Эра бесконечных обещаний. За океаном вновь заговорили об отказе от «чужих войн».

Версия для печати

Соединённые Штаты прекращают использовать военную силу в своей внешней политике и отказываются от роли мирового полицейского. Об этом заявил президент США Дональд Трамп в ходе недавнего выступления перед выпускниками военной академии в Вест-Пойнте. Что за этими словами стоит и что они означают для мировой политики? Эти и другие вопросы стали темой беседы нашего обозревателя с ведущим экспертом Центра военно-политических исследований МГИМО МИД России членом-корреспондентом Академии военных наук РФ Владимиром Козиным.
 
– Владимир Петрович, американский президент на днях заявил, что вооружённые силы США больше не будут «восстанавливать справедливость» в далёких странах и «решать чужие конфликты». Что вы скажете по этому поводу?
 
– Прежде всего хочу отметить, что это заявление прозвучало для многих неожиданно на фоне продолжающихся в США массовых протестов, вызванных гибелью афроамериканца, и раздающихся из Белого дома угроз использовать армию для стабилизации ситуации. В этих условиях Трамп, выступая перед выпускниками одной из самых известных военных академий США, вдруг заговорил о роли вооружённых сил в проведении внешней политики США.
По его словам, Соединённые Штаты возвращаются к основополагающим принципам, согласно которым задача американского солдата заключается в проведении оборонительных операций и решительной защите своей страны от «внешних врагов». Для этого нынешняя администрация приступила к «колоссальной перестройке американских вооружённых сил», инвестировав в неё более двух триллионов долларов. В результате сейчас идёт строительство сотен новых кораблей, бомбардировщиков, реактивных истребителей, танков, военных спутников и гиперзвуковых ракет.
 
При этом американский президент объявил о завершении Соединёнными Штатами «эры бесконечных войн». «На её место приходит новый, ясный взгляд на защиту жизненно важных интересов Америки. В обязанности американских войск не входит разрешение древних конфликтов в далёких странах, о которых многие люди даже не слышали. Мы не полицейские мира сего», – так дословно прозвучало заявление Дональда Трампа.
 
Как воспринимать эти слова? По сути, они могли бы означать крутой поворот во внешней политике США, одну из основ которой составляет применение военной силы для продвижения американских интересов по планете. Ни для кого не секрет, что вся история существования США связана с бесконечными войнами, которые они вели с окружающим миром в различных регионах планеты. Напомню, что с момента основания государства в 1776 году по 2019 год США пребывали в состоянии войны на протяжении почти 220 лет, вмешивались вооружённым путём во внутренние дела различных государств мира 568 раз. А после 1945 года, когда США превратились в первую державу, в Вашингтоне решили взять на себя функцию мирового жандарма.
 
Сегодня, как признал в июле 2018-го тогдашний председатель объединённого комитета начальников штабов вооружённых сил США генерал Джозеф Данфорд, более 300 тысяч американских военнослужащих находятся в 177 странах. По всему миру разбросаны около 800 американских военных баз и пунктов базирования, которые используются для обеспечения действий вооружённых сил США. И они не просто там пребывают, а оказывают в той или иной степени влияние на ситуацию как в самой стране их присутствия, так и в конкретном регионе в целом, направляя её развитие с точки зрения обеспечения американских интересов.
Тем не менее реакция мирового сообщества на слова Трампа о том, что США завершают «эру бесконечных войн», в целом была более чем сдержанной. А если быть точнее, их практически никто не воспринял всерьёз.
 
– Почему? Разве они не направлены на выстраивание международных отношений в духе взаимопонимания и на снижение уровня военного противостояния?
 
