А.Перенджиев: О реальных причинах терактов во Франции

Версия для печати

События в Париже широко обсуждают во всем мире эксперты по международной политике. Известный российский военный политолог, доцент кафедры политологии и социологии Российского экономического университета имени Г.В. Плеханова Александр Перенджиев считает, что теракты в столице Франции являются террористической войной, однако, целью «заказчиков» является вовлечение европейской страны в активную борьбу против ИГИЛ, установления, а точнее восстановления с ее стороны, контроля над территорией Сирии. За всеми событиями во Франции стоит официальный Вашингтон, который, используя французов,  перехватит инициативу у России и Китая в решении сирийского вопроса. На самом деле, это будет означать управление территорией со стороны США, но с помощью (голов и тел) французов. Об этом он рассказал в интервью «Nog Uasamonga.ru»

Вы считаете, есть ли связь между терактами в Париже и французским присутствием в Сирии?

- Связь есть. И очень конкретная. Напомню, что Франция с 1920 по январь 1945 года, с отдельными временными перерывами в этот период, но все-таки, имела мандат правления над территорией Сирии. Поэтому после активизации России по проведению военно-воздушной операции против ИГИЛ, и начавшегося наступления сирийской правительственной армии, правящие круги на Западе пришли к выводу о том, что свою стратегию в этой стране надо срочно менять.

Если до 30 сентября 2015 года целью со стороны финансово-промышленной олигархии Запада и примкнувшей к ней такой же олигархии Арабского Востока, было свержение Б. Асада с помощью террористов так называемой сирийской оппозиции и «Исламского государства» и установление с их помощью контроля над территорией САР. То после явных успехов ВКС России во взаимодействии с войсками официального Дамаска, был принят, предположительно, новый план, где главная роль была отведена Франции. Суть этого плана заключается в том, чтобы с помощью серьезного теракта, который повергнет в шок все французское, да и мировое сообщество, в шок, сделать официальный Париж главным субъектом проведения военной операции против ИГИЛ в Сирии.

При этом коварство плана как раз и заключается в том, что, во-первых, за Францией, как бы появляется моральное право мстить террористам «Исламского государства» на территории Сирии. Недаром есть информация, что среди участников акции в Париже были сирийцы. То есть создаются благоприятные условия для перехвата со стороны Франции лидерства у России в операции против ИГ. Косвенно данный факт подтверждает заявление министра обороны Франции Жан-Ив Ле Дриана сразу же после террористических актов о необходимости ведения неустанной борьбы против «Исламского государства» (ИГ) с помощью ударов по всем силам и объектам, на которых основывается мощь этой группировки. «По Франции террористами был нанесен удар, который следует рассматривать как акт войны, – подчеркнул министр.

То есть война со стороны ИГ объявлена официальному Парижу, и именно ему, прежде всего, надлежит вести войну против ИГ. Кроме этого, напомню, буквально незадолго до теракта была информация о том, что Франция направит флагман своих военно-морских сил – авианосец «Шарль де Голль» – к берегам Сирии.

Во-вторых, ужас терактов в столице Франции дает карт-бланш на проведение Францией именно наземной операции. При этом такой вариант, наверняка, поддержит французское общество, что было абсолютно немыслимо до произведенных терактов. Но главное, что этот карт-бланш имеет все шансы быть закрепленным в правовом поле на уровне Совета безопасности ООН, так как России и Китаю в данном случае очень будет трудно ему противодействовать.

Таким образом, целью не террористов, а именно заказчиков теракта от 13 ноября было с помощью вовлечения Франции в активную борьбу против ИГИЛ, установления, а точнее восстановления с ее стороны, контроля над территорией Сирии. А в нынешних условиях, это означает, что в конечном итоге, речь идет об управлении этой территорией со стороны официального Вашингтона, но с помощью рук (голов и тел) французов. Такова, к сожалению, реальность современной геополитической борьбы.

Чего ожидать после терактов во Франции России? Повышены ли террористические риски в сфере безопасности в нашей стране?

- От последних событий террористическая угроза не выросла. Она осталась на прежнем уровне. Значительно выросло ожидание этой угрозы. Но это две большие разницы! Хотя это не означает, что нужно терять бдительность. А вот террористические акции против российских граждан (туристов, отдыхающих, проживающих на временной основе и т.д.) за рубежом могут действительно усилиться.

-  Какими могут быть политические последствия для Франции и Европы? Какова шансы Мари Ле Пен стать внеочередным Президентом Франции из-за антииммигрантской платформы движения?

- Полагаю, что в нынешних условиях для финансово-олигархических кругов Запада фигура Ле Пен на посту главы французского государства становится, прежде всего, востребованной именно для реализации уже озвученных мною целей. Кстати именно Ле Пен, как раз неоднократно подчеркивала в октябре с.г, что на данный момент Россия играет ведущую роль в поиске выхода из кризиса на Ближнем Востоке. Но, по мнению политика, на передовой борьбы с ИГ должна была быть Франция.

Кстати, обращаю Ваше внимание, что в этот раз действительно подвергался серьезной опасности действующий Президент Франсуа Олланд. Это как раз говорит в пользу того, что он был не посвящен в планы заказчиков террористической атаки.

-   Можно ли считать, что террористическая атака во Франции по масштабам и по значению совершенно аналогична тем трагедиям, которые произошли у нас в Беслане, и у нас в «Норд-Осте»?

- Да, по масштабам, целям и привлеченным ресурсам для совершения своих злодеяний она практически не отличается от перечисленных Вами террористических актов в России. Но главная их схожесть. Прежде всего, в том, что это акты не терроризма, а именно террористической войны. Их особенность как раз и заключается в том, что преследуют военно-политические цели, проводятся в форме военной диверсии, подвергаются ударам крупные гражданские объекты в момент нахождения в них большого количества людей.

Возможна ли угроза со стороны террористов, чьи базы в Панкисском ущелье могли быть расконсервированы в прошлом году, когда в начале сентября, во время визита министра обороны США Чака Хейгела в Тбилиси, грузинские власти предложили создать на своей территории тренировочный лагерь для подготовки сирийских боевиков? Не секрет, что на территории Грузии уже функционировали лагеря по подготовке террористов, в том числе и арабских. В Панкисском ущелье была развернута целая сеть учебных центров и баз отдыха для боевиков террористического подполья, действовавшего на Юге России.

- Раз есть базы террористов, значит, есть и угроза от них. Меня, кстати, очень удивляет, что про тренировочные базы террористов в Грузии нигде нет сообщений на ТВ и в широких печатных СМИ. Могу предположить, что в создавшихся условиях, этого не происходит из-за желания очередной раз не обострять отношения с нашими американскими партнерами. Тем более, что идут трудные переговоры по Сирии в Вене.

Но, как мы знаем, практика показывает, что очень часто переговорный дипломатический процесс сам по себе, а события на военном фронте могут быть тоже сами по себе. Это наглядно демонстрируют события на юго-востоке Украины и переговоры в Минске по урегулированию в этом регионе вооруженного конфликта.

В тоже время, уверен, что соответствующие службы Российской Федерации, которые практически не дают комментариев, активно ведут противодействие угрозам, исходящих от террористов в Панкисском ущелье Грузии.

Источник: Nog Uasamonga.ru  

20.11.2015
  • Экспертное мнение
  • Военно-политическая
  • Россия
  • Европа
  • США
  • Ближний Восток и Северная Африка
  • XXI век