соединенными Штатами, которые до него инициативно разместили свои ядерные ракеты класса «Юпитер» на территории Италии и Турции, нацеленные на многие объекты тогдашнего Советского Союза.  
 
В трех минутах «до конца света» человечество находилось дважды: в 1984 и в 2015 году после того как президенты США провозгласили программы ведения «звездных войн» (Рональд Рейган в 1983 году), а также существенную модернизацию стратегической ядерной триады и усиление американской глобальной системы ПРО (Барак Обама в 2009-2014 годы).
 
Но были и случаи, когда минутная стрелка «судных часов» радикально уходила в обратную сторону, когда они реагировали на прогресс в области контроля над ядерными вооружениями.
 
На 12 минут от полуночи она устанавливалась в 1963 году после подписания международного Договора о запрещении испытаний ядерного оружия в трех средах, а также в 1972 году, когда СССР и США заключили Договор по ПРО и Договор об ограничении стратегических наступательных вооружений, известный как ОСВ-1.
 
В 1991 году эта стрелка была отведена в обратную сторону сразу на 17 минут от полуночной отметки, когда с принятием Парижской «Хартии для новой Европы» и с заключением Договора СНВ-1 был условно положен конец холодной войне и Москва с Вашингтоном заключили первый договор о реальном сокращении стратегических наступательных ядерных вооружений – Договор СНВ-1. Такой своеобразный позитивный рекорд на «часах Судного дня» никогда больше не повторялся.
 
Некоторые эксперты считают нецелесообразным графически изображать степень приближения человечества к некоей апокалиптической черте в виде виртуальных часов. При этом в качестве недостатка отмечается слишком условный характер измерения степени ракетно-ядерного противостояния в мире, да еще относительно небольшой группой (в пределах двух десятков) лиц, пусть даже с высоким званием Нобелевский лауреат. К недочету этого «индикатора» относят и то, что он не учитывает уровень военных приготовлений к ракетно-ядерной войне, который отчасти имеет скрытный характер.
 
Конечно, можно вообще не показывать уровень ракетно-ядерной или климатической опасности. А если не демонстрировать его на часах, то тогда в виде чего? В процентах, когда их более высокий показатель будет означать приближение к тому же тревожному рубежу? Или в качестве определенных цветовых гамм, цвет которых символизировал бы тот или иной этап ядерного противостояния или последствия какого-то природного катаклизма?
 
Разумеется, «часы Судного дня» – это чисто символический прием. Но, тем не менее, он условно и метафорически, но все же демонстрирует, где приблизительно находится нынешняя цивилизация относительно столь трагического дня. Сторонники этого проекта по-прежнему считают, что подобный «часовой механизм» имеет и предупредительное значение, поскольку наглядно советует всем быть бдительными и ни под никаким предлогом не приближаться к опасной черте ядерного Армагеддона.
 
Итак, в начале текущего года этот виртуальный хронометр стал показывать «23 часа 58 минут». То есть, он теперь повторяет уровень такой же угрозы, которая существовала в октябре 1962 года в период «Карибского кризиса», до сих пор несправедливо называемого на Западе «Кубинским ракетным кризисом».
 
Сравним: в начале 2017 года его минутная стрелка показывала «23 часа 57 минут и 30 секунд». Тогда ее установили после прихода к власти президента-республиканца Дональда Трампа, который сходу пообещал добиться доминирования страны в ракетно-ядерной сфере, а также никогда и ни с кем не обсуждать органически связанную с ними проблему противоракетных вооружений.
 
Отдельные специалисты интерпретируют нынешнее изменение этого показателя на 30 секунд в сторону полуночи только тем, что Соединенные Штаты вознамерились в 2019 году в одностороннем порядке выйти из обязательств по ДРСМД в полном объеме, создав новую ядерную крылатую ракету средней дальности наземного базирования с целью ее последующего развертывания на европейском континенте и в Азиатско-Тихоокеанском регионе.
 
В действительности же, существует еще ряд причин перевода минутной стрелки «судных часов» в сторону обозначенного драматического Рубикона.
 
Это действительно стремление нынешней американской администрации разорвать ДРСМД и ее неготовность продлить срок действия Договора СНВ-3.
 
Это нарушение Вашингтоном Договора о нераспространении ядерного оружия в результате сохраняющегося размещения тактического оружия США на территории пяти зарубежных государств, не имеющих собственных ядерных потенциалов.
 
Это односторонний выход Соединенных Штатов из «иранской ядерной сделки» и из Киотского протокола по климату.
 
Здесь же следует упомянуть появление в Соединенных Штатах при президенте Дональде Трампе особо наступательной ядерной доктрины, которая резко повышает возможности применения Пентагоном ядерного оружия в первом ударе и готовность использования ядерных боезарядов малой мощности.
 
В американском обществе проявляется и заметное беспокойство по поводу того, что нынешний хозяин Белого дома, как и все последующие американские президенты, могут приказать Пентагону применить ядерное оружие по своему единоличному решению, без санкции на это Конгресса и объявления некоему государству «икс» состояния войны.
 
Во время презентации обновленного времени на «часах Судного дня» 24 января было распространено заявление американских продолжателей этого виртуального проекта. Они заявили, что в современном мире возникла «новая анормальность», вытекающая из неконтролируемого развития ракетно-ядерных вооружений и продолжающегося ухудшения глобального климата.
 
Хотя они аккуратно ушли от упоминания государства, которое несет непосредственную и главную ответственность за описываемое положение дел, многочисленные факты говорят о том, что первостепенным и основным источником создавшегося «анормального» положения являются именно Соединенные Штаты, которые в одностороннем порядке решили взломать международный режим контроля над вооружениями, в особенности в ракетно-ядерной сфере.
 

Постоянная ссылка: http://eurasian-defence.ru/node/43269

 

 

31.01.2019
  • Экспертное мнение
  • Россия
  • США
  • Глобально
  • Новейшее время