– Были бы направлены, если бы эти слова дополнялись соответствующими делами во внешней политике США, подкреплялись сроками и масштабами их реализации. Скажем, если были бы внесены принципиальные изменения в две действующие ключевые военно-стратегические установки страны, которые были приняты уже нынешней американской администрацией. А именно: в стратегию национальной безопасности 2017 года и в стратегию национальной обороны 2018 года. Но пока никаких признаков готовящихся изменений не прослеживается.
Отмечу также, что такие заявления звучат из уст нынешнего хозяина Белого дома весьма часто. В ходе своей первой предвыборной кампании он специально акцентировал внимание избирателей на необходимости сокращения американского военного присутствия за рубежом и перехода к решению внутренних проблем страны. Да и в инаугурационном выступлении он, хоть и не совсем явно, намекнул на сокращение американского присутствия за рубежом.
Затем уже в качестве хозяина Белого дома неоднократно высказывался на эту тему. Например, в прошлом году, говоря о ситуации в Сирии, Трамп сказал, что для США пришло время «выйти из бесконечных войн» и вернуть домой своих солдат. Однако на деле эти слова так и остались словами.
 
– А как же Афганистан, Ирак, оттуда США выводят свои войска…
 
– Действительно, в этих странах начался процесс снижения американского военного присутствия. Но думается, воинские контингенты США покидают Афганистан и Ирак вовсе не потому, чтобы показать, что президент держит своё обещание, сделанное четыре года назад. Просто американская дипломатия зашла в тупик и не знает, что делать дальше в этих странах.
Взять тот же Афганистан, где американские вооружённые силы ведут самую длительную войну в своей истории. За почти два десятилетия на ней погибли тысячи военнослужащих западных стран. Американские потери там оцениваются более чем в 2400 человек погибшими и 20 тысяч человек ранеными и покалеченными. При этом не учитываются потери частных военных компаний, широко задействованных на афганской земле. Военное присутствие США в Афганистане обошлось, по официальным данным, в 778 миллиардов долларов. Независимые эксперты называют ещё большие цифры – до двух триллионов долларов. Причём поставленные перед Пентагоном задачи в этой стране так и не были достигнуты.
Американцы вынуждены уходить из Афганистана и Ирака. Правда, при этом они стремятся сохранить за собой пару-другую военных баз, чтобы в случае чего вновь перебросить туда свои войска.
 
– Нынешняя администрация не склонна и сокращать военные расходы…
 
– Это как раз ещё одно свидетельство тому, что её практические дела прямо противоречат её же публичным заявлениям. За примером не надо ходить далеко. Именно в эти дни, когда произносились слова об окончании «эры бесконечных войн», в конгрессе обсуждается проект оборонного бюджета с общими расходами 740 миллиардов долларов на следующий финансовый год, который начинается 1 октября 2020 года. Его уже рассмотрел и утвердил 11 июня комитет по делам вооружённых сил сената.
 
– Но всё же, чем продиктовано заявление Трампа?
 
– Я думаю, что причин тому несколько. Первая из них – очередная предвыборная кампания выходит на финишную прямую, а дела у Республиканской партии складываются не совсем блестяще. 45-й президент уже заговорил о возможном своём поражении и поиске нового рода занятий. Но пока стремится любым способом переломить ситуацию в свою пользу. И обещание покончить с «эрой бесконечных войн», очевидно, видится им одним из таких средств.
Другая причина, на мой взгляд, кроется в желании Трампа улучшить отношения с военным командованием, которые разладились из-за его готовности использовать армию на улицах американских городов. Однако вряд ли слова о свёртывании военного присутствия за рубежом будут созвучны настроениям в Пентагоне. Мы уже видели, что из Сирии американцы так и не ушли, хотя такая установка и давалась Белым домом…
Так или иначе происходящие в самих Соединённых Штатах процессы подталкивают их правящие круги к тому, чтобы приоритетно заняться реальным решением собственных внутренних проблем.
 
 
Владимир КУЗАРЬ, «Красная звезда»
 
Постоянная ссылка: http://eurasian-defence.ru/node/47024
24.06.2020
  • Экспертное мнение
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • США
  • XXI век